// // Учащихся школ и преподавателей будут судить специальные уполномоченные

Учащихся школ и преподавателей будут судить специальные уполномоченные

364

Праздник детства

Школа – место опасное. Причём как для учеников, так и для учителей, которые вынуждены отвечать за все проказы воспитанников
Фото: Сергей Тетерин
Школа – место опасное. Причём как для учеников, так и для учителей, которые вынуждены отвечать за все проказы воспитанников Фото: Сергей Тетерин
В разделе

В новом учебном году в столичных школах появятся уполномоченные по правам всех участников учебного процесса (учеников, учителей, родителей). Такое заявление сделал уполномоченный по правам ребёнка в Москве Евгений Бунимович. У этой инициативы уже есть противники. Однако всем очевидно: как-то гасить страсти, кипящие за школьными дверьми, пора давно. Вопрос только в том, смогут ли это сделать новоявленные омбудсмены.

«Уполномоченным может быть учитель либо представитель родительского комитета, психолог, пользующийся авторитетом как у детей, так и у взрослых», – считает Евгений Бунимович. При этом уточняет: для школьных омбудсменов будет организована специальная подготовка. Соответствующий опыт в столице уже есть: более 10 лет эксперимент по введению института уполномоченного проходит в Южном административном округе (ЮАО). Всё началось ещё в 1998 году с гимназии № 1552, которая стала первым в России учебным учреждением с собственным школьным омбудсменом. И не последним: теперь уполномоченные есть в 140 из 190 школ ЮАО. Представители столичного департамента образования утверждают, что школы выбирали себе правозащитников добровольно, никто их не заставлял.

Евгений Бунимович надеется, что административного давления не будет и сейчас. По его словам, в Департаменте образования пообещали не выпускать специальный приказ о введении должности школьного омбудсмена. Вероятно, всё будет происходить по примеру Южного округа: сначала выберут отдельные школы для эксперимента, потом эксперимент распространят на остальные.

Это заявление Евгения Бунимовича не стало неожиданным: столичные власти уже довольно давно признали эффективность работы уполномоченных по правам всех участников учебного процесса. Согласно подготовленной ещё в 2008 году Департаментом образования программе «Столичное образование-5», в ближайшие годы школьные омбудсмены появятся в 15% московских школ (то есть примерно в 300).

Некоторые специалисты относятся к этой идее с осторожностью: мол, массовый приход в школы правозащитников приведёт к валу жалоб учеников и родителей на учителей, что только подогреет страсти внутри учебных заведений. Существующая практика эти опасения в общем пока не подтверждает, хотя периодически школьные омбудсмены и фиксируют рост обращений.

«Связано это не с ухудшением обстановки в коллективе, а с тем, что большее количество учащихся, учителей и родителей стали доверять омбудсмену, – объясняется такой всплеск в одном из отчётов о деятельности уполномоченного в ГОУ ЦО № 936. – Они поняли, что здесь они могут получить не только ответы на интересующие их вопросы, помощь в каком-то конфликте, но и просто прийти к человеку, который их выслушает».

На самом деле основная задача школьного правозащитника – не допускать, чтобы конфликты доходили до крайней точки, до жалоб в вышестоящие инстанции и судебных исков. Но есть и другая точка зрения: институт омбудсменов в школах не приведёт к кардинальным изменениям.

По крайней мере в том виде, в котором он существует сейчас. Дело в том, что большинство уполномоченных находятся в материальной зависимости от школьной администрации и властей. Они получают зарплату в школе как учителя и надбавку от Департамента образования за свою общественную деятельность. И в случае настоящего конфликта рубить кормящую руку далеко не все из них решатся.

Между тем заняться в школе есть чем. Конечно, среди обращений, которые рассматривают омбудсмены из ЮАО, большая часть касается некорректного поведения учителей по отношению к школьникам, регулярных прогулов со стороны учеников, слишком тяжёлой «домашки» и т.п. Извечных тем учебного процесса, другими словами. Однако при этом многие уполномоченные в своих отчётах среди основных проблем отмечают насилие: драки, оскорбления.

По теме

И действительно, похоже, что насилия в школах, и не только московских, год от года становится всё больше. В прошлом году Следственный комитет при прокуратуре РФ (СКП РФ) даже направил тревожное письмо в Министерство образования. В этом документе, в частности, говорится, что за пять месяцев 2009 года следственными органами возбуждено 131 уголовное дело по фактам совершения преступлений в отношении учащихся сотрудниками образовательных учреждений или при их попустительстве. Это вдвое больше, чем за аналогичный период 2008 года. По мнению следователей, такой статистике способствует и кадровая политика школ: к работе допускают учителей, ранее судимых, применяющих физическое и моральное насилие по отношению к детям.

В письме содержится несколько ярких примеров. Так, в Волгоградской области и Ставропольском крае возбуждены уголовные дела по фактам доведения детей учителями школ до попытки самоубийства, а в Республике Коми, Липецкой и Орловской областях – по фактам нанесения учителями побоев и оскорбления детей.

Кроме того, за пять месяцев 2009 года было возбуждено 11 уголовных дел, связанных с сексуальным насилием над учениками со стороны преподавателей. Это больше, чем за весь 2008 год. И, что самое ужасное, нередко такие преступления совершают рецидивисты.

В Рязанской области, например, социальный педагог за полтора года, по версии следствия, изнасиловал шестерых малолетних. При этом ранее он уже был неоднократно судим за аналогичные преступления. Ещё один ранее судимый педофил изнасиловал шесть учащихся в Пермском крае. Как эти люди вообще смогли устроиться в школу?

Ещё одна группа преступлений, которую выделяют в своём письме следователи СКП, – недоносительство. «Зачастую даже при наличии информации о совершённом преступлении должностными лицами образовательных учреждений не принимаются меры к защите здоровья и прав ребёнка, – отмечают в СКП. – Так, в Ростовской области классному руководителю, директору школы и начальнику управления образования было известно о совершаемых в отношении малолетней ученицы насильственных действиях сексуального характера. При этом никто из них в правоохранительные органы не обратился, что позволило преступнику – отчиму ребёнка – беспрепятственно продолжать преступные действия в течение года».

Наконец, школьное сообщество обвиняется в повальной халатности: дети тонут в бассейнах и водоёмах, падают в канализационные колодцы на территории учебных заведений, получают увечья из-за не отвечающего требованиям безопасности школьного инвентаря.

«Участились случаи, когда несовершеннолетние становятся объектом преступных посягательств, даже находясь в учебных заведениях, – это уже упрёк от СКП в сторону охранников. – В Забайкальском крае преступник, свободно проникнув в одну из школ, открыл стрельбу, фактически взяв учеников школы в заложники. Единственный охранник учреждения в этот момент находился вне рабочего места, а кнопка экстренного вызова милиции и радиоуправляемый пульт располагались в закрытом кабинете отсутствовавшего директора школы».

К этому для полноты картины стоит добавить ещё и финансовые преступления, в том числе взяточничество. «Это свидетельствует об отсутствии адекватного механизма формирования кадров образовательных учреждений, а также ведомственного, в том числе финансового, контроля», – резюмируют следователи.

Впрочем, хороши и другие участники учебного процесса. Прежде всего сами детки. Учителям никогда особо легко не жилось, через кнопки на стуле проходило большинство. Но чтобы ученики поджидали тебя в тёмном переулке и избивали за плохие отметки – это уже тренд нового времени. Пару лет назад был зафиксирован пик нападений школьников на педагогов: за короткий срок количество таких случаев выросло в полтора раза. Причём случаи вопиющие: одиннадцатиклассник из Иркутска нанёс преподавателю девять ножевых ранений за то, что тот не поставил «зачёт». Ещё один малолетний подонок набросился на учительницу с ножом только за то, что у неё не нашлось конверта, который попросил ученик.

Ну и, разумеется, насилие среди самих учеников. Избивать одноклассников, бомжей, просто прохожих, всем классом бить и унижать одного, драться школой на школу – «развлечений» такого рода у подростков меньше не становится. А в последнее десятилетие эти истории стали отдавать ещё более неприятным душком: пошла повальная мода снимать «махачи» на камеру мобильного телефона, бравировать записями, выкладывать их в Интернет. А порой и продавать.

В общем, школьным правозащитникам не позавидуешь: как бы им не пришлось в первую очередь свои права защищать.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.03.2010 11:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх