// // Виктория Азаренко: У меня русская душа

Виктория Азаренко: У меня русская душа

440
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Белорусская теннисистка Виктория Азаренко приехала на нынешний Открытый чемпионат Австралии в ранге его действующей чемпионки и первого номера мирового тенниса. А впервые на рейтинговую вершину Вика поднялась ровно год назад, победив на турнире «Большого шлема». Тогда она в финале выиграла у россиянки Марии Шараповой...

В итоге 2012 год стал самым удачным в карьере рослой белоруски, которая до того ни разу не доходила даже до финалов «Шлема»: высшим её достижением до прошлого января было попадание в четвёрку лучших «Уимблдона» в 2011-м. Зато после чемпионства на Australian Open 2012 Азаренко стала финалисткой Открытого чемпионата США и повторила годичной давности полуфинальный успех на траве пригорода Лондона. Практически весь сезон она шла во главе списка сильнейших теннисисток мира, в Мельбурн приехав в ранге первой ракетки.

Сама Вика довольно спокойно говорит о своих достижениях последних лет, которые являются практически недостижимыми для большинства её подруг по списку сильнейших теннисисток планеты. «Я очень много работаю, чтобы стать первой», – признаётся белоруска. И ещё она в свои неполные 24 года очень серьёзно размышляет на тему таланта в теннисе: «Природный потенциал игрока – это одно из условий успеха. Но в конечном счёте в финале всегда будет лучшим тот, кто больше работает. Талант, конечно, важен. Но какова доля таланта в успехе спортсмена? Скажем, 10 или 20%. Конечно лучше, когда он есть. Но если вы не слишком талантливы, это совсем не значит, что вы обречены. В женском теннисе не так уж мало игроков, которые входят в число лучших, но при этом не имеют громадного таланта. Главное всё-таки – работа».

Азаренко, которой специалисты приписывают тем не менее гораздо большую толику таланта, именно в январе прошлого года поравнялась статусом с ведущими игроками мира, став обладательницей мельбурнского «Шлема».А ведь начиналось всё для будущей чемпионки Australian Open в далёком уже 1996 году, когда мама Виктории, сама работавшая тренером по теннису, дала дочери в руку её первую ракетку.

«Теннис захватил меня почти сразу, и довольно скоро я, будучи маленькой девочкой, захотела, чтобы игра стала моей главной работой, – признаётся Виктория. – При этом я очень быстро прогрессировала, и в конце концов встал вопрос о том, что мне нужно уезжать из Белоруссии, потому что в Минске просто не было игроков, которые соответствовали бы моему уровню. Мне банально не с кем было тренироваться».

В 14 лет Азаренко уехала из своей родной страны в теннисную академию в испанской Марбелье. Но там дела не пошли, и через считанные месяцы девушка перебралась в США, в городок Скоттсдейл. Тогда ей было уже 15 лет. «Мне очень не хотелось уезжать так далеко, но так было нужно», – уже спокойно говорит о том периоде своей жизни теннисистка, которая не любит признаваться в том, что пролила тогда немало горьких слёз из-за расставания с родными.

Однако в жизни Азаренко появилась, по сути, вторая семья, члены которой очень помогли девушке на первом этапе её жизни в Америке. «Николай и его супруга оказали мне неоценимую помощь не только в жизни, но и в карьере», – признаётся сегодня Азаренко. – Он помог мне не только в финансовом плане – для меня он, как спортсмен, всегда был образцом для подражания. И я ему очень благодарна. Он был и будет одним из самых главных людей в моей жизни».

По теме

Вика росла в прямом и переносном смысле слова очень быстро и в 2005 году в возрасте 16 лет уже начала свою профессиональную карьеру. Правда, в первый свой «взрослый» сезон Азаренко ни разу не смогла квалифицироваться для выступления на турнире «Большого шлема». Да и следующий, 2006 год больших успехов ей не принёс: трижды она выбывала в первом круге и только на US Open смогла выиграть два матча. И ещё два сезона рослая белоруска училась у более старших и опытных подруг, но никак не могла добиться по-настоящему значимого успеха.

Тем не менее постепенно Виктория заставила считаться с собой ветеранов женского профессионального тура и стала вместе с датчанкой Каролин Возняцки предводительницей наступления нового поколения теннисисток.

К слову, со спортсменкой из Дании белоруску связывают самые что ни на есть дружеские отношения.

Сама Азаренко говорит, что теннисистки её поколения очень хорошо друг к другу относятся: «И, например, Каролин – моя очень близкая подруга. Между нами нет никакого нездорового соперничества. Я думаю, что каждая из нас заслуживает того места, которое занимает. О себе же могу сказать так: когда я вижу, что результаты у Возняцки лучше, чем у меня, я не завидую, у меня лишь появляется дополнительная мотивация. При этом мы враги на корте, но друзья вне его. На мой взгляд, просто нельзя смешивать эти чувства, нужно чётко отделять работу от того, что происходит за рамками тенниса».

Тем не менее Вика признаётся, что очень радуется каждому своему успеху. И всё время вспоминает маму, которая давным-давно сказала дочери, что та станет настоящей звездой тенниса. «Да, первой об этом сказала именно мама. Мне было, наверное, лет 9 или 10, и это было в Минске. Я уже тогда много работала с мячом, подолгу не отходила от стеночки. И мама мне тогда впервые очень серьёзно сказала: «Вика, я в тебя очень верю». Конечно, она говорила не о победе в «Большом шлеме» и не о первом месте в рейтинге. Тем не менее её слова я запомнила. И они мне всегда помогали».

В течение первой недели нового Australian Open его действующая чемпионка выиграла несколько стартовых матчей. И корреспондент «Нашей Версии» коротко общалась с Азаренко, задавая на пресс-раутах «нестандартные вопросы». И вот что Виктория ответила.

– Ваша тренерская команда полностью французская?

– Да, не только тренер Сэм Сумик, но и мой специалист по физподготовке, и физиотерапевт – французы. И я очень довольна, что эти люди помогают мне.

– Вы наверняка стали ближе к французской культуре? И теперь, надо полагать, ваш любимый город – Париж, а турнир – «Ролан Гаррос»?

– Вы не поверите, но Париж я не очень люблю. Это один из тех городов, которые мне нравятся меньше всего. Причём сам город неплохой, но люди там постоянно куда-то спешат, что не даёт цельности восприятия. Да, мне нравится французская культура. И теперь я ем гораздо больше блюд французской кухни, чем раньше (смеётся). А «Ролан Гаррос» станет любимым, когда я там выиграю титул...

– В свои 23 года вы в полной мере впитали в себя культуру Запада и Востока. Это как-то повлияло на ваш характер?

– Вот уж не думаю. Конечно, на мой образ жизни наложил отпечаток тот факт, что я много времени провожу в США. Однако я хочу верить, что как человек за время жизни в Америке не изменилась. И у меня по-прежнему русская душа (улыбается).

– А что такое русская душа?

– Мммм... это довольно сложно... Быть русской – это значит иметь особый образ мыслей, но невозможно в полной мере выразить словами, что это такое. Я бы сказала, что различия в менталитете западных людей и представителей Восточной Европы действительно велики.

– Как вы могли бы коротко охарактеризовать себя?

– О, в жизни я совсем не такая, как на корте. Я обычная девушка – люблю веселиться, гулять с друзьями, говорить глупости. И я открытый человек. В теннисе я гораздо серьёзнее, более сконцентрирована на том, что делаю. Но ведь это моя работа, и я стараюсь выполнять эту работу как можно лучше.

– Сегодня вы – одна из лучших спортсменок Белоруссии. В родной стране следят за вашей карьерой?

– Да, про меня иногда пишут в прессе и в Белоруссии, и в России. Но мне не всегда нравится содержание публикаций (улыбается). Иногда создаётся впечатление, что людей интересует только то, сколько я зарабатываю.

– А вы интересуетесь историей тенниса?

– О, да! Кумиром всего моего детства всегда была немка Штеффи Граф. Но я не из тех, кто постоянно просматривает старые матчи. Признаюсь, что и сегодняшний теннис я смотрю нечасто, разве что матчи Роджера Федерера иногда. Прошлое есть прошлое.

– Кто для вас лучший игрок в мире на сегодняшний день? Федерер?

– Среди мужчин – да! (Улыбается.) А вот в женском теннисе выбрать труднее. Сразу несколько девушек в последнее время выделялись на фоне остальных. Мне кажется, что соперничество между прежними лидерами и новым поколением обострилось, так что удерживаться на вершине сложнее, чем раньше. Но если нужно выбрать только одну, самую лучшую, то я выберу Серену Уильямс.

– А правда, что в позапрошлом году вы собирались завершить карьеру?

– Вы не поверите, но однажды, после неудачного турнира в Дохе, такая мысль посещала меня совершенно точно. Но, во-первых, мне её быстро исправили. А во-вторых, теперь у меня уже есть один «Шлем», и я совсем не против выиграть ещё несколько... (Смеётся).

Мельбурн

Оксана Сенежская
Опубликовано:
Отредактировано: 21.01.2013 14:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх