// // Станет ли Тереза Мэй новой «железной леди»?

Станет ли Тереза Мэй новой «железной леди»?

1025

Женская логика

Женская логика
Версии читателей
Проголосовало: 35 человек
Версии экспертов

Brexit, на котором жители Великобритании проголосовали за выход страны из Евросоюза, пронёсся ураганом по её политической сцене, отправив в отставку лидеров практически всех крупнейших политических партий страны. Новым главой Консервативной партии и соответственно новым премьер-министром стала 59-летняя Тереза Мэй. Второй раз в истории правительство Соединённого Королевства возглавила женщина. Что это принесёт отношениям Великобритании с Россией?

Сравнение нового премьер-министра с Маргарет Тэтчер просто напрашивается. Обе выросли в семьях, далёких от политики, обе сами строили свою политическую карьеру. Маргарет была дочерью бакалейщика, Тереза – скромного англиканского викария. Обе окончили Оксфордский университет: Тэтчер получила дипломы химика и юриста, Мэй – географа. Обе стали активистками Консервативной партии, едва переступив порог своего 20-летия, обе начали свой путь к вершине власти с успешных выборов в палату общин. Также обе долго занимали различные посты в теневых оппозиционных кабинетах. В конце концов, и одна и другая родились в октябре и по знаку зодиака – Весы. Но Тэтчер по восточному календарю была Бык, а Мэй – Обезьяна. Сейчас её год.

В багаже Мэй – должности теневого министра транспорта, теневого министра продовольствия и экологии, теневого министра культуры, СМИ и спорта, теневого министра труда и пенсий, теневого лидера палаты общин. Наконец, шесть лет назад она была назначена министром внутренних дел – уже не теневым, а настоящим, одновременно получив портфель министра по делам женщин и равноправия. Как и легендарная «железная Мэгги», Мэй продемонстрировала свой жёсткий характер решительными действиями на посту главы МВД. Так, она провела реформу банка ДНК преступников, отказалась выдать США хакера, взломавшего компьютеры NASA, а также за 48 часов депортировала ваххабитского богослова-экстремиста, до того в течение пяти лет успешно отбивавшего все попытки выслать его из страны. Летом 2011-го, когда по Великобритании прокатилась волна молодёжных волнений, Мэй разрешила использовать против демонстрантов армию и водомёты, закрыть доступ к социальным сетям и ввести комендантский час для подростков. Неудивительно, что нынче, в пору растерянности от неожиданных для многих итогов референдума, конкурентов для неё в рядах партии при выборе нового лидера практически не нашлось.

Версия 1

Отношения между Британией и Россией станут ещё более напряжёнными

Один из главных противников Мэй в борьбе за лидерство в партии, экс-мэр Лондона Борис Джонсон, получил пост министра иностранных дел. Умный шаг, позволяющий нейтрализовать аппаратного конкурента, однако какой ценой? Отныне МИД в руках человека, который не стесняется в радикальных выражениях в адрес большинства мировых лидеров. Чего стоили хотя бы его оскорбительные стихи в адрес президента Турции Реджепа Эрдогана – на тему «сексуальной любви между неким одиноким жителем Анкары и козлом». «Эксцентричный», «скандальный», «непредсказуемый» –

это ещё самые мягкие выражения в адрес нового главы МИД Великобритании, которого его французский коллега Жан-Марк Эйро прямо назвал человеком, «много лгавшим британцам» в ходе подготовки к референдуму (Джонсон выступал за Brexit). Досталось от экс-мэра Лондона и президенту России Владимиру Путину, в адрес которого Джонсон ляпнул: «Журналистов, которые противостоят ему, убивают. Его соперники оказываются в тюрьме». В общем, потепления отношений с Россией такие перлы из уст главы МИДа явно не сулят.

Да и сама Мэй, будучи министром внутренних дел, отличилась на антироссийском поприще, очень активно ратуя за расследование причин смерти экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне. В феврале этого года, выступая в парламенте, она позволила себе предположить: «Решение убить Литвиненко было, вероятно, одобрено мистером Патрушевым, тогдашним главой ФСБ, и Путиным». Тогда же Мэй пообещала, что британские власти продолжат добиваться выдачи депутата Госдумы РФ Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, которые, согласно результатам этого дознания, были непосредственными исполнителями убийства.

Версия 2

Мэй наладит взаимовыгодное сотрудничество с Москвой

Впрочем, надо отметить, что в ходе того же скандального расследования дела Литвиненко Мэй не позволила ему перерасти в полноценную дипломатическую войну между Лондоном и Москвой. Когда вдова бывшего офицера ФСБ призвала к ужесточению санкций против России, Мэй заявила, что полный разрыв отношений между двумя странами не приведёт ни к чему хорошему. А затем ещё и встретилась с вдовой Литвиненко лично, чтобы объяснить свою позицию.

Кстати, вспоминая ту же Тэтчер, с которой часто сравнивают Мэй, можно вспомнить, что первая придерживалась в отношении СССР сугубо прагматичной позиции, то есть конструктивного диалога и сотрудничества по вопросам взаимного интереса.

Версия 3

В ближайшие годы у Мэй будут другие заботы

Перед Великобританией сейчас стоят такие острые проблемы, что для её власти внешняя политика в ближайшее время практически наверняка будет отодвинута на задний план. Мэй, как и её предшественник на посту лидера партии и правительства Дэвид Кэмерон, была против выхода Великобритании из Евросоюза. Однако теперь надо выполнять волю Brexit и не допустить экономического обвала, связанного с выходом из ЕС. Первостепенные задачи Мэй – выторговать как можно больше дивидендов для Великобритании, связанных с доступом на европейский рынок.

Следующая важнейшая проблема для официального Лондона – это умиротворение всех недовольных исходом референдума. Шотландия уже угрожает повторным референдумом о независимости, чтобы потом отдельно войти в ЕС. Выход Шотландии способен спровоцировать на аналогичные действия Северную Ирландию и даже Уэльс. Потому на горизонте маячит угроза развала Соединённого Королевства, в результате чего Британия может остаться лишь Англией, как это было в XIII веке. Разумеется, это сейчас выглядит фантастикой, но ещё недавно и возможность шотландского референдума казалась утопичной, а Brexit считался страшилкой для евроскептиков. Теперь и то и другое – суровая реальность. Найдётся ли у властей Великобритании, озабоченных острейшими проблемами, стоящими перед страной, время и желание для жёсткого прессинга России?

Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх