// // Ясновидящие из Службы безопасности президента предсказывают продление полномочий Путина

Ясновидящие из Службы безопасности президента предсказывают продление полномочий Путина

38

Пророки по штату

Ясновидящие из Службы безопасности президента предсказывают продление полномочий Путина
В разделе

Для официальной науки ясновидение тождественно шарлатанству, но тем не менее многие весьма серьёзные люди пользуются услугами ясновидцев. Они работают в крупных бизнес-структурах, спецслужбах и даже на президентов. Вот только в высших эшелонах этих пророков называют безлико — менеджер-аналитик. При Борисе Николаевиче Ельцине состоял целый штат таких «аналитиков», присматривал за ними шеф президентской охраны Александр Коржаков. После реформы Службы безопасности все они перестали помогать президенту, но, разумеется, оказались востребованными. Один из сотрудников таинственного «аналитического центра», работавшего при Коржакове, генерал-майор ФСБ Георгий Рогозин, дал эксклюзивное интервью «Версии».

—Отдел аналитиков-парапсихологов при президентской Службе безопасности был официальной структурой?

— Начну с того, что никакого отдела не было: всё это слухи и неточности, допущенные журналистами. В службе безопасности действительно существовали люди, владеющие специальными знаниями: у них было по 8 золотых сертификатов об окончании разных курсов. Они могли диагностировать ситуации и политические события и выдавать специальные прогнозы. В 1992—1995 годах мы не уступали американцам по таким технологиям. После того как службу безопасности расформировали, эти люди работают в серьёзных государственных учреждениях и занимают далеко не последние должности. Некоторые из них ушли в бизнес.

— А где учат на президентских ясновидцев? В КГБ?

— Я стал изучать эту специфическую область знаний уже после того, как окончил Высшую школу КГБ СССР имени Дзержинского. Я служил на Тихоокеанском флоте, заглядывал в библиотеки Владивостока, в них сохранились дореволюционные книги. Многие издания я привозил из-за рубежа: люди везли оттуда чемоданы вещей, а я — книги на английском и китайском. В результате я получил определённые знания по энергоинформационному обмену и нашёл им практическое применение сначала в Комитете научных и инженерных сообществ СССР, а потом в КГБ. В настоящее время я работаю примерно в этом же направлении в составе отделения антропофеноменологии Российской академии естественных наук.

— А что такое вообще энергоинформационный обмен?

— Откройте «Илиаду» Гомера. Там есть такой эпизод: ребёнок заблудился в оливковой роще и не может найти дорогу. Он строит перед собой мысленный образ матери и спрашивает её, как попасть домой. Мать отвечает, и он всё находит. Люди не осознают своих способностей, но в экстремальных ситуациях у некоторых срабатывает подсознание. Допустим, если в помещении повысится уровень радиации, человек почувствует изменения (скажем, у него может заболеть голова) и интуитивно уйдёт оттуда, но не сможет объяснить, почему он это сделал.

— Все ваши прогнозы сбывались?

— За полгода до распада СССР мы докладывали Владимиру Крючкову, как всё сложится. Но, когда он узнал, что мы это всё рассчитали, в том числе и «по звёздам», не поверил. А потом наши прогнозы подтвердились — и в отношении Михаила Горбачёва, и в отношении страны. Кроме того, мы предугадали, когда произойдёт развал Службы безопасности президента. Компьютер прямо так и выдавал: «развал службы безопасности». Точнее, было 2 варианта: либо уйдёт Ельцин, либо уйдём мы. Но так как Служба безопасности ставила своей задачей сохранить Бориса Николаевича на его должности, мы выбрали второй вариант.

— Что за программы вы использовали?

— Они были разработаны нашими специалистами для избирательной кампании президента в 1996 году. Одну из программ — Line of time («Линия времени») — можно было сделать и на бытовом уровне, но она позволяла решать и некоторые политические задачи. Мы могли прогнозировать события на год вперёд. Однако это не была аналитика, которую можно «пощупать» с помощью определённых экспертных систем или программ ситуационного управления.

По теме

— И что же, Борис Николаевич прислушивался к вашим советам?

— Я с ним общался мало — раза 3—4. В основном я давал рекомендации для Службы безопасности. Наши сотрудники организовывали работу личной охраны президента и сопровождали его. Ельцин очень любил быструю езду: водители экстракласса водили так, что асфальт вылетал из-под колёс. Но каким бы асом ни был шофёр, всегда есть определённый риск: мы подсказывали, когда лучше выехать, а когда — остаться дома. При этом происходившие иногда сбои случались не по нашей вине, а в основном когда Ельцин пренебрегал нашими прогнозами. В их числе, скажем, был инцидент в Германии, когда Борис Николаевич дирижировал оркестром полиции Берлина. Мы предупреждали президента, что в Берлине может случиться скандал... Так что наши прогнозы достаточно точны. Если бы наши технологии применяли в авиации, то можно было бы избежать многих внештатных ситуаций и авиакатастроф.

— А вот, скажем, теракт в Беслане вы могли бы предотвратить?

— К нам за прогнозами в этой сфере никто не обращался. Знаете, когда Михаил Булгаков беседовал со Сталиным в 1935 году, тот спросил у писателя: «А вы работаете?» «Нет», — ответил Булгаков. «А вы обращались куда следует?» — спросил вождь. Булгаков снова ответил отрицательно. Тогда Сталин порекомендовал ему обратиться. Писатель так и сделал и на следующий же день стал заведовать литературным сектором газеты «Звезда»... Мы ушли из Кремля, теперь там есть своя Служба безопасности и совсем другие люди, принимающие решения.

— А, по вашим ощущениям, у Путина есть аналитики, работающие по сходным технологиям?

— Трудно сказать, к тому же есть понятие служебной тайны. Я дважды писал президенту гороскоп и психологический портрет, в котором пояснил логику его мышления. В начале сентября после событий в Беслане всё это было опубликовано. Кроме того, мы специально анализировали психологическую систему взаимоотношений Владимира Путина с премьером Италии Сильвио Берлускони, главой Франции Жаком Шираком и американским лидером Джорджем Бушем. Конечно, при администрации президента есть аналитики, которые «штудируют» все СМИ и делают соответствующие выводы. В том числе и на основании нашей информации.

— Вы неоднократно говорили, что Владимир Путин будет президентом в России до 2012 года...

— Я по-прежнему так считаю. Несмотря на негатив вокруг российского президента, тенденция продления его полномочий сохраняется. Хотя, конечно, есть и непреодолимый рок.

— Ваши технологии позволяют сделать выводы о том, когда выпустят на свободу Михаила Ходорковского?

— С ним, равно как и с Леонидом Невзлиным, мы лично знакомы. Миша, Лёня, а также Володя Потанин заходили к нам, мы им помогали «ставить» бизнес. Потом они почувствовали «крылья» и «взлетели», в дальнейшем Ходорковский с Невзлиным и Лебедевым нарушили систему взаимодействия со своими службами безопасности, поставили себя выше них. И видите, что получилось... Мы писали психологический портрет Ходорковскому, где предполагали: если в 2004 году он найдёт компромисс с властью, то в 2007 году может взять реванш. Кстати, если бы Борис Березовский ко мне вовремя обратился за советом, с ним тоже не произошло бы ничего дурного.

— Нынешним олигархам, которые не находятся в опале, вы могли бы делать прогнозы? Абрамовичу, например...

— Думаю, нет. У ребят, подобных Абрамовичу, своё видение жизни. Хотя вообще-то я 2 года работал советником в тюменском филиале «Сибнефти»: в то время Борис Березовский вместе с Романом Абрамовичем и Андреем Городиловым (замгубернатора Чукотского АО. — Авт.) играли там далеко не последнюю роль. Отмечу, что Роман и подобные ему — очень незаурядные личности. Для России они могли бы сделать очень многое: если бы захотели, прославили бы нашу страну. Вовремя сплотившись вокруг сильной личности, они могли бы войти в историю, как Лефорт и Меншиков во времена Петра I. Увы, сейчас их деятельность проявляется на приземлённо-бытовом уровне.

— Сейчас многие считают, что на смену Путину придёт Михаил Касьянов. А ваши программы что говорят на этот счёт?

— Касьянову мы неоднократно составляли астрологические прогнозы. Он родился в год Петуха: из них выходят хорошие генералы. А вот административная деятельность не для него. Да, он умеет носить дорогие костюмы, красивые галстуки... Но он не чиновник, из него получился бы отличный военный. Он мог бы даже известным маршалом стать — таким же, как Егоров или Рокоссовский...

— И напоследок скажите, лидер «Родины» Дмитрий Рогозин — ваш родственник?

— Нет. Но я знаком с Дмитрием и его отцом Олегом Константиновичем, с которым мы вышли из одной структуры — КГБ СССР.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.10.2016 15:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх