// // Правительство хочет переселять жителей моногородов - опустевшие территории могут занять мигранты

Правительство хочет переселять жителей моногородов - опустевшие территории могут занять мигранты

667

На выезд с рабоче-городской окраины

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Минэкономразвития РФ разработало новые критерии отнесения поселений к моногородам. Теперь их список станет короче, и только те населённые пункты, которые в него вошли, смогут претендовать на государственную поддержку – в нынешнем году на эти нужды правительство планировало потратить более 50 млрд рублей. В решении крайне болезненного для российской экономики вопроса государство по-прежнему придерживается цели поделить все подобные поселения на две части и одни развивать, другие – расселять.

Практически все моногорода – детища советского времени. Большинство из них было образовано в интересах ВПК или у разработок месторождений полезных ископаемых. При этом около ¾ всех моногородов составляли закрытые поселения Минобороны. Финансировались они из госбюджета, не знали проблем с заказами и неплохо жили.

После переориентации страны на «миру – мир» и капиталистическое строительство какое-то время моногорода держались за счёт конверсии, которая помогла разрушить старое, но ничего нового и рыночного возвести на руинах так и не смогла. Сейчас многие винят в этом ментальность людей, которые много лет работали на одно и то же предприятие, часто целыми династиями, и в переломный момент оказались пассивными, не способными к изменениям, а в результате упустили своё время, а с ним и шансы.

Выживайте, как хотите

Списки, перечни, программы и планы, возможно, дают какую-то надежду на новую жизнь. Однако надежда в состоянии удержать людей от отчаяния и безумных поступков, но она не в состоянии накормить и одеть. Да и сами новые программы способны успокоить лишь их составителей, а жителей моногородов приводят в отчаяние.

Прежде, по подсчётам Института региональной политики, в России насчитывалось 460 моногородов. В них проживала четверть городского населения страны (25 млн человек). За два минувших десятилетия количество моногородов уменьшилось, и сейчас их насчитывается 342. В них проживают около 16 млн человек.

«На общем достаточно благоприятном фоне по безработице… ситуация в моногородах выглядит тревожно», – не перестаёт напоминать Владимир Путин.

Что произойдёт, если ничего не делать в этом направлении, представить нетрудно. Все помнят Пикалёво и перекрытую жителями трассу. Тогда решать вопрос пришлось в режиме ручного управления лично Владимиру Путину. Позже, осознав всю опасность ситуации, он дал ответственным министерствам и ведомствам задание разработать меры по предотвращению подобных историй. В своём послании Федеральному собранию глава государства предложил подготовить программу комплексного развития моногородов, создав преференции для работающего в них бизнеса.

Для начала Минэкономразвития представило новый проект критериев для общественного обсуждения. По задумке министерства моногородом станет считаться населённый пункт, где проживают больше 3 тыс. человек, при этом не менее 20% от экономически активного населения работают на одном предприятии или же на предприятиях одного профиля. Совсем маленьким поселениям, по мнению МЭР, в силах помочь региональные власти. Также не войдут в список столицы субъектов города, где градообразующие предприятия являются представителями нефтегазодобывающей отрасли, и населённые пункты в регионах, где бюджетная обеспеченность выше, чем в среднем по стране. Они способны решить свои проблемы сами, считают в министерстве. Кроме того, за рамками перечня остались самые проблемные моногорода – те, где градообразующие предприятия уже закрылись. Первыми в очередь на финансовую помощь из центра окажутся поселения с уже высоким уровнем безработицы или с перспективой её резкого роста.

По теме

Прежний список Минрегиона, по мнению МЭР, был не вполне корректен. Для попадания в него требовалось, чтобы на градообразующем предприятии или в группе предприятий, связанных единой технологической цепочкой, работали более 25% экономически активного населения либо чтобы на них приходилась половина отгружаемой городом продукции.

Одновременно правительство подготовило проект распоряжения о выделении средств федерального бюджета на поддержку моногородов. Средства пойдут на финансирование строительства инфраструктуры, необходимой для модернизации действующих и открытия новых производств. Государство намерено субсидировать затраты предпринимателям, создающим и сохраняющим рабочие места.

Однако процесс пока не пошёл. Создание новых предприятий в моногородах тормозится слишком высокими ставками по кредитам, значительно превышающими рентабельность большинства производств. Об этом сегодня тревожатся многие, например, глава Республики Карелия Александр Худилайнен в интервью Газете.ру: «Собственно, решение этой проблемы во многом связано с возможностью привлечения инвесторами не слишком дорогих заёмных средств для реализации проекта. Так, в 2013 году ставка по кредитам для компаний нефинансового сектора на срок более одного года составляла 12%. А это ощутимо выше рентабельности большинства существующих производств». Так и хочется спросить власть: ну и чего сидим, кого ждём? А на подходе самые значительные расходы федерального бюджета.

Придётся менять профессию и место жительства

В результате всё чаще звучит мнение: настало время жёстких мер – жителей обречённых моногородов, где градообразующие предприятия уже закрылись или вот-вот закроются, пора искусственно переселять в другие регионы. В сентябре 2013 года на XII Международном инвестиционном форуме «Сочи-2013» об этом говорил и премьер-министр Дмитрий Медведев, призвав россиян не зацикливаться на месте жительства. «Очевидно, что кому-то – это может быть довольно значительная часть населения – придётся менять не только место работы, но и профессию и место жительства».

Но даже если средств будет выделено достаточно, как сдвинуть с насиженного места массы россиян? Да и куда? Ведомства пока думают, разрабатывая меры стимулирования трудовой миграции. Недавно министр труда и социальной защиты Максим Топилин поделился идеей оплачивать работодателям сертификаты на привлечение рабочей силы из проблемных регионов. Стоимость такого сертификата может составить 225 тыс. рублей. По оценкам Минтруда, эта сумма покроет 75% расходов работодателя на переезд в другой город, переобучение и обустройство работника. Планируется, что уже в 2015 году в программе примут участие всего-то 15 тыс. человек. Зато в 2018 году их будет в 10 раз больше. Если, конечно, до того времени терпение этих масс не лопнет.

Чем ещё порадует правительственная программа стимулирования трудовой миграции, рассчитанная на 2014–2018 годы? Усовершенствованием базы вакансий «Работа в России», созданием сервиса, позволяющего проходить собеседование через Интернет. Для переселенцев на Дальний Восток и в Забайкалье предлагается разработать льготные ипотечные программы, которые помогут переселению аж 60 тыс. человек.

Правда, есть подозрение, что даже булавочный укол покажется слону более ощутимым, чем столь «глобальные» планы по решению проблемы моногородов. К тому же есть печальный опыт властей, которые уже пытались точечно решать проблему переселения. В 2010 году жителей Тольятти, потерявших работу на «АвтоВАЗе», пригласили в город Тихвин Ленинградской области, где манил вакансиями новый вагоностроительный завод. Планировалось, что в программе примут участие 3500 работников, однако переселенцев набралось всего лишь около десятка. Таким же результатом увенчалась попытка обустроить в других городах работников Златоустовского металлургического завода.

Причины таких провалов уже проанализированы и названы. Во-первых, это неготовность людей к перемещениям, что является эдаким национальным архетипом. Во-вторых, это разница в уровне и образе жизни между регионами. Эксперты предлагают Минтруда решать проблему путём организации вахтового метода, что позволит людям сменить место работы, не отрываясь от корней, при этом косвенно помогая поддерживать инфраструктуру своих поселений. Как один из пунктов продуманной программы, это приемлемо. Вот только где она, эта программа?

А тем временем уже звучат опасения, что, если территории освободятся, на место вымерших городов придут иностранцы. В Сибири и на Дальнем Востоке запросто могут обосноваться китайцы, на Урале – выходцы из Средней Азии и Северного Кавказа. «Границы у нас прозрачные, свято место пусто не бывает», – говорит челябинский правозащитник Алексей Табалов.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.09.2016 00:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх