// // В Сербского оценили психиатрические последствия кризиса

В Сербского оценили психиатрические последствия кризиса

452

Сдвиг по фазе

Для человеческой психики любовные увлечения "тех,кому за" куда страшнее экономических потрясений. Фото: Сергей Тетерин
Для человеческой психики любовные увлечения "тех,кому за" куда страшнее экономических потрясений. Фото: Сергей Тетерин
В разделе

«Весеннее обострение» – для психиатра это не пустые слова. К тому же нынешней весной экономический кризис в стране только набирает обороты. Как справиться с этой непростой ситуацией простому и слабому человеку? Мы попытались выяснить это у директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского, академика РАМН Татьяны Дмитриевой.

–Татьяна Борисовна, мало того, что сейчас кризис, так ещё и весна. Похоже, что у психологов и психиатров, что называется, двойная работа?

– В этом году действительно есть определённые наслоения этих двух, по сути, стрессовых процессов. Но мы не можем сказать, что это привело к каким-то глобальным и серьёзным проблемам с психическим здоровьем. Пока мы больше чувствуем привычные весенние перемены и в меньшей степени реакцию на кризис.

– Женщины более устойчивы к стрессам…

– Это давно доказанный факт, касающийся, кстати, не только людей, но и животных. Те биологические закономерности стрессоустойчивости женщин, которые мы наблюдаем, например, есть и у самок мышей и крыс.

– Но крысы и мыши не бывают словоохотливыми, а вот если женщина начнёт выговаривать мужу о потере работы во время кризиса, то может так его «накрутить»...

– Сейчас нужно особенно апеллировать к женщинам, потому что в кризисной ситуации именно на них возложена определённая миссия. Женщина должна, по сути, спасать свою семью – мужа, отца, сына, – поскольку мужчины, особенно у нас в России, более хрупкие. В нашем обществе принята некая социальная аксиома: мужчина всегда сильный, храбрый, он добытчик и глава семьи, так что вроде как обязан всё в дом и нести. А жене даже и работать в принципе не обязательно. Ради бога, пусть детьми занимается. Такой вот наш российский менталитет.

Но жена в силах взять на себя то, что муж не может выполнить, скажем, по заработку. Женщина и на неквалифицированную работу психологически пойдёт легче, даже если она имеет высшее образование. А для мужчины это сверхсложно. Так что, если женщина действительно хочет сохранить и семью, и здоровье своему мужу, она ни в коем случае не должна «пилить» его, а понимать и поддерживать. И что-то переложить на свои плечи.

– Весна – это ещё и пора любви, порой несчастной. Сейчас много платных психотерапевтов, которые обещают «тучи развести руками»…

– У нас мало хороших специалистов, которые могли бы вести такие приёмы в адекватных условиях. Поэтому мы и говорим о необходимости создания кризисных центров, «вынесенных» из каких-либо психиатрических учреждений, что давно сделано во многих странах. Психически здоровые люди могли бы туда прийти со своими проблемами. Скажем, кризис в семье, в личной жизни, на работе – где угодно.

– Сравнимы ли последствия кризиса 90-х годов с последствиями кризиса нынешнего?

– Кризис 90-х годов, несомненно, был более тяжёлым и мощным. Тогда речь шла о смене всего: политического, экономического, социального, идеологического и психологического курсов страны. Всё, что было белым, стало чёрным, а чёрное – белым. Естественно, пострадала и самоидентификация. Внук приходил к деду и говорил: «Ты понимаешь, что зря прожил свою жизнь?»

– То есть сейчас по сравнению с 90-ми годами и кризиса-то никакого нет?

– Именно так. Это цветочки по сравнению с тем, что было в 90-х годах. С 1990 по 1995 год почти в полтора раза увеличилось число психических, причём стрессовых расстройств. Это не шизофрения, не эпилепсия, а прежде всего невротические расстройства – различные виды страхов, тревог, депрессий. В полтора раза выросло число суицидов! И только в последние три-четыре года количество самоубийств вернулось примерно к тем показателям, которые были до 90-х годов. То есть страна явно успокоилась.

По теме

Психическое состояние людей пришло в норму, и мы, основываясь на статистике по психическим расстройствам и по суицидам, можем говорить: да, в стране стабильность и спокойствие. Так что люди, которые прошли через кризис 90-х годов, переживут сегодняшнюю ситуацию с меньшими потерями.

– А старшее поколение, которое полжизни провело в коммунистическое время, более устойчиво к стрессам?

– Мы проводили специальное исследование, и оказалось, что самый опасный возраст по суицидам – 45–55 лет. Это личностный кризис, когда ты уже по возрасту начинаешь относиться к той категории, которая говорит: «Я еду с ярмарки. А с чем я еду?» И сопоставление представлений о собственной жизни в подростковом и юношеском возрасте с тем, что получилось, иногда даёт срывы, сбои, депрессии – вплоть до суицидов.

– Наверное, женщины после 45 могут удариться во все тяжкие, а мужчины основательно запить.

– А вспомните: седина в бороду – бес в ребро! Это то же самое, всё из одной оперы.

– Кстати, о седине в бороду. Один мой приятель в зрелом возрасте безумно влюбился. Он делится со мной своими переживаниями, а я не знаю, что ему сказать.

– Всякое бывает. Например, человек в юности не нашёл свою половинку и женился, чтобы не остаться в одиночестве. Или мама хотела, отец убеждал, мол, ты должен иметь семью, детей, а мы хотим внуков. Кстати, есть очень много крепких браков без страсти и без любви, где царят дружба и доверие друг к другу. Но вдруг человек в 50 лет находит то, о чём когда-то мечтал в юности. Правда, иногда желаемое выдаётся за действительное, и это очень важный момент. Здесь только время подскажет. И важно не торопиться, потому что есть масса случаев, когда проходит определённый срок и у человека открываются глаза.

Друзья, приятели, сотрудники по работе говорили: «Ты сошёл с ума! Посмотри, кто это и что это. Это беда. Разве можно так потерять всё ценное, что у тебя есть в жизни?» Всем окружающим понятно, что человек словно зомбирован этой любовью. И вот проходит время, он смотрит на предмет своего обожания и думает: «Боже мой, да что ж я здесь нашёл? Нет ни тепла, ни любви, а есть только страсть». А ведь страсть – это нечто другое, нежели любовь. Любовь – это всегда забота, определённый пьедестал, на котором оказывается человек, которого ты полюбил.

– Это поколение не очень-то привыкло обращаться к услугам психолога, нося всё в себе. Или сейчас обращаются?

– Как раз обращаются люди этого возраста. Безусловно, сейчас очень изменилось отношение к психологам, психотерапевтам и психиатрам. Мы видим это даже по «горячей линии», которая у нас круглые сутки работает бесплатно. Её телефон 637-70-70. Это бесплатный номер, так что его можно рекламировать. И нашим специалистам приходится говорить о смысле жизни, пытаться найти ключик к душе того, кто звонит. Если он москвич, то потом может прийти к человеку, которому он поверил по телефону, уже на личный приём.

Первый приём бесплатный, а дальше – по ситуации, потому что психотерапевтическое лечение – это очень трудоёмкий и серьёзный процесс. Но в любом случае человеку очень важно сделать первый шаг и понять, что с ним происходит. Часто люди боятся пойти к специалисту, потому что думают: а вдруг он что-то у меня найдёт. Но первая «встреча» по телефону снимает это напряжение.

– То есть «тучи разведу руками» – это не пустая фраза?

– Безусловно. Задача специалиста не просто «руками развести беду», а укрепить собственное «я» пациента, сделать его более сильным, более изощрённым в поисках выхода, потому что выход есть всегда.

Сегодня есть очень эффективные психотерапевтические методики, которые позволяют, скажем, игрокам, проигравшим всё, вернуться к жизни нормальными людьми, хотя это были запойные игроки. Точно так же и с алкоголиками, когда человек начинает новую жизнь, но не может нащупать, где его «я» и как его укрепить. Страсть игрока, страсть алкоголика и страсть влюблённого, как это ни кощунственно звучит, имеют схожие закономерности.

Но надо захотеть прийти к врачу и всё рассказать. Не зря говорят, что доктору надо всегда говорить правду, и он подскажет, как справиться с проблемой. Как правило, врач не решит за вас проблему, но он подскажет пути выхода из кризисной ситуации, чтобы человек успокоился, нашёл возможность взять себя в руки, трезвым взглядом посмотреть по сторонам и решить те проблемы, которые вчера казались абсолютно тупиковыми.

– Если подытожить – кризис, весна, любовь, измены… Как остаться на плаву в этой ситуации?

– Самое главное, человек не должен оставаться наедине со своей бедой. Мы изучали ситуацию по суицидам по всем субъектам РФ, и оказалось, что разница между некоторыми регионами – 120–130 раз. На Кавказе суицидов почти нет. Первая мысль: может быть, всё дело в религии? Оказалось, нет. Главную роль защиты играет семья. На Кавказе большие патриархальные семьи, по сути, родовые гнёзда. И что бы ни случилось с конкретным человеком, всё равно он внутри семьи: его поддержат, не бросят без денег, в депрессии. И мы должны попробовать моделировать семью там, где её нет: через коллектив на работе, в школе, в детском саду, потому что всё это – микросемьи.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.05.2009 12:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх