// // От несогласных с военной реформой генералов будут избавляться при помощи их ротации

От несогласных с военной реформой генералов будут избавляться при помощи их ротации

371

Все для фронта!

Новая армейская кадровая политика может разрушить карьеру даже самых талантливых полководцев
Фото: ИТАР-ТАСС
Новая армейская кадровая политика может разрушить карьеру даже самых талантливых полководцев Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В начале 2010 года в Вооружённых силах была произведена многоходовая комбинация с перестановками и увольнениями высокопоставленных генералов. Главнокомандующим Сухопутных войск был назначен генерал-полковник Александр Постников, бывший главком генерал армии Владимир Болдырев, не пробыв на этой должности и полутора лет, был отправлен на пенсию. Не дослужив двух лет до пенсионного возраста, уволен командующий Северо-Кавказским военным округом генерал-полковник Сергей Макаров, с поста начальника Главного оперативного управления Генерального штаба смещён генерал-майор Сергей Суровикин. Таких масштабных кадровых потрясений в Вооружённых силах РФ не было давно. Некоторые эксперты даже сравнивают эти события с чисткой Красной армии в сталинские годы. Корреспондент «Нашей Версии» попробовал разобраться в хитросплетениях армейской кадровой политики.

В середине прошлого года Министерство обороны заявило, что принципом военной службы становится так называемая ротация, в ходе которой офицеры будут постоянно менять должности и гарнизоны. Объяснялось, что перевод офицеров к новому месту службы будет проводиться для повышения профессионального уровня военнослужащих, подготовки офицеров к выполнению поставленных задач в различных климатических условиях, а также для обновления военных кадров. Причём избавить от перевода сможет только сам министр обороны, и по каждому офицеру он будет принимать решение персонально. Причём вразрез с «Положением о порядке прохождения военной службы» инструкция предписывает, что любого военнослужащего можно переместить на любую должность вне зависимости от его желания, звания, специальности и даже здравого смысла.

Вице-президент Коллегии военных экспертов генерал-майор Александр Владимиров рассказал «Нашей Версии», что в Советской армии регулярная замена офицеров была нормальным явлением. «Те, кто стремился делать карьеру, менял должности до 10 раз за службу. Но в то время была большая армия, соответственно и возможность для замены офицеров. В Российской армии количество мест службы резко сократилось, после чего переводы перестали быть регулярными. Следствием этого стало то, что в Министерстве обороны выросла целая плеяда генералов, которые никогда не командовали полком или даже батальоном, а, к примеру, последняя командная должность в войсках экс-начальника Генерального штаба генерала армии Юрия Балуевского – командир роты».

Нужно отметить, что в Минобороны регулярно предпринимаются попытки перетасовывать офицерский корпус, приказы об этом появляются часто. Поначалу они вроде бы исполняются, но потом жизнь корректирует их. Все предыдущие попытки устроить ежегодную «миграцию» офицеров разбивались о социальные вопросы. Главный из них – жилищный. Вот и сегодня ротация уже проводится, а государство обещает обеспечить служебным жильём офицеров только к 2012 году.

Чтобы ротация происходила эффективно, продолжает генерал-майор Александр Владимиров, необходимо обеспечить офицеров служебным жильём. «Это проблема полностью решена, к примеру, в американской армии, где за каждой должностью закреплены так называемые штатные дома. Кстати, во времена, когда служил я, командование уделяло большое внимание служебному жилью. Мне, как командиру дивизии, пришлось с нуля строить военный городок, так первое, на что обратил внимание командующий войсками округа при проектировании, так это на строительство домов для офицерских семей. Такая ситуация складывалась не только в моём гарнизоне, в каждом военном городке был достаточный жилищный фонд, образцово-показательно решался квартирный вопрос в группах Советских войск за рубежом. С распадом Советского Союза ситуация с жильём ухудшилась в связи с тем, что отставники, которым не предоставлялось жильё, продолжают жить в служебных квартирах. Хочу заметить, что постоянные переезды особенно отражаются на офицерских семьях. Дети вынуждены постоянно менять школу, жёны – место работы. В идеале, конечно, необходимо выплачивать пансион супругам офицеров, у которых нет возможности работать, и засчитывать время вынужденной безработицы в трудовой стаж».

По теме

Вызывают у экспертов вопросы и другие аспекты новой кадровой политики. Так, перевод офицера на вышестоящий пост или в другую часть станет возможным не менее чем через три года службы в предыдущей должности. Объясняется это тем, что сегодня выпускник военного училища необоснованно за несколько лет может стать командиром батальона. Причём главным критерием назначения становятся зачастую не профессиональные качества лейтенанта. Но вводимые ограничения на пребывание в определённой должности явно не панацея. Неочевидно, что офицер, который за год не смог стать хорошим ротным командиром, станет профессионалом за три. Вероятно, здесь уместен индивидуальный подход к каждому офицеру.

К тому же планируется, что офицеры, занимающие должности от командира взвода до командира батальона, главным образом будут переводиться к новому месту службы внутри военного округа. В общем, повезёт только тем, кто после училища попадёт служить в Московский или Ленинградский военный округ. Остальным придётся обживать захолустные гарнизоны Дальнего Востока и Сибири или участвовать в постоянно возникающих военных конфликтах на Северном Кавказе.

Судя по заявлениям из Минобороны, в вопросах прохождения службы здесь во главу угла ставят западный опыт. Принцип ротации принят во всех ведущих армиях мира, к примеру в США офицеру для карьерного роста необходимо периодически менять не только место службы, но и сам характер работы. Офицер может занимать по очереди командные, штабные, тыловые и даже преподавательские должности. Сегодня ты командир роты, а завтра читаешь лекции в университете, потом становишься помощником военного атташе за рубежом, затем снова попадаешь в войска, но уже командиром батальона. Ротация напрямую отражается на карьерном росте. Там, например, офицер никогда не станет комбригом, если он не был командиром роты, начальником штаба батальона или комбатом.

Российская действительность несколько иная. Бывший командир батальона подполковник Сергей Авдеев рассказал «Нашей Версии» о постперестроечном периоде своей службы. «В то время также происходили необдуманные перемещения по должностям, даже со сменой родов войск, без предварительной учёбы или переподготовки. В результате толпы офицеров-дилетантов, кочующие с должности на должность, перманентно находились в процессе обучения, но так и не успевая что-либо освоить до конца. Так и я всю Россию вдоль и поперёк проехал, многие специальности перепробовал, а военному делу должным образом не научился. Думаю, что грядущая тотальная ротация, помноженная на массовые сокращения, приведёт к тому, что боеспособность подразделений опустится ещё ниже», – считает наш собеседник.

В руководстве Минобороны, видимо, понимают, что выполнить в полной мере инструкцию о ротации в нынешних условиях невозможно. Не случайно статс-секретарь, замминистра обороны Николай Панков заявил, что ротация будет введена не для всех офицеров, а только для оставшихся в армии после 2011 года. Однако, несмотря на это заявление, механизм замены запущен. Причём не редкость, когда сегодня офицерам предлагают перевестись на сержантские и ефрейторские должности, лейтенантов, выпускников военных училищ, к примеру, назначают командирами танков. Только в Железнодорожных войсках на солдатские должности было переведено около 300 офицеров и прапорщиков. Нередки случаи, когда офицеры не соглашаются с новым унизительным назначением и подают рапорт об увольнении. В условиях тотального сокращения это явно на руку руководству Минобороны.

Но особенно болезненно ротация отражается на генералах. Десятки высших офицеров по решению сверху вдруг неожиданно перемещаются на «непрофильные» должности. Одни, как мы считаем, как генерал-полковник Владимир Филиппов, катаются на карьерных «американских горках»: генерал был начальником войск РХБ защиты, потом вдруг стал начальником расквартирования и обустройства Минобороны – заместителем министра обороны, но, не проработав в этой должности и двух лет, неожиданно ушёл в отставку. Других в ходе ротации смещают на тихие и незаметные должности-«отстойники». Это, например, бывший заместитель министра обороны, а теперь начальник Военной академии Генерального штаба генерал-полковник Александр Белоусов или бывший главком Сухопутных войск, а сейчас главный военный представитель РФ в НАТО генерал армии Алексей Маслов.

Но есть среди генералов и бунтари, несогласные с новой кадровой игрой. Так, упомянутый выше генерал-полковник Сергей Макаров, командующий Северо-Кавказским военным округом, которому предложили уйти на понижение и возглавить одну из военных академий, предпочёл увольнение.

Зампред Комитета Госдумы по обороне Михаил Бабич так оценил последние кадровые перестановки в Министерстве обороны: «Смена военачальников – это не плановая ротация. Это попытка закрыть возможность утечки какой-либо объективной информации из войск. Если же учесть, сколько вообще представителей высшего, да и среднего генералитета были выставлены из военного ведомства в период руководства Анатолия Сердюкова, то со всей очевидностью можно констатировать следующее. Военное руководство, ведя Российскую армию к пресловутому «новому облику», решительно избавляется от тех военачальников, которые не разделяют его взглядов на реформу».

Если прогноз парламентария окажется верным, то не исключено, что этот способ смещения недовольных генералов под ширмой ротации, обкатанный в начале этого года, будет всё шире применяться в войсках, и это значит, что в ближайшее время последует новая волна увольнений высокопоставленных военных.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.02.2010 20:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх