// // Татьяна Лазарева: Я – мать неправильная

Татьяна Лазарева: Я – мать неправильная

356
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Это вам не шутки – Татьяна Лазарева собирается написать книгу. Ещё она немножечко поёт. Причём так, что уже хватило на целый альбом. Не совсем понятно когда, но совершенно определённо Татьяна ведёт на СТС опознавательное шоу «Это мой ребёнок», которое сама характеризует ёмкой фразой «оно мне нравится». Скажем ещё, что Лазарева – мама троих детей, остальное пусть лучше расскажет она сама.

–У вас появился новый проект – книга?

– Мне периодически поступали предложения написать книгу. От популярных личностей всегда хотят каких-то книг. Но ничего внятного, чтобы я сразу же согласилась поставить свою подпись, не было. У меня к книгам, как у человека из новосибирского Академгородка, отношение особое. А тут вдруг всё совпало: и приличное издательство, и идея чётко сформулирована, и тема книжечки a la «От двух до пяти» Чуковского. Мы, правда, тягаться с мэтром не будем, но это будет сборник высказываний современных детей, которые год от года умнеют не по годам. Кроме их высказываний там будут воспоминания о своём детстве взрослых известных людей, а также картинки и фотографии. Это будет скорее развлекательное, чем познавательное издание, и я уверена, стыдно за него не будет.

– Сумму гонорара уже оговорили?

– Пока нет. Но частично свой гонорар от этой книги я хочу отдать в наш благотворительный фонд «Созидание».

– Вы вернулись из Киева, где записывались в проекте «Зирка+Зирка». Что это было?

– «Зирка» – это по-украински «звезда». На канале «1+1» на Украине второй сезон уже выходит передача – аналог российского проекта «Две звезды». И я в ней пою с Лёнечкой Агутиным. А это было одной из «мечт» простой сибирской девушки, то есть меня. И вот вижу, что мечты сбываются. И даже без «Газпрома».

– Просочились слухи, что вы собираетесь выпускать сольную пластинку…

– Да мне все давно говорили: вот ты поёшь, так и запиши сольный диск.

А я всё время отмахивалась от таких предложений.

– Почему же?..

– Я не представляю себе своей песенной карьеры, потому что нужно не только выпустить альбом, но и ездить по городам с концертами, а мне и без того забот хватает. Да и диски продавать сейчас не очень-то доходно. К тому же затратно и по деньгам, и по времени для меня. А потом нашёлся один мой друг, который дал мне денег и сказал: «Всё, хватит». И мы с Дмитрием Хоронько записали диск из старых песен, годов 40–60-х. Несмотря на то что не все широко известные, они очень трогательные и душевные. А этой теплоты сейчас очень не хватает. А слова там… таких сейчас в песнях никто и не использует, только в словаре их можно найти. А какая чудная музыка! Я эти песни выбирала в течение нескольких лет, в итоге и собралось на диск. Но мы сейчас сидим и не знаем, что с этим диском делать.

– Можно выложить в Интернете…

– Да, чтобы хоть четыре человека смогли бы их послушать.

– Да что вы! Теперь же все раскручиваются через Интернет. Где вы записывали этот альбом?

– На разных московских студиях. Там же много разной музыки и с оркестром, и кроме стандартных труб-барабанов там есть ещё и более экзотические инструменты. Пила, например.

– Вас воспринимают как барышню-клоунессу. А какие песни вы выбрали? Откроют ли они новые грани вашего характера?

– Не буду скрывать, что там ничего особенно юмористического нет. Это песни про любовь. Многие даже трагические. Я же не только шучу. Я же ещё и тётенька, а тётенькам нравятся песни про любовь. Но зрители об этом даже не догадываются. Они думают, что я весёлая, всегда хохочу и шучу, веду себя так же, как на экране. И когда меня видят в обычной жизни, когда я сижу с задумчивым лицом, очень часто спрашивают: «У вас что-то случилось?» «Нет», – отвечаю. Даже одноклассницы моего сына говорят Степану: «Не представляем, что твоя мама может ругаться». Надо отдать должное моим старшим детям, они не кичатся мной и Михаилом. И как-то стараются остаться в тени. Да и что они могут сказать, например, в ответ на фразу какого-нибудь незнакомого человека: «О, глянь, тут Лазарева и Шац! Что, они с ними каждый вечер встречаются и ничего не происходит?»

По теме

– А каким было ваше детство? Боевым?

– Моё детство и отрочество прошли в Академгородке, и вся моя жизнь там прошла в боевых условиях. Мы были во многом предоставлены сами себе. Я всю жизнь предпочитала мужскую компанию. Не очень я люблю с девушками общаться. Может, это потому, что родители хотели мальчика и я впитала в себя их желания. И с пацанами мы всё время пропадали то в лесу, то на берегу Обского моря, так называется Обское водохранилище, или на всяческих стройках. И, естественно, мы болтались на улице постоянно, особенно летом, когда занятия в школе уже заканчивались. Как с утра вышел, так до вечера. И кушать-то постоянно хотелось. А в лесу всё было таким манящим, ярким и зелёным. Так у меня и появились знания о съедобном-несъедобном в лесу. Так что если я вдруг попаду в тайгу, забросят меня туда, то сутки точно я протяну.

– На шишках?

– И на растениях.

– А как по поводу участия в экстремальных играх на выживание, которые каждый сезон идут по Первому каналу?

– У меня этого всего было очень много, так что сейчас моя жизнь не требует дополнительных экстремальных вливаний. Мне и так хватает.

– При всей вашей любви к общению с мальчиками вы, оказывается, умеете вышивать, вязать и шить…

– И это было обусловлено унылой и небогатой жизнью в детстве. Чем же было заниматься долгими зимними вечерами? Вышивать да книжки читать. Компьютеров же тогда не было.

– А какая вы мама?

– Какая? Сегодня с утра перед школой пришёл Степан, потом с Софьей пообщались. Потом Тосенька заболела у нас, в сад не пошла, вот и сижу с ней. Правда, весь день просидеть не смогу, мы устраиваем благотворительный вечер нашего фонда, где проводим аукцион. Так что Тосечку передам доктору и няне.

– А какие они, ваши дети? У них большая разница в возрасте и у каждого из них свой характер?

– Да. Степану уже 15 лет. Он у нас такой весь из себя денди. Любит красиво одеваться и пытается ходить с друзьями по всяким кафе. Пока клянётся, что не пьёт и не курит. Лобзиком уже не выжигает, забросил это дело. Но он одно время увлёкся архитектурой, в МАРХИ записался на какие-то платные курсы. Что-то рисовал. Музыка его увлекает. Но только послушать… Софье – 12. Она очень серьёзная девушка, занимается конкуром, ходит на танцы, и вокалом она занимается, и в школе у неё театр, и гитарой она увлеклась. Правда, в последнее время учёбу подзапустила. А Тосеньке у нас – вот у неё сейчас болит животик – четыре с половиной года. Она у нас большая девочка, умная и взрослая. Но иногда ещё говорит всякие забавные вещи и всех нас веселит. Папа ей читает на ночь смешные книжки. В последнее время, например, повадился читать журнал «Красная бурда». Конечно, этот журнал не для детей, но наш папа так смешно читает – да, Тосенька? «Идёт хот-дог – собачий сын по улице…» Из всех комнат подтягиваются дети. А я сижу в Интернете, слышу гогот в детской комнате и понимаю, что это Тосеньку пошли спать укладывать.

– Постоянно вижу вас в телевизионной рекламе. Однажды в ней снимались и ваши дети. Какие у них остались воспоминания?

– Да никаких. Соня свою зарплату потратила на новый телефон, Тося съела полученную конфету. А потом всё, что мама заработала, тоже было потрачено на всякие телефоны, конфеты и прочие полезные вещи.

– Детский мюзикл «Семеро козлят», где вы были мамой козлят, ещё существует в вашей жизни?

– Нет уже. Хотя мюзикл идёт на московских сценах до сих пор. Но я сказала, что не смогу, у меня времени нет.

– А если бы в вашей семье было не трое, а семеро детишек?

– Ой, да ради бога. А что ж, я вполне это потяну.

– А как насчёт проверки домашних заданий?

– Нет… В этом смысле я – мать неправильная. Это занятие я совершенно точно из своей жизни вычёркиваю. В своей жизни я ставлю иные приоритеты. Я зарабатываю и на эти деньги нанимаю людей, которые за меня работают домработницами, водителями, нянями, а сама вместо этого общаюсь с детьми в своё удовольствие.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 09.03.2011 11:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх