// // Психические заболевания среди политиков – не редкость

Психические заболевания среди политиков – не редкость

1479

Крыша едет не спеша

4
В разделе

Сложно сказать с уверенностью, насколько чаще сезонные обострения психики случаются у политиков, нежели у простых смертных. На эту тему написаны тысячи научных и околонаучных трактатов, но мнения в них высказываются совершенно противоположные.

Сходятся, впрочем, на том, что чаще подобные обострения проявляются у людей творческих профессий и учёных, а политики в профессиональном рейтинге жертв безумия находятся где-то в конце первой двадцатки, за поварами и секретаршами. Шутники злословят: мол, для того чтобы сойти с ума, необходимо его наличие, а у политиков, дескать, с этим бывают проблемы. Но шутки шутками, а вопрос-то серьёзный: страдающий обострением повар в худшем случае плюнет в приготовленный суп, а от обезумевшего политика вреда может быть куда как больше.

Сановные безумцы ведут себя настолько непредсказуемо во время сезонных обострений, что впору произвести небольшой экскурс в историю и отследить, как именно эти обострения сказываются на поведении некоторых политиков. Вот, скажем, министр обороны США Джеймс Форрестол как-то по весне шагнул вниз с 16-го этажа с криком «Русские идут! Я видел русских, они уже здесь!» Премьер-министр Франции Пьер Береговуа, напротив, в последние минуты жизни не буянил, а вёл себя тихо и благочинно – во время прогулки по берегу озера он одолжил у охранника пистолет и выпустил в себя две пули. Министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко тоже ранил себя двумя пулями и тоже по весне. И хотя до сих пор некоторые считают, что министру уйти помогли, генпрокурор Михаил Потебенько убеждён, что самоубийца «не смог вынести психологического давления», которое у него якобы «по весне обострилось». А у одного из лидеров армянского движения «Дашнакцутюн», Наири Унаняна, это самое неприятное обострение пришлось на осень – и бывший журналист в здании парламента Армении уложил наповал восьмерых политиков – трёх депутатов, спикера и двух вице-спикеров, премьер-министра и министра по оперативным вопросам. Кстати, Унаняну влепили пожизненный тюремный срок, хотя он представил суду выписки из своих медицинских карточек, заведённых на него в «жёлтых домах» Симферополя и Евпатории – городах, в которых убийца проживал до того, как совершил преступление. Так что не всегда разбушевавшимся в сезон безумным представителям политического бомонда помогают их справки о душевном недомогании.

Жириновскому приходится «ярчить», имитируя сезонное обострение

Хорошо, что отечественные политики и в сезон обострений ведут себя не столь буйно – во всяком случае, не стреляют в себя и окружающих. Взять хоть Владимира Жириновского, который на днях всего-то и сделал, что неудачно пошутил, приказав своей свите напасть на беременную журналистку Стеллу Дубовицкую. Впервой ли, в самом-то деле? Помнится, в мае 1997 года Владимир Вольфович, осерчав за что-то на журналистку Юлию Ольшанскую, вырвал у неё микрофон и затолкал даму в свой «Мерседес», разбив при этом дверцей автомобиля лицо оператору Валерию Иванову. А двумя годами ранее Жириновский подрался с коллегой Евгенией Тишковской прямо на заседании Думы – суд тогда обязал фракцию выплатить женщине целых 20 тыс. рублей отступных. «Жириновский сошёл с ума», – констатировали российские интернет-ресурсы, припоминая, что ещё примечательного совершал весной или осенью глава третьей по величине думской фракции. Обострение? Нет, не похоже. Объяснение же странному поступку главного, пожалуй, ковёрного российской политики даётся такое (его автору этой статьи озвучили как-то в кулуарах Госдумы). Итак, примерно полтора-два месяца назад, если верить досужим слухам, с Жириновским якобы стали работать некие новые политтехнологи предположительно из США или из Израиля. Вы заметили, насколько ярко и вызывающе стал одеваться лидер ЛДПР? Обратили внимание на его новые галстуки и костюмы сочных расцветок, которые были бы уместны где-нибудь в варьете, но не в сессионном зале Госдумы? Вот и поступки приходится совершать под стать новым нарядам – чтобы привлечь к себе повышенное, пусть даже и нездоровое, внимание. Поговаривают, что Жириновский собрался уйти из большой политики и весь этот нынешний эпатаж всего лишь попытка оставить о себе скандальную память. Авось да и поможет эта самая память его партии не оказаться за бортом российской политики в ближайшие годы – ведь другого яркого лидера у либерал-демократов нет и в помине.

По теме

Кстати, к вопросу о вменяемости Жириновского. Несколько лет назад автор этого текста был свидетелем выступления главы ЛДПР перед залом, в котором сидели сливки российского пиара – от тогдашнего главы Российской ассоциации по связям с общественностью Владимира Мединского до звёзд первой величины – Игоря Минтусова и Евгения Минченко. Выступающих эти люди слушали не слишком внимательно, даже снисходительно, что ли. И вот на трибуну поднимается Жириновский. И говорит два с половиной часа – безо всяких шпаргалок, импровизация чистой воды. А зал внимает, затаив дыхание, время от времени взрываясь смехом или аплодисментами. Не поверите, но Жириновский рассказывал профессионалам пиарщикам об их профессии – вернее, о том, что думают о пиарщиках политики. И едва ли нашёлся хоть один слушатель в зале, которому в голову пришло бы поставить под сомнение вменяемость выступающего.

У белорусского президента, по слухам, и справка имеется

В отличие от Жириновского белорусский президент Александр Лукашенко не щеголяет цветастыми одеяниями и в рукоприкладстве применительно к дамам замечен не был. Но заявления он время от времени делает под стать Жириновскому – чего стоит только одна его реплика в поддержку соборности Украины и против федерализации, на которой настаивает Россия. «Вы ведь прекрасно понимаете, к чему может привести эта федерализация, – заявил глава нашей союзной республики. – Если мы зафиксируем юридически раскол Украины на восток и запад, завтра не исключена возможность, что кто-то от этой федерации захочет часть оттяпать». «Кто-то» – это, конечно, сильно сказано – как говорил один популярный мультперсонаж, «не будем говорить кто, хотя это был слонёнок». Почему же вдруг Батька, известный своей лояльностью по отношению к России, вдруг ни с того ни с сего решил пойти вразрез с официальной линией руководства нашей страны?

А всему виной, похоже, то самое сезонное обострение. Взять хоть того же Жириновского: как ни старались некоторые врачи объявить его шизофреником, ничего у них в итоге не вышло. А вот с Лукашенко, как выясняется, совсем другая история. Давным-давно завотделением Могилёвской областной психбольницы Дмитрий Щигельский опубликовал опус под названием «История болезни Александра Лукашенко», в котором содержался сенсационный вывод: у белорусского президента «присутствуют три из четырёх компонентов, определяющих наличие психопатии… Таким образом, обосновано выставление диагноза «умеренно выраженная мозаичная психопатия с преобладанием черт параноидального и диссоциального расстройств личности». И если прав Щигельский, то сезонные заскоки у белорусского президента могут быть вполне объяснимы. И возможно, что уже через пару месяцев Лукашенко совсем по-иному отреагирует на процесс федерализации Украины, который, к слову, едва ли остановить. Обострение-то закончилось!

По весне у депутатов обостряется желание запрещать

Что же касается политиков более мелких, нежели глава старейшей российской партии и тяжеловес, два десятилетия управляющий союзной республикой, то на них сезонные обострения действуют куда как заметнее. Вот, скажем, депутаты Госдумы выступили давеча с законопроектом о запрете двойного гражданства. И что же тут такого, спросите вы, ведь формально двойное гражданство в России запрещено, а так называемое множественное гражданство хоть и не запрещают, но и не поощряют? Да как сказать – законопроект о запрете двойного гражданства депутаты внесли в тот же день, когда президент России предложил наделять российскими паспортами всех тех, чьи предки родились на территории СССР и Российской империи. И депутаты, что совсем уж примечательно, это предложение Владимира Путина поддержали. Что имеем на выходе: скажем, представители аргентинской, парагвайской, французской или сербской диаспор обращаются к российским властям за паспортами – а Путин обещал выдавать их, не отнимая при этом другие паспорта, – и… что? Получают отказ? Но ведь президент обещал! Или – получают российские паспорта? Но как тогда быть с законодательной инициативой, авторство которой приписывают депутату от ЛДПР Сергею Иванову? Странно всё это, согласитесь.

По теме

Или другая скандальная инициатива – о запрете мата в кино и литературе. Нет, сама по себе инициатива понятна – в некоторых современных произведениях искусства герои матом уже не ругаются, а разговаривают, вызывая справедливое негодование у рафинированных дам и высокоморальных пенсионеров. Вопрос в следующем: а как депутаты технически представляют себе процедуру «запикивания» матерщины в уже отснятых фильмах и напечатанных книгах? Ведь их, этих произведений искусства, тысячи, если не десятки тысяч, и чуть ли не в каждом втором можно отыскать крепкое словцо. И кто это «запикивание», собственно, оплатит? Может быть, сами депутаты? Этой весной народные избранники навыдвигали немало законопроектов, не менее чудных, – как вам запрет на проведение детских конкурсов красоты или тюремное наказание за повторное участие в митинге? Делаем скидки на сезон?

Политикам нужно устраивать сезонные проверки на вменяемость

Нынешняя весна как-то уж очень подозрительно полна свидетельствами обострения у целого ряда чиновников и политиков – не только российских, кстати. Вот кандидат в президенты Украины Юлия Тимошенко грозит расстрелять протестующих на юго-востоке страны из некоего атомного оружия, давая тем самым повод лидеру украинских коммунистов Петру Симоненко усомниться в её душевном здоровье. А экс-глава гагаузского парламента Михаил Кендигелян якобы обвиняет молдавское руководство в коллективном помешательстве – и тоже, что примечательно, связывает его с сезонными обострениями. Тем временем в России глава ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин связал очередную порцию слухов о своей досрочной отставке с «весенним обострением» у тех, кто эти слухи распространяет.

А российский сатирик Михаил Задорнов заявил, что очередная попытка лишить его вида на жительство в Латвии тоже связана с «обострением шизофрении»: «Я не виню латвийскую власть в том, что она может лишить меня вида на жительство, – заявил юморист агентству Delfi. – Это начала не власть. Весна. Шизофрения».

КСТАТИ

Некоторые депутаты Госдумы давно подозревали, что с частью их коллег, да и вообще ответственных руководителей, весной и осенью происходит что-то не то. И вот, чтобы попытаться навести порядок в сезонных смятениях чувств, два года назад единороссы предложили обязать чиновников, долгое время находящихся на государственной службе, в обязательном порядке проходить обследование у психологов и психиатров. «Нужно прописать законодательно, чтобы люди с отклонениями не могли приходить к власти, управлять ведомствами, – растолковывал один из инициаторов проверок – депутат Франц Клинцевич. – У нас некоторые отклонения или болезни принято воспринимать как чудачества, но этого не должно быть, ведь чиновникам доверены судьбы многих людей, и мы не можем позволить, чтобы ими распоряжался психически больной человек… Может случиться так, что сегодня кого-то избрали губернатором, а завтра он сошёл с ума. Снять же его – целая процедура». Увы, казавшаяся неглупой и уместной инициатива неожиданно стухла: вначале те, кто помоложе, предложили проверять на наличие обострений исключительно пожилых чиновников, а затем депутат Михаил Маркелов и вовсе убедил однопартийцев, что психиатрическую экспертизу чиновники должны проходить добровольно.

Но в этом году к инициативе проверок на вменяемость законодатели решили вернуться – правда, не на федеральном, а для начала на местном уровне. Месяц назад депутат калининградского горсовета Ербол Тергубаев предложил проверять местных чиновников на психическую вменяемость. «Мы ведь, когда получаем автомобильные права, проходим медосмотр, получаем справки у нарколога, психолога, психотерапевта? Вот и у представителя народа, который идёт на выборы, изначально должны быть такие справки – чтобы заседания не превращать в цирк и чтобы избирателям не было стыдно за нестандартное, неадекватное поведение тех или иных депутатов».

Что касается психиатров, то большинство из них поддерживают предложение проверять чиновников на вменяемость. «Сейчас в силовых ведомствах оперативники проходят проверку у психолога и психиатра дважды в год, – поясняет известный психиатр Михаил Виноградов, – а обычные сотрудники проверяются ежегодно. На мой взгляд, такие проверки следует ввести и для всех чиновников, причём начинать не в 60–70 лет, а при поступлении на службу». А вот у представителей общественных организаций на сей счёт мнение несколько иное. «Если и вводить проверку на вменяемость, то она должна быть связана не с возрастом, а со способностью выполнять свои обязанности, – считает правозащитница Светлана Ганнушкина. – Причём такие проверки должны касаться не только чиновников, а абсолютно всех. Помню, у нас работала одна уборщица-переселенка, не совсем полноценная женщина. Мы её пожалели, а потом пришлось долго судиться для того, чтобы её уволить».

Опубликовано:
Отредактировано: 12.07.2015 18:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх