// // Перестановки в высших эшелонах российской власти только начинаются

Перестановки в высших эшелонах российской власти только начинаются

93

Не так сели!

Перестановки в высших эшелонах российской власти только начинаются
В разделе

Такого понедельника, как на прошлой неделе, не было давно. Ещё утром ничто не предвещало каких бы то ни было экстраординарных событий, но к обеду телефоны людей, хоть как-то причастных к российской политике, стали разрываться от звонков: «Вы уже знаете, что Путин отправил главу своей администрации в правительство? Слышали, что министра обороны сделали вице-премьером? Знаете, Кириенко и Пуликовский лишились своих постов... Почему вместо Медведева назначен никому не известный Собянин? Кто за всем этим стоит?» — и т.д. и т.п. Самый потрясающий вопрос, с которым в «Версию» позвонил один наш коллега из Франции, можно перевести примерно так: «Скажите честно, у вас что, началась революция?»

Действительно, такие массовые перестановки в высших эшелонах власти случаются нечасто. За время правления Владимира Путина подобное происходило лишь в 2001 году, когда президент чистил силовой блок и менял людей Ельцина на собственных. Да, пожалуй, ещё после отставки Михаила Касьянова и замены его на Михаила Фрадкова.

Но те перетасовки кадров были понятны, ожидаемы и предсказуемы. Может быть, было не всегда ясно, кого именно назначит Путин на высокий пост. Фрадков, например, для многих был неожиданностью. Но факт, что дни Касьянова сочтены, ни у кого не вызывал сомнения. Назначение Бориса Грызлова на пост главы МВД поразило многих, но тем не менее все знали, что менять креатуру Березовского — Владимира Рушайло Путин обязательно будет.

На этот раз для перестановок вроде бы никакой внятной причины и нет. Нам остаётся только гадать, с чего это вдруг президент устроил такую рокировочку.

Главная, почти что официальная версия, объясняющая причины происходящего: началась операция «Преемник».

По практически единодушному мнению, Путин обозначил двух кандидатов, которые, возможно, заменят его в 2008 году. Посты вице-премьеров — это своего рода трамплин, с которого либо Сергей Иванов, либо Дмитрий Медведев отправятся к самому главному кремлёвскому кабинету. При этом сам президент не только не решил, кто именно из этих двоих будет следующим главой России, но и не определился с вопросом, какой политический курс будет нужен стране после его ухода.

Сергей Иванов — это так называемая твёрдая рука, чекист, министр обороны. Теперь ему даётся шанс контролировать и весь силовой блок.

Дмитрий Медведев — символ управляемой демократии, человек, за последние пять лет поднаторевший в аппаратных играх. При этом высококлассный юрист с репутацией, приемлемой для западных стран.

Именно эта двойственность объясняет, что оба кандидата стали заместителями Михаила Фрадкова. Если бы выбор был уже сделан, то один из них просто заменил бы нынешнего премьера, заняв пост, который в России рассматривается как «ворота к президентству».

По этому гипотетическому сценарию и Медведев и Иванов будут реальными российскими сопремьерами, а Михаил Фрадков останется лишь номинальным главой правительства. Он нужен до поры до времени в качестве громоотвода. А когда деятельность кабинета правительства станет совсем непопулярной в народе, им пожертвуют, как лёгкой фигурой. Один из вице-премьеров займёт его пост, и Фрадков, уйдя в отставку, заберёт с собой общие грехи.

А пока соискатели президентского поста могут посоревноваться друг с другом, демонстрируя действующему главе государства свою профпригодность.

Эта красивая, даже элегантная конспирологическая схема вполне в духе современной политики России, насквозь пропитанной византизмом. К сожалению, она объясняет только назначение двух вице-премьеров, оставляя остальные перестановки без кого-либо внятного толкования.

Если операция «Преемник» началась с перетасовки кадров, то логично предположить, что изменения в полпредовском звене тоже должны играть какую-то роль. Так же, как и вознесение Сергея Собянина на должность руководителя путинской администрации.

По теме

Дмитрий Медведев на первый взгляд больше подходит для роли преемника. Опыт его последней должности говорит о том, что этот человек действительно понимает, как управлять государством. Однако должность первого вице-премьера или даже премьера — трамплин сомнительный.

Секрет «тяжеловесности» Медведева заключался в том, что он находился в центре принятия политических решений и одновременно имел выход на практически неисчерпаемый источник финансирования. Ведь глава администрации президента параллельно являлся председателем совета директоров «Газпрома». Теперь Медведев, сохранив пост в «Газпроме», переведён с политической должности на хозяйственную. То есть он как минимум утратил половину своего ресурса.

Отметим также, что его место занял Сергей Собянин. В его руки вроде бы попали политические вожжи, ранее находившиеся в руках Медведева. Но при этом он не является распорядителем сколь-либо существенного финансового ресурса. Напротив, он сам зависим от нефтяных магнатов, стоявших за ним в бытность его тюменским губернатором. Может быть, в таком распаривании возможностей и кроется причина этой замены.

В этом случае рокировка Собянин — Медведев не начало операции «Преемник», а намеренное ослабление статуса ближайшего помощника Путина. А значит, это аппаратная игра, за которой могут стоять только медведевские замы — Владислав Сурков или Игорь Сечин. Оба они являются главами двух могущественных политических кланов, в их руках находятся приводные ремни российской политики, они конкурируют друг с другом, и Дмитрий Медведев являлся буфером между ними и президентом.

Собянин в этом смысле не в состоянии столь строго контролировать доступ к президенту, и это устраивает и Суркова и Сечина.

А если вспомнить, что президент уже обозначил новые обязанности Медведева как кураторство недавно придуманных национальных проектов (повышение зарплаты учителям, врачам, ипотека для бедных, экономические льготы для села и т.п.), то становится понятным, что у нас просто появился новый зам Фрадкова по «социалке». А это такая область, где сломали шеи даже самые лучшие.

Можно долго предполагать, как с перестановками в правительстве и администрации связаны перетасовки полпредов, однако если появление новых вице-премьеров было неожиданностью, то отставок полпредов многие как раз ожидали.

Ещё в начале этого года «Версия» писала о возможной отставке Кириенко. Причина не в том, что он был плох, напротив, он был хорош, но у него исчез фронт работы.

Главная обязанность Кириенко заключалось в том, чтобы не допускать к власти на местах «нехороших» людей, и он безукоризненно с этим справлялся. Кириенко незаметно, но эффективно оказывал протекцию кандидатам Кремля, а если же строптивое население округа всё же избирало «неправильного» кандидата, он находил юридические возможности избавиться от «случайно прорвавшегося во власть». Так было, например, когда ранее судимый Андрей Климентьев победил на выборах мэра Нижнего Новгорода.

Но в стране наконец-то достроили властную вертикаль. Региональных выборов в прежнем объёме больше нет, а значит, и Кириенко там больше нечего делать.

Правда, перемещение с поста полпреда президента на место главы Росатома выглядит как понижение, но поговаривают, что Кириенко сам попросился туда. Значит, речь идёт о чём-то вроде почётной пенсии с необременительной, но вполне доходной должностью.

Что касается Константина Пуликовского, то он, напротив, постоянно пропускал во власть «левых» людей в прямом и переносном смысле. Последней каплей стало манипулирование с кандидатами на пост губернатора Камчатского края, в который должны войти Камчатская область и Корякский автономный округ.

Для Кремля это было не только очередным шагом по укрупнению регионов, но и возможностью избавиться от красного камчатского губернатора Машковцева. Считалось, что Путин поставит по представлению Пуликовского на новое образование корякского губернатора Олега Кожемяко, но вдруг полпред стал предлагать на это место одного из богатейших людей России — Виктора Вексельберга, а последний стал отбрыкиваться.

Со стороны это выглядело так, будто полпред не слишком удачно и грубовато вынуждает Кожемяко доказать ему, что он всё-таки лучший и единственно реальный кандидат. Что подразумевается под таким доказательством, в России все хорошо знают.

Так что отставка Пуликовского сама по себе понятна, уж слишком он похож на персонаж Салтыкова-Щедрина.

Остаётся только понять, почему все эти назначения и отставки произошли в один день. Ведь именно их одновременность, напоминающая кадровую революцию, поразила всех. Именно из-за неё появились красивые и интригующие политтехнологические схемы.

Секрет этого отнюдь не в гении Владимира Владимировича Путина, который, по мнению многих, управляет страной так, словно разыгрывает на гроссмейстерском уровне шахматную партию, просчитывая десятки вариантов.

Всё дело в том, что администрация президента работает как нормальная бюрократическая машина. Многочисленные проекты, предложения, аналитические записки гуляют с одного чиновничьего стола на другой, отсеиваются, дорабатываются. Некоторые из них, возможно, даже предварительно обсуждаются с самим Путиным и в конечном итоге попадают в красную папочку.

В нашем случае на этой папочке скорее всего было написано «Кадровая политика» или что-то в этом роде. В конце концов, именно она оказалась на столе у Путина. Президент перебирает десятки бумажек, бегло просматривая некоторые из них, услужливый референт комментирует то, что ему неясно. А потом начинается то, что и скрывается за магическими словами «верховная власть»: Путин начинает подписывать один документ, другой, десятый.

А спустя три дня президент рассказывает стране, что он с подачи своей администрации подписал, и... через час вся страна стоит на ушах.

Это не хорошо и не плохо, просто наш президент — нормальный чиновник, по-своему очень добросовестный. Просто мы думаем, что он Господь Бог, а это не так.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.11.2016 16:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх