// // Российские музыканты судятся с теми, кто вроде бы защищает их права

Российские музыканты судятся с теми, кто вроде бы защищает их права

353

Протестное выступление

Сукачёва возмутил тот факт, что он не является правообладателем
собственных произведений
Фото: Сергей Михеев/Коммерсантъ
Сукачёва возмутил тот факт, что он не является правообладателем собственных произведений Фото: Сергей Михеев/Коммерсантъ
В разделе

Однажды несколько молодых ребят из бельгийской юмористической телепрограммы «Хватит» решили показать своим согражданам, как на самом деле выглядят те, кто «собирает деньги для авторов» за исполнение музыки в Бельгии. И поставили эксперимент, в котором несуществующие исполнители пели несуществующие песни. Крупнейшая международная компания, производящая различную продукцию из бумаги, Kimberly Clark, якобы спела песни, не входящие в репертуар бельгийского авторского общества. Для названий этих несуществующих песен использовали «мысли» аппарата для сушки рук в туалете: «Горячий ветерок», «Покажи мне свои руки», «Я хочу дуть на тебя сухо», «Я не певец, я машина» и даже «Мы вас одурачили». Через пять дней из авторского общества пришёл ответ. Все песни этого «исполнителя» «100% охраняются авторским правом», и за них нужно заплатить в авторское общество гонорар в размере 127,07 евро. Похожие парадоксы с борьбой за соблюдение авторских прав регулярно происходят и в России.

Предполагая, что это могла быть «досадная ошибка» авторского общества, бельгийцы опыт повторили. На сей раз «певцами» стали названия товарных знаков ряда товаров из обычного супермаркета: Suzi Wan (китайская еда), Mister Cocktail (напитки), Party Mix (еда) и миксер Kenwood. Авторское общество повторно подтвердило свою «копирайтерскую репутацию» – оно никогда «не ошибается» в «артистах» и в «песнях». Счёт за авторский гонорар составил уже более 540 евро. Авторский налог узаконен практически во всех развитых странах. Что же происходит в России на этом поле?

В Самаре был такой случай. В ходе празднования Дня Победы хор ветеранов спел «Славянку». Пел хорошо – от всей души. Но вскоре оказалось, что, для того чтобы исполнить эту песню, хор (или в данном случае руководство города) должен был заплатить в Российское авторское общество (РАО). Или же другая история, с Эмиром Кустурицей. В октябре 2010 года в Ростове-на-Дону по приглашению Валерия Фурмана его No Smoking Orkestra выступили перед зрителями города. А после концерта начались претензии РАО, которые переросли в суды.

Что же вменялось в вину опытному организатору концертов? Как обычно в случае судебных преследований РАО, Фурмана обвинили в том, что он не получил у авторского общества разрешения на исполнение песен Кустурицы самим же автором и его группой. И этот случай не исключение. Общаясь с промоутерами концертов, РАО гораздо проще собирать авторские отчисления, тем более что суммы отчислений с проданных билетов намного больше, чем с гонораров.

Что же бывает, если договор промоутер заключает непосредственно с исполнителем, минуя РАО? Известное московское концертное агентство «Мельница», которое уже больше 10 лет проводит концерты лучших исполнителей как в России, так и в странах СНГ, погрязло в судах. Уже год с агентством работает Анатолий Семёнов, чья деятельность как до этого в Государственной думе РФ, а теперь и в судах посвящена защите прав предпринимателей от злоупотреблений интеллектуальными правами, включая и авторское право. Его помощь очень понадобилась агентству, когда после проведения концертов Гарика Сукачёва, Валерия Кипелова, Григория Лепса и группы «Машина времени» РАО подало иски в суд и, собственно, началась эта история.

И, несмотря на известный любому юристу ещё со времён римского права принцип non bis in idem («не дважды за одно и то же»), суд уже в первой инстанции умудрился вынести решение в пользу РАО. Когда представитель правообладателей – Сукачёва, Кипелова и Лепса – явился в суд, чтобы пояснить всю абсурдность защиты их прав в ситуации, когда сами правообладатели уже ими распорядились и получили за это деньги, суд ничтоже сумняшеся отказал ему в участии в собственном деле. Мотивировала Фемида такое решение поистине бессмертной фразой: «Как установлено в судебном заседании, при обращении в суд ООО «РАО» о том, что оно действует в интересах конкретных исполнителей, заявлено не было, и представитель истца факт действия её доверителя в интересах других лиц в судебном заседании отрицала категорически. Все заявленные истцом требования направлены исключительно к его собственной выгоде». Пожалуй, авторам – как членам Российского авторского общества, так и тем, кто вольно или невольно вынужден доверять РАО управление своими правами ввиду отсутствия альтернативы, – стоит всерьёз задуматься над этим выводом суда...

По теме

Сейчас дело находится на рассмотрении в Мосгорсуде, где вызвало интерес у кассационной коллегии, которая даже объявила перерыв для рассмотрения жалобы Сукачёва на отказ в участии в собственном деле, что явилось неприятной неожиданностью для РАО, привыкшего делать свои дела без самих правообладателей. Интерес к делу именно Сукачёва вполне понятен: выступление Гарика состояло в основном из сочинений самого музыканта. И поэтому вывод Тушинского райсуда о том, что он не является правообладателем исполненных им произведений, был для него особенно возмутителен.

Что же касается группы «Машина времени», то она отказывается от заключения прямых договоров с организаторами концертов, так как Андрей Макаревич является членом авторского совета РАО и его выбор в пользу РАО очевиден. Хотя, может, он и был бы не против получить деньги сразу, быстро и без комиссии РАО, но у него, вероятно, есть долгоиграющие интересы, ради которых он, как и другие члены авторского совета, никогда не пойдёт против кормящей их организации. А бороться действительно есть за что.

Именно высокая позиция в авторском совете и позволяет Макаревичу контролировать свои доходы. Попасть в авторский совет РАО очень непросто. Он сформирован функционерами из тех, кого они побаиваются и не хотели бы видеть в качестве оппонентов в суде. А через это обеспечивается неприкосновенность РАО для проверок со стороны государства: кто из чиновников захочет ссориться с медийными лицами? Понятно, что это само по себе гораздо выгоднее, чем какие-то конкретные деньги с какого-то конкретного концерта.

Даже если бы суды и взялись судить по закону, а не по представлениям о нём у РАО, то им пришлось бы рано или поздно встать перед выбором – если не РАО, то кто? Оттого-то суды и другие ветви власти закрывают на это глаза, потому что, стоит один раз по-честному посмотреть на этого голого короля – и вся система, так слаженно работавшая долгое время, рассыплется, и получится, что всё это время РАО занималось собственным обогащением. А кто же захочет признаться в том, что знал об этом и молчал все эти долгие годы?

«После столь ошеломительного по своей беззастенчивости решения по делу Сукачёва мы окончательно убедились, что суды общей юрисдикции будут всегда подсуживать РАО, любой ценой, даже ценой прямого нарушения закона, – говорит Анатолий Семёнов. – И мы стали сами оспаривать уже в Арбитражном суде эти кабальные лицензионные договоры, которые РАО принуждает заключать всех промоутеров без исключения, фактически назначая нам 5-процентный налог с оборота. Нормальная процедура преддоговорных споров с РАО не работает – они, как Генри Форд, считают, что «машина может быть любого цвета, при условии, что она чёрная».

Опубликовано:
Отредактировано: 24.10.2011 12:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх