// // В России существуют и активно действуют внепартийные молодёжные движения

В России существуют и активно действуют внепартийные молодёжные движения

17

Акциянеры

В России существуют и активно действуют внепартийные молодёжные движения
В разделе

Утопить книги в унитазе или с боем взять здание Минздрава — всё это на первый взгляд очень радикально и очень по-молодёжному. Такие штуки приятно разнообразят нашу политическую жизнь и украшают телеэфир. Но правильно говорят умные люди: все эти акции только исполняются молодёжью, а задумываются циничными взрослыми. Не случайно основное обвинение в адрес руководителей НБП звучит так: вот вы настропалили подростков на противоправные действия, они теперь сидят по СИЗО в ожидании реальных сроков, а вы пожинаете политические лавры и раздаёте интервью.

Бытует мнение, что общественно-активной молодёжи, не связанной с теми или иными партиями, у нас нет. И что без мудрого политического руководства люди до 30 лет представляют собой сборище идиотов, которые думают только о сексе и пиве. На самом деле в России уже давно существуют непартийные молодёжные движения, пусть не очень широкие, но весьма активные и даже с гражданской позицией. Действуют они без каких-либо лидеров, назначенных «сверху», а их выступления — непосредственный отклик на самые острые социальные проблемы. И пусть они не всегда попадают «в телевизор» — это только вопрос времени. Хотя утверждать, что все участники акций стопроцентно знают, в защиту каких ценностей они выступают, мы не можем.

«Радикалы ради мира» попали в выпуск EuroNews

Начиная с 2001 года ответственными за наиболее яркие акции в Москве можно считать МоСРаХ (Московский союз радикальных художников) и его создателя Женю Флора. Рассказывает Костя Фьючер, участник всех крупных мероприятий МоСРаХа:

— Первым мероприятием, в котором я принимал участие, была «Картонная революция», которая проводилась в честь какой-то там годовщины Февральской революции. Все оделись более-менее в духе того времени, вооружились картонными ружьями и провели несколько летучих митингов около Минатома, Минэнерго, Мосгордумы и ФСБ. Я попал на акцию уже под финал, поэтому сути всего не помню. Но перед Минатомом митинговали против ввоза атомных отходов.

С тех пор я и стал свободным членом МоСРаХа. Ведь «радикальный художник» — это понятие растяжимое. Необязательно рисовать красками...

Дальше мероприятия стали происходить регулярно. Самая короткая акция — в поддержку антиглобалистов — уложилась в 15 минут. Тогда человек 30 «радикальных художников» пришли на Пушкинскую площадь в Москве и развернули плакат с краткой, но ёмкой надписью «Фак офф», где буква «о» была изображена в виде эмблемы Евросоюза (венок из звёздочек). Посмотреть на них приехало несколько автобусов с милицией. Первые 10 минут демонстрантов уговаривали разойтись, а потом с помощью лёгких побоев развезли по отделениям. Но выступление молодёжи попало в выпуск EuroNews.

Человек в маске Лукашенко кормил сидящих в клетке хлебом

Затем от художников досталось белорусам.

— Когда «свинтили» Шеремета, — вспоминает Костя, — мы установили напротив белорусского посольства «клетку для журналистов». Основа была сварена из железа, а прутья — символические, из скотча. Три человека сидели внутри — это были «белорусские журналисты»: один — с большим бумажным пером, второй — с видеокамерой из папье-маше, третий не помню с чем. Ещё один человек, в маске Лукашенко, ходил вокруг и иногда кормил сидящих хлебушком. А все остальные, человек 20, изображали народ, который сначала смотрел, а потом «образумился», погнал «Лукашенко» и разорвал прутья. И после этого мы передали в посольство наши требования насчёт Шеремета...

Примерно тогда же состоялось шоу возле шведского представительства: российский подданный, участник антиглобалистской акции, уже три месяца сидел у шведов. Шесть человек в арестантской одежде выстроились напротив посольства, и на каждом было наклеено по большой букве, так, чтобы получилось слово «ПРОТИВ». Ещё один был в фуражке и с ружьём — он изображал власть. Этот человек ходил перед строем, периодически вскидывал винтовку к плечу и «постреливал». «Жертва» красиво падала к воротам здания.

По теме

Каждый выбирает противника по себе

— А однажды, — рассказывает Фьючер, — возле Мосгорсуда Женя Флор показывал «истинное лицо нашего судейства». Был суд над девушками, которые взорвали приёмную ФСБ. Причём ночью, так, чтобы без жертв. Мы требовали их оправдания, потому что это была не «хулиганка», а политическая акция. На рынке была куплена свиная голова. С помощью гвоздей и скотча на ней была закреплена каска, а сверху парик и судейская шапочка. Из мусорных мешков сделали мантию.

— Каждый выбирает противника по себе, — объясняет Костя свою позицию. — Я выбрал государство. Потому что это монстр, гидра, мельница. Я уверен, что эту гидру можно победить, причем её же оружием. И все мероприятия, в которых я участвую, направлены против неё.

Цель шествий — обратить внимание на проблему СПИДа

Но есть и другие акции. А их организаторы — те, кому общественное мнение всегда отказывало в поддержке, — потребители наркотиков и люди, живущие с ВИЧ/СПИДом.

Всё началось лет пять назад с ежегодных майских шествий в День памяти жертв СПИДа, когда колонны человек по 60 проходили с зажжёнными свечами от памятника Пушкину до Арбата. Затем к ним прибавилась «Красная лента» (международный символ борьбы со СПИДом). Активисты сообщества потребителей наркотиков «Колодец» и сообщества людей, живущих с ВИЧ/СПИДом «Жить!», в один из декабрьских Дней борьбы со СПИДом пронесли по бульварам гигантскую ленту из алой ткани. Цель этих шествий была одна — обратить внимание общества на проблему эпидемии СПИДа. Однако со временем организаторы поняли: этим каши не сваришь. И тогда пришла пора цепей.

На сегодняшний день самые громкие несанкционированные мероприятия устраивает антиспидовское движение FrontAIDS. Его активист Андрей Ирокез делит их на несколько категорий:

— Есть акции радикальные — с цепями, приковыванием и прочими атрибутами. Есть информационные, есть «оранжевые» — с элементами театра.

Свою деятельность движение FrontAIDS начало с радикального выступления в Калининграде 12 октября 2004 года. Несколько активистов приковали себя цепями к решётке здания администрации, протестуя против ситуации, которая сложилась в этом городе.

— Это была акция отчаяния, — говорит Андрей. — В Калининградской области зарегистрировано около 5 тыс. людей с ВИЧ. Из-за отсутствия лечения уже умерли 850 человек. Это практически каждый пятый! На этом мероприятии было очень много людей, которые до этого ни в чём таком не участвовали. В Калининграде мы оценили наши силы.

«Наши смерти — ваш позор!»

После этой разминки ребята из FrontAIDS взялись за Санкт-Петербург. И уже 9 ноября прошлого года вместе с питерской организаций «Дело» они провели «оранжевую» акцию «Гробы перед Смольным». Так же как и в Калининграде, она прошла под лозунгом «Наши смерти — ваш позор!». Выглядело всё стильно, и для обитателей Смольного, безусловно, непривычно: 35 человек в красных балахонах выложили на асфальте своими телами огромную красную ленту. Ещё несколько участников пронесли четыре гроба, символизирующие безвременную смерть от СПИДа. Гробы были презентованы властям.

— Это также был протест против недостаточного финансирования лечения ВИЧ/СПИДа, — поясняет Ирокез. — В Питере более 30 тыс. ВИЧ-положительных. Но лечение получают всего 150 человек. Причём лекарства поставляют с перебоями, из-за этого им приходится прерывать лечение, что делает его практически бессмысленным. Кроме того, в городе действует медицинская комиссия, которая исходя из своих представлений о «социальной благонадёжности» и «перспективности» пациентов выборочно решает, помогать или нет.

Акция увенчалась успехом: вопрос был поднят в правительстве Санкт-Петербурга и Матвиенко выделила дополнительные деньги. И тогда 15 февраля 2005 года участники движения FrontAIDS приковали себя цепями уже перед зданием Минюста в Москве, полностью блокировав вход. Это выступление было откликом на инцидент в ИК № 1 Рязанской области, где 8 февраля пять ВИЧ-положительных заключённых перерезали себе вены в целях самозащиты. FrontAIDS требовал создания специальной комиссии.

— Мы вынуждены идти на такие шаги, как проведение несанкционированных мероприятий. Уже достаточно долго мы пытаемся обратить внимание власти на проблемы в области ВИЧ. Из сотен тысяч нуждающихся в терапии препараты, необходимые для жизни, получают не более 5% пациентов. Каждый месяц в России из-за отсутствия лечения погибают более 1500 человек. Нам всё время обещают, что ситуация вот-вот изменится, что цены на терапию будут снижены и она будет доступна для всех. Но мы требуем решительных действий, а не «поэтапного снижения цен» путём неэффективных переговоров. Мы готовы к очередным обвинениям в наш адрес, так как понимаем, что все наши действия проще списать на происки западных спецслужб или криминального мира. Если и наше последнее выступление не принесёт ощутимых результатов, то в связи с чрезвычайностью сложившейся ситуации следующей структурой, к которой мы будем апеллировать, будет МЧС.

Последняя громкая акция — «Мост позора» — прошла 14 мая этого года, когда они приковались к решётке перед зданием Минздравсоцразвития.

— Это был день памяти погибших от СПИДа, а мероприятие проходило под девизом «Мы помним всех», — рассказывает Андрей. — Мы блокировали вход в министерство и близлежащую улицу. Я приковал цепи к рукам и двум трубам, остальные приковались ко мне. Дверь забили дрыном, так что нельзя было ни зайти, ни выйти. Вышел замминистра. Он нам сказал: «Отковывайтесь и поговорим». Мы ответили: «Поговорим обязательно, но откуёт нас милиция».

Отковали. Увезли. Чиновники вздохнули с облегчением. Надолго ли?

Опубликовано:
Отредактировано: 21.11.2016 20:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх