// // России грозят массовые увольнения под предлогом ликвидации вакансий

России грозят массовые увольнения под предлогом ликвидации вакансий

395

Просят не занимать

«Живых» работников пока стараются не выгонять, но вскоре кадровики могут взяться и за них
Фото: ИТАР-ТАСС
«Живых» работников пока стараются не выгонять, но вскоре кадровики могут взяться и за них Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Похоже, с гордостью за низкий уровень безработицы в России придётся распрощаться вскоре после окончания выборной кампании. Первые звоночки уже раздались – правда, в корпоративном секторе их называют «оптимизацией численности персонала». Название новое и не очень пугающее, суть одна – новых вакансий нет и не предвидится. Старые сокращаются по мере убыли сотрудников.

«Мы никого не сокращаем – просто на место уволившегося никого не берём, распределяя его функции между оставшимися сотрудниками» – такое признание автор услышал сразу от нескольких знакомых главных редакторов столичных СМИ, пытаясь помочь трудоустроиться своему коллеге-журналисту. «Нет ли у тебя знакомых, которым нужен фрилансер? А то мои заказчики решили теперь справляться своими силами», – спросил знакомый дизайнер. Что это не отдельные случаи, а тенденция, подтверждают рекрутеры.

Российский бизнес ещё не готов приступить к сокращениям, но уже решил принять превентивные меры.

«Оптимизация расходов на персонал» – вот как это называется. Это значит – сделать всё, чтобы за ту же работу заплатить как можно меньше. Снизить премии или превратить их из безусловной части зарплаты, годной разве что для взимания не признаваемых законом штрафов с нерадивых работников, в ценный приз, достающийся только прыгнувшим выше головы. Отказаться от дорогостоящих профессионалов – штатных или, что чаще, привлечённых внештатно. Правда, при этом страдает качество работы, поэтому чаще идут другим путём – передают наиболее важную часть работы именно фрилансерам из числа профи, сокращая соответствующие штатные единицы. Чтобы избежать возможных сокращений в будущем, уже сейчас «поджимают хвосты»: сокращают освобождающиеся вакансии, распределяя работу на оставшихся сотрудников. Иногда в результате увольняются и они, в этом случае предпочитают работать опять же с внештатниками. Это ещё не кризис – только его ожидание. Но ожидание вряд ли напрасное.

Впрочем, в некоторых секторах уже полным ходом идут сокращения, признают эксперты. В первую очередь в финансовом секторе. Самое громкое сокращение – 30 тыс. сотрудников – в Сбербанке до 2014 года. То есть банку нужно ежегодно сокращать порядка 3–5% сотрудников до общей численности в 210 тысяч. Официально – из-за внедрения ИТ-технологий. Между прочим, ранее в банке изменилась система выплаты премий – как раз от безусловного порядка перешли к условному, по решению руководителя. ВТБ вообще регулярно сокращает штат в последние годы. За первые шесть месяцев 2009 года было сокращено 3,6% людей до общей численности 40 486 человек. В 2010 году банк сократил в среднем порядка 10% персонала. Часть персонала сократят и такие банки, как «Ренессанс Капитал», Альфа-банк, «Открытие», Росбанк и Unicredit Securities.

Причина, по которой первым сокращения начал именно финансовый сектор, проста. Именно он наиболее чувствителен к глобальным изменениям конъюнктуры. А сейчас мировая экономика опять нехорошо себя чувствует – на этот раз из-за Европы.

«Поскольку основным пострадавшим от кризиса европейских долгов в краткосрочной перспективе стал финансовый сектор, то здесь с большой вероятностью можно ждать сокращения персонала. Думаю, что промышленность и торговля пострадают в гораздо меньшей степени, чем финансовый сектор», – прогнозирует директор аналитического департамента «Вектор Секьюритиз» Александра Лозовая.

По теме

Однако промышленность тоже чувствует себя неважно. Это видно из ноябрьских материалов центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Индекс предпринимательской уверенности уже полгода лежит на нуле, и можно официально констатировать стагнацию промышленного сектора. Ухудшается ситуация и на рынке труда. Причинами руководители 4,5 тыс. крупнейших предприятий России называют недостаточный внутренний спрос и низкую финансовую обеспеченность. Лучше других чувствуют себя только экспортно ориентированные отрасли. Но это в основном сырьевой сектор. А в нём, как замечает директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон, нужно много капиталовложений и немного персонала. Более того, увеличение в российском ВВП доли сырьевого сектора негативно действует на рынок труда в других секторах. С одной стороны, благодаря возможности высоких зарплат он «высасывает» с рынка труда высококвалифицированных специалистов. С другой – не создаёт адекватного экономической ситуации количества рабочих мест.

В результате остальные сектора вынуждены брать пример с сырьевого. Но так как выплата аналогичных вознаграждений сделает их неконкурентоспособными, применяют пресловутую «оптимизацию». При этом помимо «кнута» в виде повышения требований и прекращения набора сотрудников действуют и «пряники». Так, например, по финансовому сектору рост зарплаты топ-менеджмента составил порядка 12%, по рядовым сотрудникам – 6%. То есть компании предпочитают нанять одного дорогостоящего специалиста, который сможет «построить» низкооплачиваемый «офисный планктон». Последнему приходится плохо – его и сокращают, и ущемляют в зарплате.

Пока это и неплохо, признают рекрутеры: повышение выплат с одновременным ужесточением требований понуждает к профессиональному росту. В российской экономике проблема с низкоквалифицированным дипломированным персоналом, признаёт Гимпельсон. Вначале «тучные» годы дорогой нефти и отсутствие конкуренции не побуждали бизнес к проведению жёсткой кадровой политики. Проще говоря, владельцам бизнеса было без разницы, насколько он эффективен – «рынок всё кушал», а топ-менеджерам часто проще было иметь дело с тем же безропотным и пресмыкающимся «офисным планктоном», нежели с капризными профессионалами, знающими себе цену. В кризис избавиться от балласта бизнесу не дали власти – из боязни массовых социальных выступлений. Теперь рынок съёживается, и за право остаться на нём разворачивается нешуточная борьба. Немалые социальные выплаты понуждают задуматься о сокращении фонда зарплаты. А тут ещё вступление России в ВТО, грозящее выходу на российский рынок иностранных «акул бизнеса». И всё это в ожидании второй волны кризиса. Тут уж не до шуток – работодатели всерьёз задумались об эффективной кадровой политике. И немедленно выяснили, что у них полно ненужных работников.

Официальная российская статистика пока показывает сокращение числа безработных. Показатель упал с 7,8% в начале года до 6% в сентябре. Согласно опросу, проведённому в сентябре 2011 года порталом Superjob.ru, 76% работодателей не проводят сокращения сотрудников. «Некоторые компании вынуждены сокращать персонал, но в небольших количествах. И 2% работодателей проводят массовые сокращения», – отмечает исполнительный директор Superjob.ru Ольга Батраева.

Однако, по мнению Гимпельсона, это не совсем так. «Идёт ползучее сокращение в компаниях», – говорит он. Вся фишка в том, что общий уровень занятости и занятость наёмных работников – разные вещи. А спрос на труд слабеет». Проблема в том, что экономика не генерирует новые рабочие места, уверен Гимпельсон. «Когда нам говорят, что создан 1 млн рабочих мест, то забывают сообщить, что ликвидировано-то 2 млн», – говорит он.

Создавать рабочие места должны успешные компании. Но в России успешные компании сегодня как раз занимаются сокращением – по вышеприведённым причинам. Помочь могло бы появление новых успешных бизнесов, которым нужны были бы новые работники по мере расширения дела. Но в российской экономике последние годы шло сокращение такого бизнеса. Ведь кто может добиться успеха в условиях превалирования сырьевого сектора? Только сырьевые компании и обслуживающие их бизнесы. Однако первые либо государственные, либо находятся под государственным влиянием, вторых, в силу небольшого количества первых, нужно не так много и их успех определяет вовсе не рыночная конкуренция. Остальные могли разве что пытаться выжить в условиях усиливающегося монополизма прогосударственных игроков, увеличения коррупции и усиления налогового бремени. А нет новых успешных бизнесов – некуда девать «лишних» людей.

В этих условиях можно надеяться только на то, что в условиях усиления конкуренции за места работники сами начнут повышать квалификацию и производительность труда. И в этом случае даже отсутствие мест в российской экономике не проблема – есть рынки других стран, где хороший профессионал может попытать счастья. Но эксперты безжалостны: пойти по этому пути смогут немногие. Большая часть уволенных, увы, пройдут традиционный путь люмпенизации: вначале – требования от властей «навести порядок», затем – постепенная деградация и алкоголизация.

«Чему тут ужасаться – половина российской провинции так живёт, – удивился один из экспертов. – Некоторые предприятия вынуждены завозить гастарбайтеров – местные безработные уже ни на что не годны». И это, наверное, самое опасное последствие идущих процессов.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.11.2011 15:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх