// // Сумасшедшие ходят по улицам – здоровые попадают в психушку

Сумасшедшие ходят по улицам – здоровые попадают в психушку

3146

Чокнуться можно

4
В разделе

В России может быть восстановлена действовавшая в СССР система принудительного лечения психически больных. С требованием немедленно вернуть советскую практику выступает парламентская фракция КПРФ. Аргументы звучат такие: сегодня в стране фактически отсутствует надзор за душевнобольными. А потому лучше заранее помещать их в клиники, нежели дожидаться, когда у очередного шизофреника произойдёт обострение и он зарубит топором своих детей, жену и тёщу.

Судя по всему, так и будет – недаром ещё год назад депутаты Госдумы одобрили законопроект, разрешающий принудительное психиатрическое обследование граждан с их последующей госпитализацией. Теперь с него останется лишь смахнуть пыль. К чему это может привести, разбиралась «Наша Версия».

Нынче медики высказывают мнение: жуткая история нижегородца Олега Белова стала лишь катализатором, на самом деле вопрос, что делать с системой оказания психиатрической помощи населению, сложившейся в стране, назревал уже давно. По-хорошему, начать обсуждать его стоило ещё три года назад, когда юрист фармацевтической фирмы «Ригла» Дмитрий Виноградов из двух карабинов расстрелял в офисе своих коллег. Как оказалось, молодой человек страдал психическим расстройством и даже лежал в больнице. Однако позже он написал отказ от продолжения лечения и был выписан. Вследствие чего возникает два вопроса: если бы Белова, как и прежде Виноградова, принудительно оставили в клинике, помогло бы это избежать трагедии и сколько ещё таких недолеченных сумасшедших ходит по улицам?

Мнение

Максим Малявин, психиатр:

– Работать некому. На почти миллионный Тольятти – 12 участковых психиатров. Уберите эту чёртову диспансеризацию и профосмотры. Мы лечить не успеваем! – Уберите от нас страховые компании. Забудьте эти сроки госпитализации как страшный сон. Это насморк проходит за неделю. А приступ шизофрении может длиться месяц, а может и полгода.

Дайте законодательный рычаг, позволяющий в достаточной мере наблюдать за человеком, представляющим не только непосредственную, сиюминутную, но и потенциальную опасность. Да, это поле для злоупотреблений, так контролируйте его. Действующий закон в настоящей ситуации отлично защищает больных, но очень плохо – окружающих. Дайте нам реальную возможность помочь больным людям не только лекарствами. Им нужна юридическая поддержка, им нужны прикреплённые социальные работники, им нужны группы психологической поддержки. Им нужны помощь при трудоустройстве, обучение. Не надо вот этих курсов повышения квалификации и пр. Компьютеры вы нам поставили, сделайте онлайн-рассылку, лекции по «Скайпу», соберите врачей в пересменку раз в неделю, пусть послушают – что-то да останется в голове.

«Психиатры ничего не могут сделать – прав нет у врачей. Мы полностью сломали всю психиатрию, оставили людей практически наедине с самими собой и с болезнью», – констатирует психиатр Михаил Виноградов. Что же конкретно мешает медикам лечить душевнобольных?

На первый взгляд ничего. В действующем законе об оказании психиатрической помощи присутствует статья 29, позволяющая при необходимости принудительно помещать больного в диспансер. Однако для этого необходим ряд условий: психбольной должен быть недееспособен либо представлять непосредственную угрозу для себя или окружающих. В этом определении и кроется дьявол.

По теме

«Пациент может сколько угодно бегать за соседями с топором или обещать родственникам подлить мышьяку в борщ – если на момент приезда бригады он ведёт себя адекватно, госпитализировать его против воли практически невозможно. Согласно закону сперва в течение 48 часов после госпитализации специальный консилиум обязан провести освидетельствование и вынести заключение. Затем в течение суток решение о помещении в клинику должен вынести судья, которому также потребуются доказательства неадекватности пациента. Не будет их – вынесет отказ. Врачу это надо – месяц потом объяснительные писать?» – рассуждает эксперт Алексей Попов.

Закон и правда предоставляет психбольным весьма широкие права. Во-первых, госпитализировать такого гражданина можно только с его письменного согласия. Прервать лечение он также имеет право в любой момент, просто написав отказ. При желании можно даже навсегда пропасть из поля зрения врачей. Для этого достаточно лишь переехать в другой город – единой базы состоящих на учёте в психдиспансерах в России не существует, что позволяет страдающим от расстройств рассудка получать водительские права и разрешение на оружие.

Да что там – ещё полтора года назад психбольных хулиганов нельзя было даже судить! Уголовные дела по преступлениям небольшой тяжести моментально прекращались, как только душевнобольной предъявлял справку. Изменения в Уголовно-процессуальный кодекс были внесены лишь в феврале 2014-го. Может быть, пришла пора изменить и другие законы?

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Ольга Бухановская, психиатр, нарколог, судебно-психиатрический эксперт, главный врач лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс»:

– Сейчас многие поспешили увязать причины трагедии с тем, что именно болезнь толкнула Белова на совершение убийства. Но такую связь сможет установить только судебно-психиатрическая экспертиза. А призывы к ужесточению закона ведут к тому, что на всех психически больных людей заведомо вешается ярлык потенциальных преступников.

Также говорится о том, что действующие нормы якобы не позволяют защищать от агрессии психбольных их близких. Я вижу проблему в другом. Очень часто правоохранительные органы просто отказываются реагировать должным образом, утверждая, что конфликты, агрессия в семье – это дело самой семьи, что, мол, решайте сами. Есть и другое мнение: что агрессия граждан, обратившихся хоть раз за психиатрической помощью, – это дело только врачей. Далеко не всегда причиной агрессивного поведения психически больных людей является их заболевание. И в таком случае правоохранители обязаны вмешиваться и вести профилактику насилия в семьях. А по закону о полиции должны сотрудничать с врачами-психиатрами.Есть вопросы и к медикам. Если человек страдает психическим расстройством и если он находится на диспансерном наблюдении, то он должен ежемесячно осматриваться участковым врачом-психиатром. Проводился ли осмотр? К тому же в одночасье такая агрессия не возникает. Куда смотрели родственники? Поэтому я считаю, что надо вначале разобраться в конкретном случае, сделать выводы, что позволит не допускать или уменьшить риск агрессии. На мой взгляд, прежде всего надо ответственно и профессионально исполнять действующие законы, а не придумывать новые. И помнить, что психическая болезнь – это не вина человека, а его беда.

«С одной стороны, я поддерживаю идею о принудительном лечении – агрессивных людей с явными психическими расстройствами у нас действительно очень много, об этом можно судить даже по социальным сетям. Но, с другой стороны, я опасаюсь, что такая мера приведёт к тому, что в больницы под видом психбольных станут помещать вполне нормальных людей», – считает председатель ассоциации адвокатов России «За права человека» Мария Баст.

По теме

Следует признать: опасения эти более чем реальны. Причём речь идёт вовсе не о предостережениях правозащитников, полагающих, что таким образом власти в традициях советской «карательной психиатрии» станут объявлять сумасшедшими представителей оппозиции. Куда вероятнее, что повод засунуть человека в психушку будет иметь исключительно материальную подоплёку.

В ноябре прошлого года Приморский районный суд Санкт-Петербурга вынес приговор врачу психиатрической больницы имени Скворцова-Степанова Дмитрию Дмитриеву. Как установило следствие, он помог чёрным риелторам отобрать квартиру у помещённой в диспансер женщины. Несчастная, правда, на самом деле имела расстройство рассудка, но не настолько серьёзное, чтобы держать её взаперти.

Впрочем, опыт показывает, что при желании можно объявить сумасшедшими даже полностью здоровых людей. Так, в 2009 году в Ростове-на-Дону осудили заведующего отделением областного психоневрологического диспансера Владимира Богомолова. За взятку в 50 тыс. рублей он согласился поместить в больницу двух абсолютно вменяемых пенсионеров, у которых бандиты решили мошенническим путём забрать дорогостоящие участки земли. Разразился громкий скандал, медицинское начальство запугало психиатров всеми возможными карами, но вскоре история повторилась. На этот раз засунуть в дурдом пожилого отца решила его дочь, которую тот пригрозил лишить наследства. Только благодаря вмешательству целой группы независимых психиатров старику удалось убедить всех в собственной вменяемости. Хотя, казалось бы, сомнения в диагнозе должны были появиться сами собой. Ведь в то самое время, когда пенсионер, согласно заключению психиатров, пребывал в недееспособном состоянии, он продолжал публиковать в серьёзных научных журналах статьи о новациях в сельском хозяйстве, за что даже получил грамоту от министра. Однако «доктор сказал – псих, значит – псих».

Неадекватные меры

В связи с чем возникает главная проблема – если принудительную систему лечения всё-таки решат возвращать, кто сможет не допустить перегибов, коррупции и откровенного произвола? Врачи? Как нетрудно заметить, надеяться на это не стоит. Суд? Тоже вряд ли. Понятно, что сами судьи мало что смыслят в медицине, а потому вынуждены полностью полагаться на мнение тех же врачей.

«Не так давно у меня в практике было дело: женщина пожаловалась, что её незаконно поместили в психбольницу, – говорит Мария Баст. – Она рассказала, что после госпитализации её обкололи нейролептиками, поэтому, когда судья решал вопрос о применении мер принудительного лечения, женщина даже не смогла внятно произнести своё имя. Естественно, что, видя такое состояние пациентки и имея на руках заключение врачей, судья дал добро на её помещение в клинику».

По мнению правозащитницы, выходом из ситуации могло бы стать учреждение поста омбудсмена по делам психически больных. Хотя и это не стоит считать панацеей. Кто сможет занять такую должность? Разве что очень авторитетный и независимый от системы Минздрава медик, а найти такого в каждом регионе будет непросто.

Впрочем, как считают эксперты, конкретные решения под руками. К примеру, в Уголовном кодексе присутствует статья, предусматривающая ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар. Однако почти за 20 лет число осуждённых по ней медиков можно пересчитать по пальцам, причём большинство процессов заканчивались условными сроками. Неудивительно, что ответственность не пугает. В свою очередь, правоохранители, к которым обращаются жертвы «карательной психиатрии» и их родственники, неохотно берутся за расследования таких дел. Ведь, как правило, для этого приходится проводить долгую экспертизу, которая ещё неизвестно чем закончится. Потому специалисты резюмируют: закон выглядит хорошо и в нынешнем виде, страдает лишь его применение на практике. Но это для нашей страны не в новинку.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Особую тревогу не только у медиков, но и у правоохранителей вызывает отсутствие должного надзора за явно психически больными людьми, совершившими в своё время преступления и уже освободившимися из мест лишения свободы. Так, в ближайшее время должен выйти на волю маньяк Владимир Ретунский, убивший и изнасиловавший восьмерых девушек.

Несколько лет назад освободилась мать маньяка Александра Спесивцева, убивавшего и поедавшего женщин и детей. Она сама приводила к нему жертв и помогала прятать расчленённые трупы. Сперва Спесивцева вернулась в Кемеровскую область, однако затем уехала, и нынешнее её место пребывания неизвестно.

В 2019 году может выйти на свободу «наследник Чикатило», как его прозвали в своё время. Ещё в юном возрасте подросток любил мучить животных, а также разрывать могилы и доставать из гробов трупы. В 12 лет он согласился пройти лечение, благодаря чему смог избавиться от тяги к убийствам, однако после окончания школы отказался лечиться дальше и скрылся от внимания психиатров. Вскоре юноша совершил три убийства. Суд отказался признавать его невменяемым, а это значит, что после освобождения психически больной маньяк останется предоставлен сам себе.

КСТАТИ

В 2011 году Всемирная организация здравоохранения опубликовала пугающую статистику. По данным ВОЗ, в России психическими расстройствами страдают порядка 14 млн человек, то есть почти каждый 10-й! Особенно тревожно выглядят данные о психическом здоровье подростков – здесь проблемы обнаруживаются у каждого пятого.

Правда, назвать всех их сумасшедшими нельзя. «Классических» шизофреников в стране насчитывается порядка 900 тыс. человек. Ещё примерно у 300 тыс. присутствует «неконтролируемое возбуждение». Подавляющее же большинство подвержено воздействию депрессий, фобий и патологических влечений. При этом, как отмечают медики, особенный рост числа страдающих психическими расстройствами наблюдается при резких переменах в общественной жизни, политике и экономике. Судя по всему, текущая ситуация может разве что способствовать увеличению числа сограждан с проблемами в голове.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.08.2015 12:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх