// // Сталин не слишком доверял отечественным разработкам

Сталин не слишком доверял отечественным разработкам

639

Вождь предпочитал заокеанское

фото: РИА Новости
фото: РИА Новости
В разделе

«Не надо лучше, сделайте такой же», – ответил «отец народов» Андрею Туполеву на предложение знаменитого авиаконструктора создать стратегический бомбардировщик лучше американской «суперкрепости» В-29. Удивительно, но факт: Сталин ездил только на автомобилях, скопированных советскими конструкторами с заокеанских. Страдая аэрофобией, верховный главнокомандующий мог заставить себя подняться в небо только на копии американского авиалайнера. И даже тепловозы для сталинских поездов заказывали исключительно в США. При этом генералиссимус всячески поощрял отечественных инженеров копировать удачные заграничные разработки. То ли вождь не слишком-то ценил таланты советских конструкторов, то ли откровенно им не доверял. Поводов для размышлений на эту тему Сталин оставил немало. Корреспондент «Нашей Версии» пытался понять, в чём крылась причина особого пиетета советского руководителя перед западной техникой.

В1939 году, накануне 17-й Московской партийной конференции, рабочие и служащие 1-го Государственного автомобильного завода имени Сталина (ЗИС) решили удивить главу советского государства самой передовой на тот момент отечественной разработкой – спортивным автомобилем, развивавшим неслыханную по тем временам скорость – до 180 километров в час. Партконференция проходила в Колонном зале Дома Союзов – именно туда и пригнали новейший «ЗИС-101 Спорт», серийное производство которого вот-вот должно было начаться. Но места на первом этаже не нашлось, и, для того чтобы установить машину в холле второго этажа, рабочим пришлось ночью проломить стену и вручную втаскивать в проём шестиметровый родстер весом в 2,5 тонны. Утром на партконференцию приехали Сталин, Молотов и Каганович. Нарком среднего машиностроения Иван Лихачёв, представлявший машину советскому руководству, сиял: новинка явно понравилась. Сталин долго ходил вокруг неё, задавал множество вопросов – Лихачёв чувствовал себя триумфатором. А напоследок Сталин доверительно поинтересовался: с какой марки вы скопировали такой чудесный автомобиль, не с «Паккарда»? «Что вы, Иосиф Виссарионович, – отвечал Лихачёв, – это собственная разработка московских инженеров – Владимира Кременецкого, Николая Пульманова и Анатолия Пухалина!» «Да?» – разочаровано переспросил Сталин и, не дожидаясь ответа, зашагал от экспоната прочь. В серию первая и последняя легковушка ЗИС отечественной разработки так и не пошла.

За удачную копию награждали Сталинской премией

Американскую технику Сталин полюбил ещё в годы Гражданской войны. Не раз выручал его на Царицынском фронте 12-цилиндровый «Паккард», купленный российским военным ведомством ещё до революции, а после неё перешедший в собственность Реввоенсовета. Машина могла развивать до 130 километров в час, что по тем временам было более чем прилично. Брони у автомобиля не было, но толстое железо вполне могло защитить пассажиров от шальных пуль. Сталину настолько понравился этот «Паккард», что по возвращении в Москву он попросил начальника гаража Совнаркома Степана Гиля подыскать для него машину той же марки. Сказано – сделано: точно такой же «Паккард» нашёлся в гараже ВЧК. «Сталин обожал носиться по подмосковным дорогам на своём «Паккарде» с откинутым тентом», – вспоминал Гиль.

В гараже Совнаркома было немало британских «Роллс-Ройсов», уже тогда считавшихся символами роскоши. Но Сталину эта марка не нравилась, может быть, из чувства противоречия – «Роллсы» слишком любил Ленин (у него их было два: обычный колёсный и гусеничный). После смерти Ильича именно Сталин распорядился купить за океаном крупную партию машин, сменив свой старый «Паккард Твин Сикс» на более свежую 533-ю модель.

В начале 30-х годов советское руководство решило, что пора пересаживаться на отечественные автомобили. Инженерам ленинградского завода «Красный путиловец» поручили создать лимузин для советских руководителей. Сделать нужно было немного: выбрать удачную заокеанскую разработку, скопировать её и запустить в серию. Выбор пал на «Бьюик». Его скопировали в шести экземплярах и назвали «Л-1». Для того чтобы представить машины Сталину, решено было отправить все шесть авто из Ленинграда в Москву своим ходом. Легенда гласит, что доехать не удалось ни одной машине. Показ на Красной площади пришлось переносить несколько раз – «советские Бьюики», как их называла пресса, починке не поддавались. И «Красный путиловец» больше никогда не выпускал легковушек. Их производство передоверили столичному заводу ЗИС.

По теме

Первая разработка москвичей – «ЗИС-101» – была скопирована с «Бьюика» и «Паккарда». У одних позаимствовали мотор, у других – рулевое управление и подвеску. Проект оригинального кузова заказали американской фирме «Бадд». В 1936 году началась сборка этих машин. Один «ЗИС» подарили Сталину, но вождь так и не решился пересесть на него с «Паккарда». И тогда главный конструктор завода Борис Фиттерман не мудрствуя лукаво просто «списал» новый «ЗИС-110» с «Паккарда-180» образца 1941 года. Практически один в один. Машину показали Иосифу Виссарионовичу – и Фиттерман получил за неё Сталинскую премию. Единственное, о чём попросил Фиттермана Сталин, – не ставить в его машину перегородку между водителем и салоном. «У меня нет секретов от моего народа», – мотивировал свою просьбу генералиссимус.

«Алковозы» пришлись генералиссимусу по душе

Легендарная Тегеранская конференция 1943 года вообще-то должна была пройти в Африке. Черчилль и Рузвельт встречались в Египте с Чан Кайши и заодно собирались провести там же совещание с советским руководителем. Но в Египет нужно было лететь, а Сталин летать категорически отказывался. Причиной аэрофобии вождя, возможно, стало крушение восьмимоторного самолёта «Максим Горький» в 1935 году. По слухам, на борту первого советского пассажирского лайнера вместе с семьями авиастроителей в тот роковой день должен был находиться и Сталин.

В общем, встречу перенесли в Тегеран. Рузвельт и Черчилль туда полетели, а Сталин поехал. Из Москвы железнодорожный состав выдвинулся вечером 22 ноября 1943 года. Сутки тащились из Москвы до Рязани – то и дело подводил паровоз. И тогда вождь распорядился его заменить «на что угодно, но американское». В Наркомате путей сообщения вспомнили, что не так давно из США по ленд-лизу прислали новейший тепловоз RSD-1 компании «Алко» (позже шутники окрестили эти машины «алковозами»). Его и прицепили к составу. Дальнейшая поездка была настолько приятной, что Сталин, оценив плавность хода и скорость, распорядился закупить несколько таких тепловозов. И личный состав вождя с тех пор буксировали исключительно заокеанские локомотивы.

Тем не менее добраться до Ирана по железной дороге в назначенный срок руководство страны не успевало. Решено было лететь – из Баку. Но на чём? На бомбардировщике отечественного производства Сталин лететь наотрез отказался. Нашлись пассажирские «Дугласы» – их закупили в конце 30-х, чтобы на их основе разработать советский пассажирский самолёт ПС-84. В итоге инженер Борис Лисунов от своей собственной разработки – кстати, по совету того же Сталина – всё-таки решил отказаться, и у американцев купили лицензию. Так заокеанский DC-3 стал советским Ли-2 (их, к слову, эксплуатировали до конца 70-х годов).

Туполеву приходилось копировать даже американские пепельницы

Кстати, на аэродроме в Баку произошёл инцидент, наглядно иллюстрирующий сталинскую мнительность и склонность верить предрассудкам. Сопровождавший делегацию сотрудник госбезопасности Александр Яшин вспоминал, что собирался отправить партийных бонз на двух самолётах: «За штурвалом первого был командующий авиацией дальнего действия маршал Александр Голованов, а второго – личный пилот Сталина полковник Валентин Грачёв. Когда руководители СССР подходили к первому самолёту, у него «чихнул» мотор. А это, как известно, плохая примета. Сталин развернулся, и все пошли во второй самолёт – к Грачёву».

Но вернёмся к теме заимствований. Во время Второй мировой войны наша страна поначалу держала с Японией нейтралитет. Садившиеся на территории СССР американские стратегические бомбардировщики, согласно советско-японским соглашениям, оставались в нашей стране, а их экипажи интернировались в США. На тот момент американский В-29 считался лучшим в мире и не имел аналогов. После войны эти бомбардировщики перегнали в Подмосковье. Отечественным конструкторам после крушения «Максима Горького» было чрезвычайно сложно убедить Сталина в том, что их собственные разработки намного более передовые, нежели американские. И Сталин приказал ОКБ Туполева скопировать В-29. Туполев делать этого не хотел, так как, по его мнению, советские инженеры могли создать гораздо лучший бомбардировщик. «Не надо лучше, сделайте такой же», – ответил Туполеву Сталин. И знаменитый конструктор подчинился – скопировали всё, вплоть до пепельниц и даже дырки для банки кока-колы в кабине.

Впрочем, советские инженеры сталинской поры копировали не только автомобили и самолёты – все танки серии БТ, до начала 40-х составлявшие основу наших танковых войск, были созданы на основе наработок американского конструктора Уолтера Кристи. У него же «позаимствовали» и ходовую часть на легендарный Т-34. Авиамоторы, стоявшие на истребителях И-15, И-153 и И-16, прошедших Испанию и Халхин-Гол, изготавливались на основе американского двигателя «Райт-Циклон».

Опубликовано:
Отредактировано: 22.05.2015 20:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх