// // Российских бюрократов обязали этично «стучать» друг на друга

Российских бюрократов обязали этично «стучать» друг на друга

390

Чиновникам вернули девственность

У обладателей чиновных портфелей появились свои профессиональные «заповеди»
Фото: ИТАР-ТАСС
У обладателей чиновных портфелей появились свои профессиональные «заповеди» Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Президент России Дмитрий Медведев подписал новую редакцию указа «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих» (первая была подписана в 2002 году). Что изменит в жизни российской бюрократии её новый «этический кодекс», разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Как известно, пророк Моисей рекомендовал своему народу 10 нравственных заповедей. Принятый в 1961 году «Моральный кодекс строителя коммунизма» был более разнообразен и содержал 12 принципов. Президентский указ ещё более всеобъемлющий и насчитывает свыше 20 подпунктов. Большинство из них написаны в духе двух вышеперечисленных моральных сводов и представляют собой абстрактные благие пожелания. Госслужащие призваны «исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне»; «проявлять корректность и внимательность в обращении с гражданами», «терпимость и уважение к обычаям народов России»; «способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию», учитывая «культурные особенности различных этнических групп и конфессий»; «соблюдать нормы служебной этики и делового поведения»; «избегать конфликтных ситуаций»; «не использовать служебное положение при решении вопросов личного характера»; «уважительно относиться к деятельности представителей СМИ» и «оказывать им содействие»; «исходить из того, что защита прав и свобод человека и гражданина определяет основной смысл и содержание деятельности государственных служащих». И прочее, и прочее, и прочее…

По мнению экспертов, появление новых этических предписаний связано с тем, что в конце 2008 года по настоянию Совета Европы в России был принят пакет антикоррупционных законов. По словам Дмитрия Медведева, теперь у нас есть и термин «коррупция», и соответствующее законодательство. В соответствии с ним приведён и моральный кодекс российского чиновника.

Своевременное «информирование» органов прокуратуры о «коррупционных правонарушениях» переведёт того как минимум в стан подозреваемых в совершении уголовного преступления.

Ранее российский моральный свод чиновных правил ограничивался лишь туманными рекомендациями «исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных интересов», которые «препятствуют добросовестному исполнению должностных обязанностей», и «принимать законные меры по недопущению возникновения конфликтов интересов». Разумеется, речь идёт не о решении чужих проблем, что является прямой обязанностью госслужащего. «Конфликт интересов» – ситуация, когда чиновник имеет финансовый интерес в области, которая находится под его контролем. Во всём мире это тоже считается коррупционным элементом, который необходимо срочно и бесповоротно искоренять. Однако президентский указ ограничивался только вышеперечисленными завуалированными предписаниями. Согласитесь, в условиях российского капитализма таких увещеваний явно недостаточно.

Любопытно, что ранее против обязательного характера такого рода уведомлений активно протестовала Госдума. Депутаты заявляли, что это вызовет повальное доносительство. Вот что по этому поводу говорит член Общественной палаты Андрей Пржездомский: «У меня есть опасение, как бы такие сообщения не перешли в попытку скомпрометировать других людей». Действительно, возможность, по сути, ничем не рискуя, а просто ретранслировав слухи, привлечь правоохранительные органы к устранению конкурента на вакантную должность, наверняка заинтересует многих.

По теме

Впрочем, нужно сразу сделать одну существенную оговорку. Действие президентского указа распространяется только на обслуживающий персонал, то есть госслужащих категорий «Б» и «В». Чиновники категории «А» – министры и их заместители, главы субъектов РФ, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, судьи и другие высокие чиновники федерального и регионального уровней – остаются вне сферы действия новых чиновных предписаний. Это значит, что ждать повального «стукачества» министров, депутатов и прочих VIP-чиновников друг на друга не придётся. Напротив, скептики уверяют, что эта поправка лишь упорядочит коррупцию, установив в ней правила внутриведомственной и межведомственной иерархии. Дескать, если раньше госслужащий мог получать взятки и откаты, ни с кем не делясь, то по новому положению чиновник должен заранее договариваться с другими заинтересованными госслужащими об их доле.

Ещё одно важное предписание – требование к чиновнику «воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов и их руководителей, если это не входит в должностные обязанности государственного служащего». Мысль эта вполне логична: по мнению замдиректора ИМЭМО РАН Евгения Гонтмахера, госслужащий находится в рамках системы принятия решений, и критиковать решение, которое уже принято, для него неэтично. Излишне говорить, что рядовой госслужащий, то есть чиновник категории «Б» или «В», вряд ли рискнёт публично критиковать своё начальство. Ведь в этом случае вопрос его увольнения будет, как правило, предрешён. Начальство редко терпит критику снизу. Однако для лиц категории «А» это требование, совершенно очевидное для любой госструктуры, в нынешней России, раздираемой чиновными «конфликтами интересов», выполняется далеко не всегда.

Достаточно вспомнить экс-советника президента РФ Андрея Илларионова. Вплоть до своей добровольной отставки в конце 2005 года он повергал в изумление западную общественность, публично критикуя своего непосредственного начальника за экономический и политический курс власти. Так, в 2004 году Илларионов заявил, что «избиение ЮКОСа – лучшей национальной нефтяной компании – начинает иметь экономические последствия», а затем назвал продажу «Юганскнефтегаза» «экспроприацией частной собственности» и «аферой года».

Примеров аналогичной вольности в своих публичных высказываниях можно найти немало и у высокопоставленных сотрудников Минфина и Минэкономразвития. Нередко их скептические оценки экономической ситуации в стране вызывали настоящую панику на бирже, в чём, видимо, и состоял чиновный расчёт. В мае 2009 года Федеральная антимонопольная служба даже предложила наказывать таких госслужащих за «ценовые сигналы». Но воз и ныне там: чиновников категории «А», неподвластных «этическому кодексу», предписание «воздерживаться от публичных суждений и оценок в отношении деятельности руководителей государственных органов» не страшит.

Ещё одной новацией стало предписание госслужащим «воздерживаться в публичных выступлениях, в том числе в СМИ, от обозначения в иностранной валюте стоимости на территории РФ товаров, работ, сумм сделок, показателей бюджетов всех уровней, размеров государственных и муниципальных заимствований, государственного и муниципального долга». Большинство чиновников, да и вообще россиян, уже привыкли измерять все эти показатели не в «деревянных», а в долларах или евро. Так, экс-министр экономического развития и торговли Герман Греф даже на заседаниях правительства оперировал только ими, оценивая показатели федерального бюджета. Теперь придётся перестраиваться и «пересчитываться». Правда, не совсем понятно, зачем вообще забивать и без того не слишком крепкие головы наших бюрократов подобной чепухой.

Несколько подпунктов посвящены необходимости чиновной беспристрастности. Согласно указу госслужащему предписано «не оказывать предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям», «исключить возможность влияния на служебную деятельность решений политических партий». При этом вышестоящие госслужащие призваны не допускать принуждения своих подчинённых «к участию в деятельности политических партий и иных общественных объединений».

Что ж, указания весьма своевременны сейчас, в условиях явного перевеса партии власти во всех структурах власти. В то же время запрета на членство госслужащих в политических движениях законодательство, как известно, не предусматривает. А согласно уставу той же «Единой России» каждый её член обязан «всемерно содействовать реализации программы партии», «лично выполнять и активно способствовать претворению в жизнь решений руководящего органа», «в меру своей компетенции участвовать в организации и проведении избирательных кампаний». Аналогичные положения содержатся и в уставе партии «Справедливая Россия». У многих партийных сотрудников органов власти на первый взгляд могут и должны возникнуть противоречия. Добросовестный чиновник, с одной стороны, обязан соблюдать нейтралитет, а с другой стороны, будучи, например, членом «Единой России», запретить митинг оппозиции ценой нарушения служебной этики.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.07.2009 12:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх