// // Русский медведь и китайский дракон: воевать нельзя дружить

Русский медведь и китайский дракон: воевать нельзя дружить

981

Кто кого задушит в братских объятиях?

7
В разделе

«Русский с китайцем братья навек» – строчка советского хита более чем полувековой давности нынче, кажется, вновь актуальна. На прошлой неделе президент Владимир Путин посетил Поднебесную и, как считают большинство аналитиков, этот визит стал началом нового этапа российско-китайского сотрудничества. Да какой там новый этап! – Москва чуть ли не поворачивается лицом к Пекину, а спиной соответственно к Западу. Рост торгового оборота до 100 млрд долларов в год, взаимодействие армий и флотов двух «без пяти минут сверхдержав» и сотни миллионов китайцев, как и в не столь далёких 50-х, штудирующих учебники русского языка. Полное взаимопонимание и дружба навек? Отнюдь. Китайская ползучая экспансия Сибири и Дальнего Востока, оборачивающаяся для нашей страны массой проблем, а в не слишком-то отдалённой перспективе ещё и гипотетическая угроза войны за «бывшие китайские территории» – вот те реалии, о которых в свете российско-китайских перспектив говорят сегодня на Западе. Прислушаемся?

Воевать с нашей страной Китай, утверждают некоторые аналитики, действительно собирается. Полгода назад в издающейся в Гонконге и считающейся близкой к китайскому правительству газете Wen Wei Po появилась редакционная статья, озаглавленная «Шесть войн, в которых Китай должен участвовать в следующие полвека». Первая война предположительно будет с Тайванем, примерно в 2020–2025 годах. Нас же интересует последняя, шестая военная кампания, «анонсированная» на 2055–2060 годы, – некая «объединительная война за возврат китайских земель от России». Важно понимать следующее: все публикующиеся в китайском печатном официозе редакционные тексты без авторских подписей выходят исключительно с подачи высшего руководства КНР. Так что воевать с нами, по сути, собирается отнюдь не редакция газеты и не сотрудничающие с ней не на шутку расшалившиеся журналисты. Всё намного серьёзнее. «Россия заняла более полутора миллионов квадратных километров китайских земель, что примерно равно одной шестой части нынешней территории Поднебесной», – сообщает Wen Wei Po. При этом, заметим, на указанных землях русских очень мало – уже сегодня есть территории, где на одного европеоида приходится по три-четыре монголоида. По ту сторону нашей границы, в северо-восточных китайских провинциях, проживает порядка 100 млн человек. А по эту сторону – не более 8 миллионов. Китай, получается, отложил войну на потом по единственной причине – «для военных действий против ядерной державы», как сообщает Wen Wei Po, «важно хорошо подготовиться». 40 лет должно хватить, полагают анонимные стратеги.

«Жёлтые красные» против «бывших красных»

Именно так нас, китайцев и русских, называют в некоторых западных изданиях. Они – жёлтые коммунисты, а мы – бывшие. И мы и они – явно лишние на евро-американском празднике жизни, так что практически любая статья в североатлантических СМИ резюмирует примерно так: хоть бы Китай и Россия поскорее передрались между собой. Это желание и Брюсселя и Вашингтона – так им спокойнее. Отсюда и издевательские нотки в заметках о визите в Китай Владимира Путина: мол, стыдно, конечно, считаться ресурсным придатком Запада, но становиться ресурсным придатком страны, над которой на протяжении последних трёх сотен лет ощущал превосходство, – вообще позорняк. А Россия, по мнению западной прессы, нынче только и делает, что пытается стать ресурсным придатком Китая.

Это, конечно, не так – достаточно обратить внимание на то, о чём, собственно, договорились в Пекине российский и китайский лидеры. О формировании технологических альянсов, «естественной площадкой» для которых, по словам Путина, станет Дальний Восток. Об особой экономической зоне, где для новых предприятий «предусмотрен ряд существенных льгот», как налоговых, так и таможенных. О российско-китайском товарообороте, который к 2020 году должен вырасти до 200 млрд долларов в год – против прошлогодних 90 миллиардов. Да и о газе тоже шла речь – подписан контракт сроком на 30 лет, предусматривающий поставку 38 млрд кубометров российского газа по так называемому «Восточному маршруту». Но Россия же «ресурсный придаток», так что в западных изданиях мусолят исключительно одну тему – поставок российского газа.

По теме

Тезисы, изложенные в западной прессе, бездумно повторяет и российская несистемная оппозиция. Заметка одного из таких «несистемщиков», председателя партии «Демократический выбор» Владимира Милова, посвящённая китайской поездке Владимира Путина, озаглавлена «Россия ложится под Китай» – ни больше ни меньше. «У страны (России. – Ред.) не остаётся иного выбора, как превратиться в филиал Поднебесной, – пишет Милов. – Россия уже успела принять решения о снятии неформального порога ограничений на китайские инвестиции в стратегические объекты, в том числе в крупные месторождения природных ресурсов». Вот если бы «неформальный порог» сняли для стран «западной демократии» – тогда другое дело. А так – сплошная измена. На самом же деле в российско-китайских взаимоотношениях проблемы действительно есть. И решать их придётся. Но это не те проблемы, о которых западные журналисты пишут в своих изданиях, а российские либералы – у себя в «бложиках».

Никто не берётся пересчитывать китайцев в России

Первая такая проблема – настоящая, а не надуманная – это неконтролируемая миграция китайцев в Россию. Сегодня ни одно министерство или ведомство нашей страны не располагает внятной официальной статистикой касательно числа проживающих на российской земле китайцев. Никто точно не знает, сколько у нас в Сибири и на Дальнем Востоке китайских мигрантов – миллион, два или значительно больше, как об этом пишут в китайских газетах. Последнее официальное сообщение о китайской экспансии на российской земле датировано 2003 годом – озвучил его тогдашний замглавы президентской администрации Виктор Иванов. «Есть основания полагать, – заявил чиновник, – что китайцев-нелегалов в России на порядок больше, чем проживающих на законных основаниях. Только на нашем Дальнем Востоке их не меньше миллиона, а то и двух. В иных приграничных районах они уже составляют большинство населения». В официальной статистике тогда, 10 лет назад, говорилось о 300 тыс. китайских мигрантов. «На порядок», как сказал Виктор Иванов, подразумевает в 10 раз больше. То есть уже тогда речь могла идти о 3 млн переселенцев. И вот прошло более 10 лет. Сколько этих переселенцев сейчас? И у китайских социологов, похоже, на сей счёт нет единого мнения – кто-то говорит о 3, а кто-то о 10 млн мигрантов.

Впрочем, иногда китайская сторона проговаривается, давая нам возможность сосчитать примерное число переселенцев. Два года назад сетевое издание China Today сообщило, что на российском Дальнем Востоке «работает более 20 тыс. китайских предприятий», «вследствие чего Пекин становится ключевым игроком в этом изолированном регионе, представляющем для него большую важность благодаря богатым запасам сырьевых ресурсов», – простите за длинную цитату. В другом своём материале, датированном примерно тем же временем, то же China Today сообщает, что в среднем на одном китайском предприятии, базирующемся в России, занято около 300 граждан Китая. И выходит, что на одном только Дальнем Востоке работают не менее 6 млн наших соседей. А сколько их в Сибири? А сколько выходит в целом? И скольких ещё гостей нам ожидать при условии, что в приамурской провинции Хэйлунцзян средняя зарплата стремится к 100 долларам, а по соседству, в Приморье, – к 700?

На китайских школьных картах Сибирь и Дальний Восток окрашены в цвета Поднебесной

В некоторых российских приграничных регионах пытались насильственно ограничивать китайскую экспансию, издавая местные подзаконные акты о лимите числа переселенцев – и безрезультатно. Почему? Дело в том, что в сентябре 2009 года тогдашний глава нашего государства Дмитрий Медведев подписал программу сотрудничества между восточными регионами России и северо-восточными регионами Китая до 2018 года. Смысл этого документа сводился к тому, что Китай будет строить предприятия на территории нашей страны, но это строительство будет сопровождаться обязательным заселением Сибири и Дальнего Востока китайскими рабочими. И если раньше значительная часть китайских переселенцев предпочитала со временем обзаводиться российским гражданством, то теперь ничего подобного нет – у граждан Поднебесной больше нет в этом необходимости. Договор подписан, и, по сути, освоение китайцами наших земель происходит в рамках подписанного документа. Разобраться бы, что заставило российских народных избранников ратифицировать этот договор. Или они его одобрили, не вникая в суть? Или даже вообще не читая?

По теме

А вот и вторая российско-китайская проблема – территориальные претензии. Из-за которых, если верить указанной выше публикации в провластной газете Wen Wei Po, Москва и Пекин через полвека могут начать воевать. Считается, что этой проблемы как бы и нет: несколько лет назад Россия уступила Китаю порядка 337 квадратных километров своей территории, в том числе часть острова Большой Уссурийский и остров Тарабаров. Считается, что на уступки мы пошли из-за просчётов руководства СССР в конце 80-х годов. Но, по сути, земли передавались уже при президенте России Путине, а не при президенте СССР Горбачёве. Что же в результате? «Сейчас у нас с Китаем прекрасные отношения, мы впервые в нашей истории произвели делимитацию границы, и у нас нет друг к другу формальных территориальных претензий, – поясняет президент Института стратегических оценок политолог Александр Коновалов. – Вместе с этим в Китае по-прежнему печатают учебники, где Сибирь и Дальний Восток окрашены в китайские цвета». Провокация? Ничуть не бывало – последовательное отстаивание своих территориальных интересов. У нас есть причины для беспокойства, полагает Александр Коновалов: «Если Китай разберётся с Тайванем, он начнёт оглядываться вокруг, и первое, что он увидит, будет Казахстан». И в перспективе в ближайшие годы может возникнуть ситуация, когда «российско-китайская граница протянется чуть ли не от Каспийского моря до Тихого океана».

В русском лесу китайские гости считают себя то ли хозяевами, то ли завоевателями

Третья ключевая проблема российско-китайских взаимоотношений: осваивая новые для себя земли, наши гости ощущают себя то ли их единственными хозяевами, то ли завоевателями-временщиками. А как ещё объяснить тот факт, что за 10 лет в одном только Приморье, по нашей информации, китайцы без каких-то последствий для себя вырубили порядка полутора тысяч кубометров кедрача? «Лесной фонд Приморского края находится в плачевном состоянии, – констатировал один из руководителей Приморской лесосеменной станции Александр Олифиренко. – Из всех природных ресурсов края лес – самый востребованный. Рубят его и легальные лесопромышленники, и «чёрные лесорубы», что не позволяет считать этот ресурс возобновляемым». Среди законных и незаконных рубщиков более 75% приходится на китайцев. Невероятно, но факт: для того чтобы вырастить новые кедры, местные власти закупают саженцы у китайских лесорубов-браконьеров! Ежегодный ущерб от действий китайских браконьеров – и заготовщиков леса, и тех, кто истребляет животных, – оценивается от 3 до 5 млрд долларов. Это, конечно, значительно меньше, чем российско-китайский ежегодный торговый оборот, но сумма всё же внушительная, согласитесь.

Примечательно, что ни одной из перечисленных проблем в ходе недавнего российско-китайского саммита не поднималось вообще. Можно ли в таком случае считать, что все проблемы между Москвой и Пекином полностью улажены и две страны идут по пути укрепления связей – честному, а не формальному? И можно ли, таким образом, считать китайский визит российского лидера в полной мере успешным? Поживём – увидим.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.05.2014 05:09
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх