// // У региональных начальников появятся собственные военизированные формирования?

У региональных начальников появятся собственные военизированные формирования?

369

Генерал-губернаторы

Казачьи формирования, по сути, те же ополченцы, прообраз «региональной армии»
Фото: ИТАР-ТАСС
Казачьи формирования, по сути, те же ополченцы, прообраз «региональной армии» Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В последнее время в Министерстве обороны России стали циркулировать слухи о том, что помимо регулярных воинских формирований Российской армии в стране появятся и альтернативные региональные боевые подразделения. Пока такой вариант рассматривается как эксперимент, но, возможно, некоторые республики и области нашей страны сделают в результате первые шаги к созданию собственных воинских частей. К чему это может привести, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Идея создания региональных войск на первый взгляд кажется абсурдной, но знающие люди объяснили: не за горами очередное сокращение армии и ряд губернаторов, дабы не отправлять в отставку опытных кадровых военных, предложили неожиданный ход, позволяющий всему личному составу уцелеть и сохранить свой достаток. Несколько регионов берутся трудоустроить офицеров и прапорщиков по их прямой специальности и сохранить за ними воинские звания и, конечно же, денежное довольствие, переведя их с финансирования по линии Министерства обороны на региональные харчи.

Не секрет, что первые подразделения национальных гвардейцев или ополченцев – с названием ещё окончательно не определились – появятся на Северном Кавказе. Эксперт Минобороны утверждает, что для этого уже давно сложились все предпосылки: «Кавказцы предпочитают служить дома, и, в общем-то, армейское командование этому не противится так, как это было в советские времена. Часто бывает, что по возрасту офицеру пора бы на пенсию, но он ещё крепок и к тому же у него за плечами имеется немалый боевой опыт. Увольнять вроде бы жалко, а региональные формирования ополченцев такую проблему решили бы раз и навсегда. С Министерства обороны таким образом сняли бы все материальные затраты на такого офицера, взамен же министерство предоставило бы тому или иному региону в управление территории войсковых частей с материально-технической базой и транспортом».

Аналогичные формирования могут появиться также в Челябинской, Свердловской и Оренбургской областях. Если в ряде южных регионов появление ополчений некоторым кажется оправданным, то от кого собираются обороняться губернаторы в Сибири и на Урале? «Будет больше порядка, – считает атаман Всевеликого войска Донского депутат Госдумы Виктор Водолацкий. – Подобные войсковые соединения возможно комплектовать и использовать по тем же принципам, что и казачество. Зачем списывать в резерв опытных и физически сильных офицеров, если есть возможность дать им продолжить службу, при этом освободив министерство от тяжести финансового бремени, целиком или частично? В регионах »

Эксперты считают, что риск неподчинения ополчения федеральному центру крайне невысок. Это было возможно в 90-е годы, но только не сейчас. Да и станут ли сводить региональные ополчения счёты друг с другом, выполняя волю руководителей на местах? В стране сегодня сильна центральная власть, но вопрос в другом: а если она снова, как, скажем, 20 лет назад, «даст слабину»?

Нужно сразу оговориться, что ничего нового в Министерстве обороны изобретать не стали, а лишь изучили опыт Норвегии, Швейцарии и Соединённых Штатов. Армии этих стран сформированы по так называемому смешанному армейско-ополченскому принципу, причём в отличие от регулярных армейских частей ополчение (его ещё называют милицией) финансируется не только за счёт оборонных ведомств, но и из средств тех регионов, в которых базируется. Так, почти полумиллионная Национальная гвардия США дислоцируется во всех 50 штатах и федеральном округе Колумбия и получает средства в том числе и из бюджета того или иного штата. Аналогичным образом устроено финансирование соединений гражданской обороны Швейцарии: служащим в них солдатам и офицерам часть денежного довольствия выплачивают кантоны. В Норвегии примерно по такому же принципу построено финансирование сил территориальной обороны. «Все эти подразделения могут использоваться как для поддержки армии во время вооружённых конфликтов, так и для выполнения различных задач внутри того или иного региона в мирное время, – заявил корреспонденту «Нашей Версии» на условиях конфиденциальности высокопоставленный чиновник Министерства обороны. – В частности, они выполняют задачи по ликвидации последствий стихийных бедствий, поддержанию правопорядка в случае массовых волнений, охраняют различные мероприятия с участием местных властей наравне с полицейскими. Иногда они выполняют функции наших внутренних войск».

По теме

Необходимо отметить, что и у России есть опыт создания ополчений, правда давно позабытый. Первое ополчение в том смысле, который мы вкладываем в это понятие сегодня, сформировал Пётр I, велевший помещикам и крестьянским общинам вести содержание великого ополчения за их собственный счёт. В конце 1806 года, во время русско-прусско-французской войны, в России появилось так называемое земское войско, которое стали именовать милицией. Численность войска была немалой – 612 тыс. человек, формировалось оно не только из отставных офицеров и дворян, но и из государственных и помещичьих крестьян. В задачи милиции входила помощь войсковым соединениям на местах, кормилась она на деньги губернаторов и генерал-губернаторов, а из государевой казны оплачивалась лишь стоимость оружия и боеприпасов. Просуществовала милиция около года, и после заключения Тильзитского мира её распустили. В дальнейшем ополчение собиралось ещё дважды, но финансирование его уже велось за счёт государственной казны, а не за счёт регионов.

Попытки воссоздать ополченческие формирования предпринимались и сразу после Великой Отечественной войны: с предложением к Сталину сформировать региональные боевые части, подчинённые не Москве, а местным центрам, которые навели бы конституционный порядок в ряде «неспокойных» мест – в Прибалтике и на Западной Украине, – обращался легендарный Сидор Ковпак. Своё обращение Ковпак подкрепил собственным опытом командования 1-й Украинской партизанской дивизией: мол, многие вещи виднее не из Москвы, а с более близкого расстояния, из Киева или Минска. Интересно, что Сталин не отмёл предложение партизана, а наложил на его рапорт резолюцию: «Тов. Коневу – разобраться по существу». Маршал Конев и разобрался: в целом весьма дельное предложение Ковпака спустили на тормозах.

А в начале 90-х годов прошлого века формирования ополченцев собирались создать у себя президент Татарстана Минтимер Шаймиев и губернатор Свердловской области Эдуард Россель, но должной поддержки в Министерстве обороны идея не получила. О собственной «степной армии» грезил и президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, однако и его надежды не оправдались. На время об ополчении забыли. И вспомнили лишь сейчас, в ходе крупномасштабной армейской реформы.

В целом кадровые военные относятся к идее создания региональных ополчений с пониманием: раз Министерству обороны приказано экономить средства, а некоторые региональные бюджеты вполне могут себе позволить содержание подразделений, укомплектованных опытными военными, то кому от этого плохо? Разве лучше было, когда во времена хрущёвской оттепели заслуженных и опытных офицеров отправляли на пенсию тысячами, ставя тем самым на грань выживания? Вооружение ополченцев в регионах уж точно не будет включать в себя ядерные боеголовки и системы шквального огня, а значит, развернуться в полную силу они, так или иначе, будут не способны. Невысоки шансы использовать вчерашних кадровых военных и в рейдерских атаках, и в прочих неблаговидных акциях, ведь оперативное командование такими подразделениями будет осуществляться не только руководством того или иного региона, но и Министерством обороны России. А значит, стать некими «самостийными» местечковыми армиями, выполняющими команды региональных руководителей, ополченцам не удастся.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.05.2010 11:28
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх