// // Российская экономика страдает от благополучия – отрезвлять будут падением рубля

Российская экономика страдает от благополучия – отрезвлять будут падением рубля

472

Не так считаем

Россия первой из стран БРИК попадёт в «ловушку среднего дохода». Так считают эксперты
Фото: ИТАР-ТАСС
Россия первой из стран БРИК попадёт в «ловушку среднего дохода». Так считают эксперты Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

О том, что экономика тормозит, говорят уже на самом верху российской власти. Поползли слухи об обвале рубля и срочном использовании госфондов на благо промышленности. Более того – недавно Счётная палата РФ попрекнула Минэкономразвития излишним оптимизмом. Дескать, не время сейчас прогнозировать рост, экономика в опасности. Всё чаще звучит термин «Застой 2.0». Дескать, Россия погружается в пучину стагнации, выход из которой будет так же ужасен, как и на рубеже 80–90-х годов. «Наша Версия» решила разобраться, насколько оправданы эти страхи.

Счётная палата усомнилась в обоснованности базового сценария социально-экономического развития, выбранного правительством на 2014–2016 годы. Прогноз слишком оптимистичен, чтобы на его основе верстать бюджет, заявил зампред Счётной палаты РФ Валерий Горегляд.

Завышенные ожидания

Напомним, что правительством 16 мая были рассмотрены сценарии Минэкономразвития. В базовом (то есть наиболее вероятном) сценарии говорится, что в 2013 году рост ВВП достигнет 2,4%, в 2014-м – 3,7%, а в 2016-м рост ускорится до 4,2%. Рост инвестиций составит соответственно 4,6, 6,6 и 7,6%. Следовательно, Россия, имеющая сейчас суверенные кредитные рейтинги Baa1 от Moody’s и BBB от Fitch и S&P, к 2016 году должна получить наивысшие оценки.

По мнению Горегляда, запланированный рост ВВП и инвестиций ни на чём не основан: ведь то же Минэкономразвития ожидает одновременно сокращения инвестпрограмм компаний нефтяной, энергетической, газовой, железнодорожной отраслей суммарно более чем на 10% в 2013–2014 годах. Плюс усиливающийся отток капитала: только за первый квартал 2013 года он достиг 26 млрд долларов, в то время как за весь 2012-й не превысил 54 млрд долларов.

Не всё ладно даже с прогнозом роста ВВП в этом году: Горегляд подсчитал, что на данный момент выходит 1,7% годовых. Чтобы достичь искомых 2,4% во втором полугодии, экономике надо здорово ускориться. Вот только на чём? Тем более неясно, за счёт чего в 2014 году прирост ВВП превысит уровень и нынешнего, и прошлого годов.

Даже в пессимистичном сценарии с падением цены нефти до 80 долларов за баррель ведомство прогнозирует не спад, а рост ВВП (на 1% в 2014 году), удивляется зампред СП. По его мнению, это означает, что у правительства нет сценария и соответственно плана действий на случай рецессии.

Минэкономразвития ответило пафосно, но маловразумительно. «Может, Счётная палата не верит в Россию, а мы верим», –

заявил замминистра экономического развития Андрей Клепач. И заверил, что министерство имеет сценарий даже на случай снижения цены нефти до 60 долларов за баррель – просто не публикует его, так как считает маловероятным.

«Чтобы не сеять панику», – съязвил на это один из известных экономистов. Ведь о том, что экономика тормозит, говорят уже и премьер, и президент. Минфин заявил, что из-за ухудшения экономической ситуации федеральный бюджет в 2013 году недосчитается 0,5 трлн рублей доходов, а в 2014–2015 годах – 1,6 триллиона. Большинство аналитиков уверены в том, что правительству следовало бы закладываться на замедление темпов роста в течение нескольких лет.

«Бег на месте продолжается» – так озаглавила статью в еженедельном бюллетене института «Центр развития» Высшей школы экономики его глава Наталья Акиндинова. Апрельские данные подтвердили, что в российской экономике продолжается стагнация, а мартовское оживление было связано с временными факторами, говорится в статье. Положительную динамику показывают лишь немногочисленные отрасли, остальные либо стагнируют, либо падают. Данные нового опроса Центра конъюнктурных исследований ВШЭ показывают, что в мае оптимизма у промышленников не прибавилось.

По теме

Вперёд, к загнивающему капитализму?

Нулевой рост инвестиций сохраняется уже больше года, напоминает Акиндинова. Бизнесмены, даже разочаровавшись в офшорах после кризиса на Кипре, в производство деньги всё равно не вкладывают – об этом свидетельствует рост депозитов предприятий. Потребительский спрос не поможет: его ресурсы истощают торможение роста зарплат в небюджетном секторе и высокие ставки кредитов. При этом население тоже предпочитает вкладывать деньги в депозиты, а не в инвестиции или потребление.

Впрочем, руководство страны решило стимулировать кредитование путём сокращения банковской маржи: вскоре после замечания президента Владимира Путина о дорогих кредитах глава Сбербанка Герман Греф заявил, что банк снижает процентные ставки. По оценке Центра развития, снижение процентной ставки на 1 п.п. ведёт к увеличению темпов роста кредитования на 1,6 п.п. Но гораздо большее влияние на динамику кредитов оказывает рентабельность предприятий: её рост на 1 п.п. обеспечивает целых 11,5 п.п. дополнительного прироста кредитов. «Из полученных результатов следует, что политика снижения процентных ставок в условиях низкой рентабельности подавляющего большинства нефинансовых предприятий не позволит существенно расширить кредитование, если только банки при этом совсем не закроют глаза на риски при отборе заёмщиков», – делает вывод Акиндинова.

Путь к повышению рентабельности лежит через сокращение издержек и рост производительности, но пока экономическая среда не создаёт достаточных условий ни для того, ни для другого, делает вывод эксперт.

Упаднические настроения овладевают и населением, что также неблагоприятно сказывается на экономических перспективах. Россияне всё более негативно оценивают условия для развития бизнеса в своём населённом пункте, показал опрос ВЦИОМ.

Разумеется, сыграло здесь роль и непродуманное повышение страховых взносов для индивидуальных предпринимателей, в результате которого страна за полгода потеряла более 10% самозанятых граждан. Но, по мнению управляющего директора ГК «АЛОР» Сергея Хестанова, дело в том, что явственное торможение экономики влияет на экономическое поведение всех: и простых обывателей, и бизнесменов, и политиков.

Другое дело, что параллель с застоем тут скорее чисто внешняя – как и тогда, темпы роста сильно упали, как и тогда, виноваты цены на сырьё, прежде всего нефть. «В последние годы драйвером роста был чисто экспорт, – говорит Хестанов. – Беда в том, что цены сегодня хоть и высокие, но дальше расти не хотят. Объёмы экспорта тоже стагнируют». То есть в отличие от советского застоя российская экономика сегодня страдает не от падения цен, а от отсутствия их роста.

…То есть зажрались?

Мы попали в классическую ловушку среднего дохода, считает Хестанов. Так называется момент, когда быстро растущая экономика исчерпает «преимущества отстающего» – возможность получения большей прибыли из-за низких издержек и «эффекта нулевой базы». Как правило, этот момент наступает, когда среднедушевой ВВП приближается к 16 тыс. долларов. В России, по расчётам экспертов, это наступит как раз в нынешнем году. Она станет первой из стран БРИК, которые столкнутся с этой проблемой: Китай ловушка поджидает в 2020 году, Бразилию – в 2024-м, а Индию – только в 2038-м.

Впрочем, опыт преодоления ловушки среднего дохода есть. Страны Западной Европы потеряли темп в 1970-х годах, Южная Корея – в 1995-м, Сингапур и Гонконг – в начале 1980-х, Тайвань – в конце 1990-х, все – при тех же обстоятельствах. Увы, все они выходили из ловушки через кризис: нефтяной шок 70-х, кризис 80-х, от которого Япония, например, так и не оправилась до сих пор, кризис, начавшийся в Южной Корее в 1997 году, закончившийся российским дефолтом 1998-го.

Неудивительно, что многие пытаются экстраполировать ситуацию на Россию, чтобы угадать, что станет толчком к кризису. Социальные обязательства, набранные в расчёте на продолжение роста сырьевых цен? Искажения на рынке труда, грозящие при переходе к постиндустриальной экономике системной безработицей низкоквалифицированных рабочих при дефиците специалистов? Стрессовое падение цен на нефть, вызванное продолжающимся мировым кризисом?

По мнению Хестанова, России кризис в среднесрочной перспективе не грозит. Те же бюджетные обязательства номинированы в рублях, напоминает он, а основные доходы бюджета – в долларах, поступающих от экспорта. «Поэтому проще всего отпустить рубль – что, собственно, сейчас и происходит», – считает аналитик. Правда, никакого катастрофического снижения он не ждёт: всё же у России достаточно велики золотовалютные издержки и достаточно низка долговая нагрузка на бюджет. «Но плавное, контролируемое ослабление рубля на протяжении минимум одного, а максимум двух лет вполне вероятно», – полагает Хестанов.

Закончится этот период для России, по его мнению, скорее всего очень хорошо. «Я всё же очень надеюсь, что включённый сейчас печатный станок в США и Европе даст свои плоды: раскрутка инфляции приведёт к росту цен на реальные активы – а это как раз нефть, газ и проч., – говорит эксперт. – Тогда на Россию снова прольётся золотой дождь, как это было в 2004–2006 годах».

Вот после этого возможен настоящий застой. Дело в том, что согласно волновой экономической теории следующий мировой кризис нужно ожидать в 2019 году. «Я считаю, сейчас всё происходит гораздо быстрее, так что и новый мировой кризис следует ждать раньше – в 2016–2018 годах, – говорит Хестанов. – Вот тогда, как и в прошлые разы, после резкого роста цен на нефть произойдёт их столь же резкое падение – и тут российской экономике может прийтись нелегко».

В общем, если верить эксперту, у российского руководства есть ещё три-пять лет на то, чтобы подстелить соломки. Увы, пока все силы брошены на то, чтобы не ударить в грязь лицом на Сочинской Олимпиаде в 2014-м и чемпионате мира по футболу в 2018-м. Ох, как бы нынешняя Олимпиада не оказалась тем же апогеем «Застоя 2.0», как и её предшественница 1980 года…

Опубликовано:
Отредактировано: 10.06.2013 16:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх