// // «Версия» предлагает легализовать откуп от службы в армии

«Версия» предлагает легализовать откуп от службы в армии

98

Оружие, прощай!

«Версия» предлагает легализовать откуп от службы в армии
В разделе

На днях министр обороны РФ Сергей Иванов влил очередную порцию адреналина в вены потенциальных призывников и их родителей. Как гром среди ясного неба прозвучало его заявление о грядущем сокращении числа отсрочек от призыва на военную службу. С 2008 года вместо 25 видов отсрочек останется лишь 16. Под прицел министра в этот раз попали одарённые юноши, ценные молодые специалисты и учащиеся ПТУ и техникумов. Всем им теперь придётся вставать под штык аккурат по достижении призывного возраста. Цель новой задумки очевидна: с сокращением количества отсрочек у потенциальных призывников значительно сокращаются время и шансы на уклонение от военной службы. Вот только результат вызывает большие сомнения. Помимо проблем в и без того расшатанной системе профессионально-технического образования нововведения могут привести к очередному скачку околопризывной коррупции.

Тот факт, что Министерство обороны решило всерьёз бороться за души потенциальных призывников, стал очевиден ещё весной 2005 года. Первой ласточкой стало заявление министра Иванова о кардинальном сокращении числа военных кафедр в гражданских вузах. Вместо 229 их теперь останется лишь 35. По их окончании счастливчики получат звание офицера запаса и смогут спокойно обустраивать свою гражданскую жизнь. Ещё в 33 учебных заведениях военные кафедры будут преобразованы в учебно-военные центры. Но их выпускникам армейской службы избежать будет гораздо сложнее. Все студенты во время обучения обязаны заключить контракт на прохождение военной службы в течение пяти лет после окончания института. Если служить не захочешь, то придётся возместить все затраты государства на своё обучение. Остальным же российским студентам полагается лишь отсрочка на время обучения. Окончил институт — отдай солдатский долг Родине. Вот только желающих делать это находится всё меньше, а вариантов «откосить» всё больше.

Ещё никто не брался подсчитать оборот нелегального рынка услуг по «отмазыванию» юношей от военной службы. Самая характерная ситуация складывается в Москве. Ежегодно 10-миллионный мегаполис отправляет в части и на корабли не более 10—15 (!) тыс. призывников. Согласитесь, цифра просто смешная. Военкомы, как правило, сетуют на уклонистов, на которых регулярно устраиваются милицейские облавы. На деле же число уклонистов крайне мало: так, на начало 2005 года в Москве их насчитывалось около 2—3 тыс., тогда как весь столичный призывной контингент исчисляется более чем 150 тысячами. Спрашивается, куда делись остальные? Ответ прост: у них нашлись деньги.

Вариантов «откосить» от военной службы за деньги сегодня великое множество. Самый простой и самый эффективный — заплатить военкому. За 3—5 тыс. «зелёных» в военкомате о вас могут просто забыть (например, до достижения 28-летнего возраста ваше личное дело упадёт за шкаф) или, что ещё лучше, вам выдадут «белый билет». Не годен, и всё тут. Доказательством тому служат регулярные скандалы с задержанием с поличным на взятках офицеров столичных военкоматов. Не так давно на мздоимстве попался военный комиссар Царицынского райвоенкомата полковник Владимир Левченко, который, по данным следствия, требовал несколько тысяч долларов от матери призывника за его освобождение от военной службы. Ещё более «бюджетным» вариантом считается подкуп врачей призывной медкомиссии. Здесь тариф составляет около $2—3 тыс.: за определённую сумму из вас легко сделают энурезника или вообще инвалида.

Однако существуют и более дешёвые и не менее эффективные механизмы уклонения от службы. Например, последнее время в Москве наметился широкий приток молодых специалистов на всякого рода оборонные предприятия. Спрашивается, с чего бы?

Неужели в ВПК резко подняли зарплаты? Нет, всё дело в том, что работа в «ящиках» освобождает вчерашних студентов от службы в армии. По рассказам людей, избравших именно такой вариант «закоса», на работе они появляются крайне редко, а всю зарплату (около 7 тыс. рублей) отдают начальнику отдела. В отделе таких «специалистов» около 20 человек. Арифметика, что и говорить, несложная.

По теме

Итак, каков же на самом деле оборот этого нелегального рынка? Подсчитать его действительно сложно. По сути, «призывные» взятки входят в поборы за поступление в вузы с военной кафедрой, Такая же ситуация складывается и с зачислением в аспирантуру, учёба в которой освобождает молодых людей от военной службы. В среднем же цена вопроса по Москве сегодня оценивается в $2—3 тысячи. Даже если предположить, что из всех 150 тыс. столичных призывников «откосила» только треть, то выходит весьма внушительная сумма в $100—150 миллионов.

Новые призывные веяния Министерство обороны объясняет «острым некомплектом» рядового и сержантского состава. В то же время острым его можно назвать с большой натяжкой.

По данным военного ведомства, на 2005 год солдатские и сержантские должности укомплектованы на 95% . Согласитесь, до кадровой катастрофы далеко. Кроме того, последние заявления министра обороны Иванова как-то не вписываются в планы частичного перевода боевых частей и кораблей на контрактную систему комплектования. Что, собственно, неудивительно. То, что до профессиональной армии нам ещё далеко, красноречиво показал эксперимент в Псковской 76-й дивизии ВДВ. На данный момент около 70 контрактников-десантников, вкусив все «прелести» военной службы за малые деньги, не вернулись из отпусков и числятся дезертирами. Против них военная прокуратура возбудила уголовные дела.

Так нужны ли армии срочники? В качестве единственного аргумента «за» генералы называют слабое финансирование оборонных нужд, при котором Минобороны физически не сможет потянуть профессиональную армию. То есть солдат-срочник обходится куда дешевле. Однако это только на первый взгляд.

Обратимся к моему личному опыту. Во время службы на Северном флоте я запомнил такой эпизод. По делам служебным я был отправлен на одно из судов обеспечения. Судно, несмотря на преклонный возраст и отсутствие средств на ремонт, пребывало в прекрасном техническом состоянии и в отличие от большинства боевых кораблей в любой момент могло выйти в море. На вопрос, в чём секрет такой живучести корабля, командир ответил: «Потому что у нас нет ни одного матроса-срочника, у нас попросту никто ничего не ломает...»

Как видно, экономия на срочниках весьма эфемерна: вместе с дешёвой рабсилой армия получает проблемы с квалифицированным обслуживанием современной техники и оборудования, что в итоге оборачивается миллиардными убытками. С другой стороны, у армии нет денег для того, чтобы нанять профессионалов. Так есть ли выход? На наш взгляд, он прост до банального. Не стоит ли легализовать откуп от армии? Установить, например, определённую ставку. Допустим, заплатил те же $5 тыс. в кассу, получил квитанцию — и от службы освобождён. А вырученные таким образом средства (как видно на примере Москвы, немалые) можно направить на повышение зарплаты контрактникам. По сути, это позволит убить сразу двух зайцев: искоренит околопризывную коррупцию и позволит армии нанять профессионалов.

Конечно же, противники такого варианта скажут, что, мол, армия станет уделом малообеспеченных слоёв населения, а это несправедливо с социальной точки зрения. Но что мы имеем сейчас? Российскую армию давно называют рабоче-крестьянской, ведь подавляющее большинство солдат и сержантов — выходцы из малообеспеченных семей, у которых не хватило денег на взятку военкому или поступление в вуз. Кроме того, как показывает мировая практика, в условиях рынка на солдатскую службу, как ни крути, всё равно идут только бедные люди. Так стоит ли опасаться социальных последствий?

В качестве аргумента «против» можно выдвинуть и то, что при таком подходе в России на случай войны не останется обученного мобилизационного резерва. Но даже если представить идеальную армию, в которой солдаты и матросы-срочники действительно чему-то учатся, то сегодня эффект от такой учёбы весьма сомнителен. Так, например, средний срок службы одного боевого корабля составляет 30 лет. За это время на нём научится воевать 15 экипажей из матросов-срочников. Случись война, куда их девать? Неужели наша оборонная промышленность способна резко увеличить боевой состав ВМФ в 15 (или хотя бы в пять) раз, да ещё в условиях войны?.. В общем, на наш взгляд, предложение о фактической легализации взяток вполне оправданно. И мы попросили высказаться на сей счёт многих квалифицированных экспертов из числа тех, кто обладает правом законодательной инициативы.

По теме

КОММЕНТАРИИ

Валентина МЕЛЬНИКОВА (Союз комитетов солдатских матерей):

— Платить в военкоматах не надо ни в коем случае! Любой 18-летний мальчик не может быть призван в армию по закону, поскольку у нас попросту нет здоровых призывников. Другое дело, что наша гнилая интеллигенция и наши запуганные семьи считают, что легче заплатить, чем получить законное освобождение от призыва. Дача взятки — такое же преступление, как и вымогательство этой взятки.

Ирина ХАКАМАДА (партия «Наш выбор»):

— Легализация откупа от армии — это легализация неравенства. С одной стороны, люди и так откупаются, а с другой стороны, это официальное признание того, что армия у нас для нищих и бедных. Тогда понятие справедливости и чести исчезает.

Деньги на контрактную армию есть и так — в Стабилизационном фонде, в бюджете, в Минобороны, если только эти деньги не воровать и сделать их расходование абсолютно прозрачным, за исключением секретного вооружения. Контрактная армия в силу добровольности подразумевает высокую зарплату военных, а значит, требует таких больших средств, что легализация «откупов» не поможет.

Геннадий ГУДКОВ (депутат ГД РФ, фракция «Единая Россия»):

— Легализовать откуп от службы в армии — это всё равно что предложить легализовать взятки. Идея кажется очень привлекательной, но она не только утопична по своей сути, но и ставит крест на усилиях общества покончить с коррупцией. Так что предложение выглядит оригинально, но вряд ли имеет право на жизнь.

Узаконим откуп от армии, тогда давайте узаконим откуп от других обязанностей перед государством. Можно узаконить откуп от права избирательного голоса. Можно дойти до полного маразма. Но единственный выход — привести армию в порядок.

Владимир ОВСЯННИКОВ (депутат ГД РФ, фракция ЛДПР):

— Легализация откупа от армии может создать опасный прецедент. Даже бедная семья считает, что, попав в армию, сын тут же повесится или застрелится, вот они и попытаются наскрести денег на откуп, лишь бы не пустить в армию своё чадо. Я согласен, можно откупаться за мелкие преступления — вместо того, чтобы садиться за решётку и получать туберкулёз. Но армия не та сфера, чтобы зарабатывать на ней на нужды той же армии. Финансы у государства есть, так что не надо говорить, что необходимо узаконить откуп, чтобы содержать контрактников.

Мамма МАММАЕВ (депутат ГД РФ, фракция «Единая Россия»):

— Мы сейчас пытаемся выбрать из нескольких зол меньшее. К единому решению мы пока не пришли. Но думаю, что освобождать от армии только за определённую сумму нельзя — все будут находить деньги, но тогда что же станет с нашей армией, с нашей боеспособностью, с национальной безопасностью. Ведь это сегодня нам нужен, скажем, миллион человек в армии, а завтра может вспыхнуть любой из вялотекущих конфликтов — Абхазия, Южная Осетия или религиозный конфликт. Думаю, что надо повысить уровень школьной подготовки по гражданской обороне, а в вузах ввести экзамен по гражданской обороне. Может быть, при условии, что человек сдал этот экзамен на высоком уровне, он мог бы заплатить и не идти в армию. Обсуждаются разные способы.

Альберт МАКАШОВ (депутат ГД РФ, фракция КПРФ):

— Мы не рассматривали вопрос о легализации откупа от армии, потому что это был бы сплошной идиотизм. Если известно, что военком где-то берёт, то сразу этого военкома надо сажать. Если мы возродили слово «патриотизм», то ни о каком откупе от патриотизма говорить нельзя.

Иван СТАРИКОВ (партия «СПС»):

— Я думаю, что узаконить взятки нельзя. Для России и её целостности и так является серьёзной угрозой дифференциация населения по слоям и по регионам. Я в Совете Федерации представлял Костромскую область. Уровень дохода костромича и жителя Москвы отличается примерно в 10 раз, поэтому попытка откупа создаст новый виток социального неравенства, а это чревато политическими катаклизмами.

Надо принять окончательное решение, которого требует наше время, когда призыв в армию в отличие от XIX века уже не социальная адаптация и не возможность вырваться из деревни. Сегодня призыв в армию — изощрённая форма социального неравенства. Служат в основном селяне. К тому же большинство семей имеют по одному ребёнку, и родители идут на всё, лишь бы уберечь его от армии. Поэтому все попытки отсрочек, ужесточения призыва будут приводить только к росту взяток. Единственным выходом является переход к полностью контрактной армии. Нынешняя благоприятная конъюнктура цен на энергоносители позволяет провести коренную реформу.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.11.2016 15:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх