// // На протяжении восьми лет в Воронежской области преступники «обносили» дачи высокопоставленных чиновников и прокуроров

На протяжении восьми лет в Воронежской области преступники «обносили» дачи высокопоставленных чиновников и прокуроров

437

Участковые бандиты

Фото: ИТАР-ТАСС
Воры орудовали в основном в дорогих коттеджах
Фото: ИТАР-ТАСС Воры орудовали в основном в дорогих коттеджах
В разделе

В Воронежской области недавно состоялся суд над членами преступной группировки. Большинство потерпевших по делу «сильные мира сего» – директора крупных организаций, чиновники федеральных и областных структур, прокуроры и другие высокопоставленные лица. Четверо воронежцев, вооружившись нехитрым инструментом, на протяжении восьми лет без труда обчищали дачи богатых людей в элитных коттеджных посёлках. Кто-то уже окрестил банду воронежскими робингудами. Правда, в отличие от литературного героя фигуранты этого уголовного дела вовсе не собирались делиться награбленным с нищими и обездоленными. Хотя за восемь лет преступники сколотили немалые капиталы.

Свою преступную деятельность воры начали ещё в 2000 году. Почти у каждого из участников группы на тот момент была работа, правда, не приносившая больших доходов. Максим Шаталов, например, несколько лет трудился столяром в городской школе. Другой участник, Андрей Сухочев, был мелким предпринимателем, но испытывал трудности с ведением бизнеса. Алексей Полунин только освободился из тюрьмы и подрабатывал подсобным рабочим.

Приятели часто жаловались в разговорах друг с другом, что денег катастрофически не хватает, с работой не ладится и нужно бы «замутить» бизнес, который позволит твёрдо стоять на ногах. Они рассматривали несколько вариантов. Поначалу уходить в криминал им не хотелось, но в итоге друзья-разбойники пришли к выводу, что другого способа разбогатеть у них нет. Как позже расскажут на допросах компаньоны, они думали заняться угоном автомобилей или мелким мошенничеством, но посчитали это опасным. Тогда кто-то из них предложил «обносить» дачи, где живут обеспеченные люди. Первый такой поход воронежские робингуды совершили уже весной 2000 года…

Друзья сели в «Жигули», подъехали к выбранному наобум домику. Один из них вышел из машины и подошёл посмотреть поближе. Затем друзья отъехали в сторону, спрятались под деревьями и дождались темноты. Войти в дом оказалось несложно. Злоумышленники перелезли через забор, отмычкой открыли оконную раму и забрались внутрь. Улов получился небольшим – телевизор и музыкальный центр. Положив вещи в багажник, грабители уехали. Потом они уже поняли, что в тех краях отдыхали не только богатые люди, но и горожане со средним достатком. Но криминально-дачный бизнес заработал…

Методы работы преступников постепенно совершенствовались. Если сначала их мишенью были одноэтажные домики с обычным забором чуть выше пояса, то со временем их стали интересовать более солидные дачи. А чтобы не привлекать лишнего внимания, кражи они совершали в разных посёлках. На дело выходили не чаще одного-двух раз в месяц. Возможно, именно поэтому злоумышленникам долго удавалось оставаться безнаказанными.

К ограблениям воронежские робингуды тщательно готовились, заранее распределяли роли между собой. Они предпочитали дачи, которые принадлежали богатым людям, но не были поставлены на охрану. Поэтому самым частым орудием преступления выступала обычная отмычка. Отжав окно, воры с лёгкостью проникали внутрь. В отдельных случаях высокие заборы и обособленность дачных построек только играли на руку друзьям. Не случайно часть краж они совершали днём. Впрочем, в большинстве случаев грабители отправлялись на охоту всё же ночью.

Первые три года «дачной» работы были, пожалуй, самыми безоблачными для друзей. Расширился и состав участников преступной группы. Дело было в том, что краденое не помещалось в обычные «Жигули». Банде понадобился человек, у которого был бы грузовой автомобиль, желательно «Газель». И такой человек нашёлся. Им стал Михаил Галанов.

По теме

Как рассказал корреспонденту «Нашей Версии» старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления при ГУВД по Воронежской области Олег Губанов, на допросах Галанов признавался, что товарищи частенько ему говорили, мол, если бы у тебя не было автомобиля, не попал бы в нашу компанию.

Вообще же, только за первые три года воры успели похозяйничать, кроме домов рядовых россиян, на дачах замруководителя территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, заведующей кафедрой Российского государственного социального университета, директора завода «Мостострой», замдиректора концерна «Сигма», начальника отдела внешних связей ВАСО, управляющих нескольких автосалонов и т.д.

Не брезговали простынями, покрывалами, выносили целые кровати, откручивали унитазы, забирали стулья, столы и даже детские игрушки. Часть похищенного воры сбывали по объявлениям в газетах, другую оставляли себе.

Между тем в 2003 году для преступной группы наступил непростой период. В автокатастрофе погиб один из её участников Андрей Сухочев. В 2004 году из группы ушёл Шаталов. Ему надоело промышлять воровством, и он устроился веб-дизайнером в интернет-студию. Полунин с Галановым остались вдвоём. Но дело они не бросили и продолжали совершать кражи. Правда, иногда Полунин в одиночку лазил по дачам и по мелочи что-то воровал.

Так продолжалось два года. Но в начале 2006-го Шаталов позвонил старым знакомым и поинтересовался, не бросили ли они свой прибыльный «бизнес». Выяснилось, что с работы его уволили и вот уже несколько месяцев он не может никуда устроиться. Ребята приняли его обратно. Втроём, конечно, работать было легче – можно было унести с собой больше.

А тем временем в правоохранительных органах предполагали, что кражи – дело рук разных людей. Но уже вскоре поняли: за дачными «чистками» стоят одни и те же лица. Почерк преступлений был один и тот же. Но найти виновных не получалось. Во-первых, потерпевшие сообщали о кражах (если они случались в зимний или осенний период) лишь спустя месяц-другой, а то и больше. Во-вторых, некоторые ограбленные (как правило, это были крупные чиновники) не хотели «светиться» в криминальных сводках и просто умалчивали о происшедшем. Наконец, в-третьих, воры практически не оставляли следов.

Двое участников группы прикупили и себе по дачке. Обустраивались они как раз за счёт награбленного. Благо материалов и инструментов для этого хватало. Преступники тащили с чужих дач электродрели, газовые котлы, дорогие картины, чайники, посуду, телефоны. В доме директора крупного завода робингуды нашли винтовки, которые позже продали через знакомых. В число потерпевших в последние годы деятельности банды попали заместители директоров заводов, генеральный директор крупной компании, занимающейся пассажирскими перевозками, заместитель начальника отдела регионального управления Россельхознадзора, гендиректор организации по ремонту телевизоров и антенн, помощники районных прокуроров, сотрудники областной администрации.

По словам старшего помощника прокурора Рамонского района Воронежской области Михаила Коростылёва, по делу проходили 111 потерпевших. А всего злоумышленники совершили 103 кражи. Весной прошлого года на след преступной группы вышли сотрудники правоохранительных органов.

На суде, завершившемся недавно в Воронеже, обвиняемые частично признали свою вину. Они говорили, что на воровскую дорожку их толкнула нужда – отсутствие работы и как следствие постоянного заработка. Однако суд не счёл это обстоятельство смягчающим и приговорил участников банды к восьми и девяти с половиной годам лишения свободы.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.04.2009 18:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх