// // Чтобы сохранить жизнь важному свидетелю, иногда приходитсяего «убивать»

Чтобы сохранить жизнь важному свидетелю, иногда приходитсяего «убивать»

2815

Смерть напоказ

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Интрига года: действительно ли генерал-майор полиции Борис Колесников (на снимке) погиб, выбросившись из окна во время допроса, или важного свидетеля попросту спрятали с глаз долой, разыграв при этом кровавый спектакль, чтобы «ушедший из жизни» смог безбоязненно сдать своих высокопоставленных покровителей? Гадать бессмысленно: зачастую правоохранители, обеспечивая безопасность свидетеля по особой программе его защиты и в рамках этой программы инсценируя смерть, не ставят ни о чём в известность даже ближайших родственников. И если «погибший» вдруг объявляется на людях, последствия могут быть драматическими. Несколько лет назад, когда «убитая» по заказу одного из коллег ректор Государственной полярной академии Кермен Басангова вдруг объявилась на рабочем месте, нескольким слабонервным преподавателям вуза пришлось вызывать неотложку.

Возможно, генерал Колесников действительно покончил с собой, вот только в этом случае правоохранители едва ли путались бы в показаниях, озвучивая обстоятельства последних минут его жизни. Судите сами: один адвокат Колесникова, Георгий Антонов, заявил, что его подзащитный «погиб, выбросившись из окна во время допроса». Другой адвокат, Анна Ставицкая, рассказала, что «следователь Новиков и Колесников пошли по коридору на балкон, который находится на шестом этаже. Что именно там произошло, неизвестно, но следователь вернулся с балкона один. Он и сказал адвокату Чижикову, что Колесников прыгнул вниз». При этом официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин поведал о том, что Колесников «сбил с ног сопровождавшего его сотрудника полиции, выбежал на балкон и погиб, прыгнув с шестого этажа». Согласитесь, расхождений многовато. Да и вообще сомнительно, что молодой генерал-жизнелюб, отец троих детей, решился бы на самоубийство. Зачем? Ведь таких, как он, в нашей стране надолго за решётку всё равно не сажают, а на воле генералу наверняка компенсировали бы моральные издержки те, о ком он промолчал во время следствия.

Показания «погибшего» могут пролить свет на преступления «банды Кумарина»

Задержали бывшего замначальника Главного управления по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России генерал-майора Бориса Колесникова в феврале этого года в рамках уголовного дела об организации преступного сообщества и превышении должностных полномочий. По версии следствия, подчинённые Колесникова фабриковали уголовные дела, провоцируя чиновников на получение взяток. Ходят слухи, что доказательств удалось собрать до обидного мало. Между тем в поле зрения правоохранителей, расследовавших дело Колесникова, оказались федеральные чиновники, скажем так, ранга выше среднего. И не только чиновники – одним из потерпевших, по некоторым сведениям, мог оказаться «теневой бухгалтер» скандально известной тамбовской группировки. Говорят, что в прошлом году оперативники ГУЭБиПК МВД РФ начали «прессовать» контролируемый Клигманом Трансинвестбанк и его сотрудников, вымогая себе отступные. В результате у банка отозвали лицензию, а Илья Клигман бежал за границу, в Малайзию. Что такое тамбовская группировка? Это не только скандальные убийства и прочие тяжкие преступления конца 90-х – середины 2000-х, не только судебная эпопея Владимира Барсукова-Кумарина, в которую как бы вплелись судьбы нескольких влиятельных депутатов Госдумы, в частности Владислава Резника и ныне покойного Михаила Монастырского. Это липкая паутина, которая за 20 лет так прочно оплела правоохранительные органы, что очистить её окончательно до сих пор не удаётся ни одному высокопоставленному руководителю, ни одному министру. А тут приходит молодой генерал-майор и, что называется, «нагибает» финчасть группировки, да так, что один её руководитель бежит от греха за границу, а другой в одночасье оказывается за решёткой (имеется в виду задержанный прошлой осенью и. о. председателя правления Трансинвестбанка Константин Баркалов). Согласитесь, занятно было бы узнать то волшебное слово, которое мог сказать генерал Колесников банкиру Клигману. За такое слово можно и гибель свидетеля ин­сценировать, чего там. Кстати, именно Илья Клигман в своё время сыграл немалую роль в увольнении начальника ГСУ СКП РФ Дмитрия Довгия – шесть лет назад эта история наделала немало шума. Помнится, Довгия уволили за нарушение закона «О прокуратуре», и после этого он дал интервью, в котором поведал, что-де ему приходилось по распоряжению главы СКР Александра Бастрыкина заниматься возбуждением уголовных дел без каких-либо оснований (в частности, в отношении заместителя министра финансов Сергея Сторчака и генерала ФСКН Александра Бульбова). Представляете, каков замес?

По теме

«Убитая ножом» ректор вернулась и напугала коллег до полусмерти

В этом году на обеспечение защиты свидетелей правительство выделило 1,5 млрд рублей. В рамках государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2014–2018 годы» помощь получат порядка 20 тыс. человек. В среднем защита одного человека обходится в 100 тыс. рублей. Кому-то предоставят психолога, кому-то – телохранителей, а кому-то помогут сменить имя, внешность и биографию, купят жильё и обеспечат работой. И, если нужно, даже инсценируют смерть. Такие инсценировки случаются нечасто, а уж широкая общественность узнаёт о них и вовсе в единичных случаях.

Как-то апрельским вечером после заседания ректората глава санкт-петербургской Государственной полярной академии Кермен Басангова вышла из здания вуза и проследовала во внутренний дворик к своему красному «Пежо». Возле машины на неё напал неизвестный и нанёс ей несколько ударов ножом. Истекающую кровью беременную женщину – Басангова вот-вот должна была родить – доставили в 26-ю горбольницу, где она и скончалась. Говорят, что на следующий день рыдала вся академия – ректора любили и студенты, и преподаватели. А несколько дней спустя «убитая» вдруг объявилась у себя на рабочем месте. Нескольким слабонервным коллегам, по слухам, пришлось вызывать «скорую». О том, что ректор Басангова вскоре «воскреснет», их, разумеется, никто и не думал предупреждать. Жестокий розыгрыш дал возможность следователям задержать по горячим следам заказчика преступления – проректора ГПА Владимира Лукина и двух его сообщников, Владимира и Михаила Жаворонковых. Говорят, что правоохранители немного не рассчитали: «воскресить» Басангову готовились не ранее чем через месяц-другой, но им удалось задержать с поличным заказчиков преступления неожиданно быстро. В общем, помня об этой истории, нельзя исключать, что через какое-то время точно так же может «воскреснуть» и генерал Колесников. А вообще, государственная охрана свидетеля не ограничена по времени и может продолжаться столько, сколько потребуется для защиты жизни и охраны имущества участника уголовного судопроизводства.

Из всех «погибших» свидетелей по-настоящему ушёл из жизни только один

Теоретически меры безопасности в рамках программы защиты свидетелей может осуществлять целый ряд органов: МВД, ФСБ, Минобороны, ФСКН, ФСИН, ФТС и даже Минздравсоцразвития и Федеральное медико-биологическое агентство РФ. Но координатором всей подобной работы выступает именно МВД, а конкретно – управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. За последние пять лет сотрудники управления обеспечили прикрытие 10 тыс. ценных свидетелей. Как правило, правоохранители «не светят» подробности дел, в которых фигурируют их подзащитные «под прикрытием». Но достоверно известно, что, скажем, в 2011 году «меры дополнительной безопасности», обеспечивающие защиту ценным свидетелям, применялись в отношении 900 должностных лиц, в том числе 360 судей. И как знать, скольких таких свидетелей пришлось «умертвить» – разумеется, не взаправду, а лишь до поры до времени. По данным МВД, за последние пять лет произошла лишь одна настоящая гибель ценного свидетеля, причиной которой стало «несоблюдение защищаемым установленных правил поведения». Эти самые правила, к слову, предусматривают заключение между свидетелем и полицией договора о защите, но, если клиент не выполняет рекомендаций тех, кто его охраняет, соглашение сторон может быть расторгнуто в одностороннем порядке.

По закону правом на государственную защиту может воспользоваться любой человек, ставший очевидцем преступ­ления, если в его адрес или в адрес его близких поступают реальные угрозы. Это может быть и законопослушный гражданин, и проворовавшийся чиновник, и даже убийца, руки которого по локоть в крови. По программе защиты свидетелей, по слухам, проходили такие известные преступные авторитеты, как Боба Кемеровский (Владимир Беляев) из Петербурга и Радик Галиакберов из Казани – вот и гадай, то ли они действительно отбывают длительные сроки в тюрьмах, то ли наслаждаются свободой, время от времени мелькая в залах суда в качестве свидетелей по другим уголовным делам.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.03.2016 11:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх