// // В российский биатлон начали приходить серьёзные деньги. На допинг

В российский биатлон начали приходить серьёзные деньги. На допинг

320

Сказали «А»

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Казалось, что минувшая неделя в российском спорте пройдёт под знаком успешного завершения громкой «мыльной оперы» с переходом игрока футбольной сборной страны Андрея Аршавина из питерского «Зенита» в лондонский «Арсенал». Трансфер на 15 млн. фунтов стерлингов и впрямь стал крупнейшим не только в России, но, кажется, и на самом туманном Альбионе. Однако вполне успешный финал полугодового приключения «золотого мальчика» отечественного футбола неожиданно поблек перед очередным триллером из серии допинговых скандалов: Международный союз биатлона (IBU) распространила заявление, согласно которому трое наших ведущих «стреляющих лыжников» – две женщины и мужчина – оказались замешаны в употреблении запрещённых препаратов. Наличие допинга в их тестах показала проба «А», взятая ещё на первом этапе биатлонного Кубка мира в начале декабря в шведском Эстерсунде.

Кто в очередной раз устроил себе спортивную карьеру на «колёсах», пока не сообщается. Более того, «имена и явки» принципиально не разглашаются до вскрытия пробы «В», хотя подозреваемым уже сообщили об их проблемах и, согласно регламенту, отстранили от предстоящих на этой неделе первых гонок чемпионата мира в корейском Пхёнчхане. Однако комментарии чиновников, которые в курсе дела, говорят о том, что удар по нашему биатлону всего за год до старта очередных Олимпийских игр в канадском Ванкувере может быть нанесён весьма болезненный. Министр спорта Российской Федерации Виталий Мутко, в частности, сказал: «Имена потенциальных нарушителей мне известны, но я их не назову. Просто потому, что у всех будет шок».

Спортивные и скандальные журналисты, специалисты биатлона и просто болельщики тут же начали живо обсуждать не названные никем фамилии. Естественно, что в женской команде России в первую очередь под подозрение попала Ольга Медведцева (до замужества Пылёва), которая только-только вернулась на лыжню после отбытия двухлетней дисквалификации за употребление допинга, обнаруженного во время Олимпиады в Турине. Но, с умным видом рассуждали «знатоки», туринская история должна была Медведцеву-Пылёву чему-то научить, так что вряд ли она способна дважды наступить на одни и те же грабли. К тому же чуть экс-звезда российского биатлона в этом сезоне, по сути, и не выиграла ничего значительного. То есть в допинговой «охоте на ведьм» искать надо более успешных.

Таковыми, например, являются два наших фаворита нынешнего Кубка мира, сменившие друг друга в роли лидеров сезона, – Светлана Слепцова и Екатерина Юрьева. Тут же припомнилось, что Слепцова не участвовала в нескольких важных гонках последних кубковых этапов, а её отсутствие в штабе сборной объяснили очень уж невнятно: то ли элементарная простуда, то ли банальная усталость... Однако Света на своём персональном интернет-сайте категорически опровергла все подозрения в употреблении допинга. А вот Юрьева промолчала...

Впрочем, случились у нашей женской команды и ещё два неожиданных прорыва в этом году: Альбина Ахатова впервые в своей длинной спортивной биографии выиграла самую трудную дисциплину – индивидуальную гонку, а Анна Булыгина вообще добилась первого кубкового «золота» в карьере…

Среди наших биатлонистов-мужчин единственным подозреваемым стал Иван Черезов, которого по ходу сезона уже отстраняли от участия в гонках из-за слишком высокого содержания в крови гемоглобина. И всё же пока гадания на кофейной гуще по поводу персоналий так ни к чему и не привели. Чиновники от биатлона продолжают настаивать: подождите проверки проб «В», которая должна произойти в конце первой декады февраля.

А вот по поводу препарата, который якобы нашли у наших атлетов, никаких метаний нет. Это эритропоэтин (ЭПО) нового поколения, обозначаемый в медицинской среде аббревиатурой CERA, который невозможно было обнаружить раньше, пока не появилась новая методика. При этом российские биатлонисты стали не первыми, кто попался на нём – в минувшем году за использование новой версии ЭПО были дисквалифицированы итальянские велогонщики Риккардо Рикко и Леонардо Пьеполи.

По теме

Вообще, специалисты считают, что биатлон весьма специфический вид спорта, в котором банальное употребление тех или иных видов допинга не приветствуется. Всё очень просто – сочетание бега на лыжах со стрельбой требует очень тонкой работы организма. С одной стороны, хорошо бы усилить скоростную выносливость для повышения результатов на лыжне, но многие из подобных лекарств могут дать побочный эффект на огневом рубеже, непредсказуемо расстроив нервные центры, отвечающие за точность стрельбы.

Именно поэтому в ставшем весьма популярным в последние годы биатлоне почти не случалось допинговых скандалов. Среди российских стреляющих лыжников таковых было два. Первый – с Альбиной Ахатовой в далёком уже 2003 году, когда спортсменку также буквально накануне чемпионата мира пытались обвинить в употреблении запрещённого препарата. Но тогда лекарство, содержащее допинг, ей ввели врачи на этапе Кубка мира, где у Альбины серьёзно прихватило сердце. И все эти действия были официально оформлены специальным протоколом.

Да и история 2006 года с Ольгой Пылёвой хотя и завершилась дисквалификацией, но, что называется, по формальному признаку. Допинг, который якобы умышленно принимала биатлонистка, содержался в препарате, официально прописанным Пылёвой её лечащим врачом. Таким образом, пытаясь как можно быстрее избавиться от банальной простуды, Ольга и накормила сама себя запрещённой к употреблению субстанцией. Спортивные функционеры это фактически признали, но отступать от буквы закона не захотели. И хотя доктор, «подставивший» Пылёву, больше со спортсменами не работает, самой спортсменке тоже пришлось «тянуть срок» дисквалификации...

А вот громких допинговых историй с зарубежными «стреляющими лыжниками» в последние годы попросту нет. Повторим, впрочем, что специфика биатлона такова, что не всякий стимулятор может быть одновременно полезен и для быстрого бега на лыжах, и для точной стрельбы. Впрочем, в телефонном разговоре с корреспондентами «Нашей Версии» один из тренеров сборной России, уже расположившейся в предместьях Пхёнчхана, на правах анонимности отметил: «Используют разные стимулирующие препараты многие команды – на подготовительном этапе к сезону или когда идёт чисто гоночная подготовка. Но стимулирующие добавки, естественно, надо прятать. И мы прячем, и наши соперники... Но с этой историей, похоже, получилось, как в анекдоте: принимают допинг все, а попадаются только русские».

В разговорах с экспертами возникла ещё одна версия «прокола»: Вот наши тренеры и врачи на радостях и перестарались с закупками, чего не надо.

Действительно, спорт высших достижений уже немыслим без допинга. И гонка лекарственных «вооружений» идёт по нарастающей: борцы с «химией» изобретают пути обнаружения всё новых препаратов, а медики команд придумывают очередные стимуляторы и скрывающие их вещества. Но стоит отметить, что Россия в этой гонке всё чаще оказывается в арьергарде. Раньше, ещё на исходе прошлого века, мы пытались соревноваться с конкурентами методами «око за око»: на каждого россиянина, пойманного на допинге, всегда находился американец, немец или француз, также употреблявший запрещённые препараты. Сохранялся своего рода паритет: нас ловили, мы «сливали» свою информацию. Однако теперь те же Соединённые Штаты, устроившие в начале 2000-х годов глобальную чистку своих спортивных рядов, свысока поглядывают на соперников – никакой собственной информацией о злоупотреблениях тамошних спортсменов мы теперь не располагаем…

Прошлогодняя история с семью нашими ведущими легкоатлетками, которых наказали даже не за употребление допинга, а за попытку подмены анализов, показывает, что системной работы с российскими спортсменами в области применения лекарственных средств как не было, так и нет. В результате теперь под удар попал наиболее «медалеёмкий» из зимних олимпийских видов спорта – по сути, наша единственная серьёзная «золотая» надежда в Ванкувере-2010. По новым правилам Международного олимпийского комитета проштрафившихся россиян туда попросту не допустят.

В этом смысле весьма показательна реакция наших спортивных чиновников. Президент Олимпийского комитета России (ОКР) Леонид Тягачёв тут же отыскал крайнего: «То, что творится сейчас, – наследие правления бывшего руководителя Росспорта (Вячеслава Фетисова. – Ред.). Только после прихода на пост министра спорта Виталия Мутко стал известен масштаб наших проблем в антидопинговой политике. Наши спортсмены не знают, как себя обезопасить. При том что мы имели представителя России в WADA (им также был Фетисов. – Ред.). Но если у тебя есть свой человек в WADA, то все российские спортсмены должны знать всё о допинговых тонкостях. Этого не было. Отсюда допинговые проблемы с легкоатлетами, гребцами, а теперь и биатлонистами».

Как нам кажется, привычка Леонида Васильевича светиться рядом со спортсменами лишь в дни их великих побед, а в тяжкие времена систематически сваливать вину на других, известна многим. Как и то, что с недавним руководителем Росспорта Вячеславом Фетисовым глава ОКР дружили как кошка с собакой. Следует лишь признать, что ни ведомство Тягачёва, ни вчерашний Росспорт, ни нынешнее спортивное министерство, которым «рулит» Мутко, так и не имеют ясной концепции в области борьбы с запрещёнными лекарствами. Недавно мы, по словам функционеров, получили суперсовременную антидопинговую лабораторию, которая уже аккредитована в Международном олимпийском комитете, но «воз и ныне там». О проблемах с анализами наших спортсменов мы узнаём от зарубежных исследователей. Которым, разумеется, энтузиазма не занимать.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.02.2009 13:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх