// // Почему вчерашние православные принимают ислам

Почему вчерашние православные принимают ислам

63

Русь правоверная

Почему вчерашние православные принимают ислам
В разделе

Если человек родился с фамилией Иванов, то ни у кого, собственно, не возникает вопросов по поводу его вероисповедания. В массовом сознании слова «русский» и «православный» являются синонимами. В крайнем случае допустимо, если этот гипотетический Иванов уточняет: я атеист. Это не похвально, но вполне приемлемо, в конце концов, у нас 20 лет назад почти все были атеистами, имеет же право человек на некоторый консерватизм.

Совсем другое дело, когда русский заявляет: я мусульманин. А ещё хуже, когда он утверждает, что стал мусульманином по политическим соображениям. Вокруг каждого такого русского правоверного сразу же возникает информационный скандал. Из никому не известного человека он в одночасье превращается для одних в друга и брата, для других во врага и предателя. Тем не менее таких случаев становится всё больше и больше.

Корреспондент «Версии» попробовал разобраться, как и почему русские становятся правоверными.

Скандалы вокруг русских мусульман стали возникать ещё в конце 90-х годов прошлого века. Более всего шуму тогда наделал переход в ислам русского православного священника Вячеслава Полосина. Когда-то отец Вячеслав был настоятелем церкви в Душанбе, в перестроечные годы избирался депутатом Верховного Совета, теперь же, присовокупив к имени Вячеслав новое имя Али, стал советником одного из самых известных муфтиев России Равиля Гайнутдина.

Руководство Русской православной церкви, конечно, покривилось, но, поскольку факт был единичный, сделало вид, что ничего особенного не произошло.

Уже в начале века нынешнего случилось куда более массовое принятие русскими исламской веры. В Петрозаводске появилась целая община русских мусульман. Создал её философ и путешественник Мустафа Стародубцев, который ещё в 80-х годах прошлого века, путешествуя по Азии, проникся духом суфизма. На них тоже можно было бы не обращать внимания, так как на самом деле петрозаводские русские мусульмане были не более чем сотней интеллигентов в духовном поиске. К политическому протесту эта община не имела никакого отношения. Однако на них ополчились сразу местное отделение ФСБ и традиционная община мусульман Петрозаводска, состоящая преимущественно из татар.

Последним особо не понравилось то, что имам (духовный глава русской общины и руководитель на молитве) был избран не из их числа.

Первый серьёзный сигнал, что русские мусульмане вскоре могут стать головной болью, прозвучал тогда, когда по политическим соображениям попытались закрыть сайт Koran.ru. Как выяснилось, претензии к сайту возникли после того, как на его главной странице появился призыв: «Русские люди! Читайте Коран, принимайте ислам», лозунг иллюстрировался изображением храма Христа Спасителя с полумесяцем на маковке.

Главный редактор сайта русский мусульманин Шамиль Матвеев сумел отстоять своё детище, правда, храм с полумесяцем с сайта исчез, зато русский парень Шамиль уже много лет в знак протеста ходит по Москве со значком «Лицо кавказской национальности».

Новые мусульмане победили шампунь

В 2004 году русские мусульмане превратились из религиозного курьёза в фактор политической и социальной жизни. Если раньше мусульмане русского происхождения существовали как индивидуалы или в крайнем случае группа единоверцев, собирающихся вместе всего лишь для молитвы, то на этот раз появилась целая общественно-политическая организация русских мусульман. Они назвали себя НОРМ (Национальная организация русских мусульман), о своём учреждении заявили на пресс-конференции, проведённой в газете «Известия», и вплотную занялись делами, с религиозно-литургической практикой никак не связанными.

По теме

Наиболее широкую огласку получила победа НОРМа в споре с производителем средств для волос Sunsilk о рекламе, где девушка взывала к помощи Бога в разрешении проблем с волосами. Этот ролик никак не противоречил существующему в России закону о рекламе, а стало быть, юридически претензии русских мусульман были безосновательны, тем не менее компания-производитель пошла на уступки и согласилась убрать из рекламы обращение к Господу.

Мусульмане даже стали немного бравировать этой победой. «По большому счёту эта реклама задевала интересы всех монотеистических религий, но если бы с претензиями выступили, скажем, христиане, то они были бы посланы далеко и надолго. Примеров тому множество: протесты против «Последнего искушения Христа» или выставки «Осторожно: религия!».

Уступчивость производителей шампуня понять можно. Видимо, тут сыграло роль и то, что ислам имеет репутацию религии, с представителями которой лучше не шутить, а также несколько демонизированный образ самого НОРМа, объединяющего в своих рядах немало националистов.

Оппозиционное вероисповедание

Не меньше шума произвёл манифест главного оппозиционера нынешней власти, лидера Национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова, «Исламская карта», практически совпавший по времени с «антирекламными» успехами НОРМа. «Тот российский политик, который прочно заявит о намерении сделать мусульман гражданами первого сорта и предпримет соответствующие шаги к осуществлению этого намерения, получит огромную поддержку мусульман России», — говорилось в его заявлении.

«В тюрьме я завидовал мусульманским товарищам, оказавшимся в заключении, — откровенно делится Лимонов. — Их религия и её церемонии, молитва пять раз в сутки, определённые ритуалы и воздержания — всё это делало их сильными. Каждый намаз, когда в назначенные часы миллионы узких спин сгибаются в молитве, связывающей мусульманскую общину, умму, между собой и с Аллахом, был каждый раз своего рода поднятием флага. Среди страданий и скорби тюрьмы мусульмане подымались над обычными узниками, сонными и несчастными. А коранический закон, детализирующий все стороны жизни мусульманина, делает его жизнь благороднее».

Пожалуй, стоит отметить, что «мусульманским товарищем», стойкость которого поразила Лимонова в тюрьме, был бывший подельник Салмана Радуева Аслан Алxазуров, с которым лидер НБП одно время делил камеру. Но как бы то ни было, сразу после этого заявления последовало ещё одно, сообщавшее, что сотни членов НБП приняли ислам или собираются сделать это в ближайшее время. Впрочем, когда мы попытались проверить эти сведения, оказалось, что число лимоновцев, принявших ислам, несколько завышено, тем не менее мы нашли с десяток русских национал-большивиков исламского вероисповедания.

Две Фатимы

У членов НБП в выборе религии фундаментом является именно оппозиционность ислама социальной и политической несправедливости. Так считают две девушки-мусульманки из НБП — обеих теперь после принятия ислама зовут Фатимами.

У обеих Фатим подозрительно много общего: и имя в исламе, и образование, и взгляды. Но на деле они познакомились совсем недавно.

Первая Фатима — сотрудница Исламского комитета. За плечами философский факультет МГУ, где доучивается сейчас её подруга. По словам Фатимы, к религии пророка она пришла в первую очередь через книги, через статьи. Мусульманкой, как она говорит, стала шесть лет назад, в 1999 году. Ей тогда было 15 лет.

«Ислам является религией социального протеста, но не на словах, как христианство, а на деле. Ведь необходимость бороться с несправедливостью и тиранией прописана на уровне вероучения. Если в детстве меня учили, что религия призывает не сопротивляться, то здесь, если человек видит несправедливость, он обязан остановить её. Если он не может остановить делом, то он должен осудить словом, или в крайнем случае осудить сердцем. Мне эта позиция близка. Во-вторых, ислам антиклерикален, в нём нет поповства. Во многом мой период атеизма связан с тем, что я не могла принимать институт духовенства в христианстве в том виде, в котором он находится».

По теме

С партийной принадлежностью она определилась несколько позже, чем с религиозной: совсем недавно подала анкету для вступления в НБП.

У второй Фатимы история несколько иная. Она вначале стала членом НБП, где состоит уже восьмой год, и лишь совсем недавно, в декабре прошлого года, приняла ислам.

Она одета во всё чёрное, на голове платок. Однако славянские черты лица и значок с серпом и молотом в красном круге — символом НБП, — приколотый к её груди, несколько выбиваются из этого образа.

«Я давно уже с интересом присматривалась к мусульманам, но принимать ислам не спешила: мешали стереотипы. Интерес к исламу обострился в последнее время, когда много членов нашей партии попали в тюрьму. В местах заключения сейчас много мусульман, и если на воле есть какие-то предрассудки, то в тюрьме они исчезают. Получается, что наше государство насильственно толкает радикалов от политики к исламу, сажая и тех и других в одни камеры. Но уровень политической культуры у мусульман гораздо выше. Вот один наш политзэк писал, что со стороны русских всегда возникают вопросы: «На фига ты на это пошёл? Я вот украл потому, что есть хотел, а ты-то зачем ради каких-то взглядов сел?». Единственным в их камере, кто не задавал подобных вопросов, был мусульманин. Вот почему многие наши ребята, которые сейчас за решёткой, попросили передать им Коран почитать».

Правоверные скинхеды

Ислам в России всё больше становится именно религией социального протеста. Причём протеста не только левого, но и, как бы то ни показалось странным, правого. Среди русских мусульман достаточно много бывших членов националистических движений. Один из лидеров НОРМа Харун ар-Руси в прошлом достаточно активный националист. В последнее время среди мусульман появляются даже скинхеды, ещё недавно с упоением избивавшие представителей этнических мусульман.

Евгения из Новгорода, традиционно русского города, где и мечети нет ни одной, ещё год назад, как убеждённая националистка, считала, что компромиссов в религии быть не может. Раз религия предков православие, значит, и мы должны ей следовать. Но в какой-то момент увидела как раз таки схожесть идей ислама и тех, что пропагандировали её товарищи по националистическому движению.

«Определённый процент русских мусульман сделает невозможным газават против единоверцев, — объясняет она, — ислам — прекрасное средство спасения страны от вырождения и дегенерации, о которых рассуждают националисты. Это и отказ от привычных для нашего народа пьянства, употребления наркотиков, курения, это запрещение абортов. Кроме того, ислам предполагает уникальную возможность увеличения численности нашего народа, что весьма актуально при современных темпах вымирания».

Сколько всего русских мусульман?

Русских, принявших религию пророка Мухаммеда, подсчитать толком никому не удаётся. Одним очень хочется повысить показатель, другим, наоборот, занизить. По данным самих русских мусульман, ежегодно мусульманами становятся 20 тыс. человек. РПЦ считает эту цифру сильно завышенной.

По сведениям официального издания РПЦ «Церковный вестник», русских мусульман крайне мало. Девушек, вышедших замуж за «этнических» мусульман и принявших ислам, насчитали 2—3 тыс. человек, а «идейных» и того меньше — 200—300. И то русские мусульмане — это малочисленная, но крайне неоднородная и раздираемая внутренними противоречиями группа, которая заметна только благодаря бурной деятельности нескольких десятков активистов». Да и вообще, «нет никаких серьёзных оснований утверждать, что существующая пропорция между российскими православными и мусульманами в обозримом будущем может измениться». То есть поводов для беспокойства нет.

С православным духовенством солидарен и исламский официоз. «Принявших ислам из числа этнических русских в каждой области можно пересчитать по пальцам, — соглашается с выводами своих православных коллег глава департамента общественных связей Центрального духовного управления мусульман России муфтий Мухаммедгали Хузин. — Победные реляции по этому вопросу совершенно неуместны».

По теме

Абсолютно отверженные

Первое, с чем приходится сталкиваться русским мусульманам, — это непонимание самых близких людей. Татьяна, мусульманка из Национал-большевистской партии, рассказывает: «Моя мама была шокирована в 1997 году, когда я сказала ей о своём вступлении в НБП, вторым ударом для неё стало принятие мной ислама. Она тогда о мусульманах слышала только чудовищные байки, не имеющие ничего общего с действительностью. «Ислам — религия смерти, они закапывают новорождённых девочек в землю», — улыбаясь, приводит слова своей матери Татьяна.

Но у новых мусульман возникают проблемы не только с близкими. То, что православные относятся к русским мусульманам, как к вероотступникам, понятно. Пресс-секретарь Союза православных граждан Кирилл Фролов уверял, что костяком боевиков, захвативших школу в Беслане, были русские мусульмане. Действительно, есть несколько примеров русских, ушедших в подполье после принятия ислама. Так, ФСБ недавно отрапортовало, что схвачен уроженец Ростовской области Максим Панарин, принявший ислам. По данным следствия, он с подельниками причастен к серии терактов на различных транспортных объектах, в том числе в московском метро. А в феврале в ходе спецоперации в Нальчике были уничтожены боевики, среди которых оказалось двое русских.

Удивительно другое: традиционные мусульмане относятся к новым русским братьям тоже с опаской, а когда речь идёт об официальных муфтиях, так и вовсе враждебно.

Сразу после создания НОРМа первыми на русских мусульман ополчился старейший российский муфтий Талгат Таджуддин, который обвинил русских последователей Мухаммеда в национализме и высказался в том духе, мол, зачем русским «татарская вера»? Что, своей мало?

Развил вопрос председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстан, ректор Российского исламского университета Гусман Исхаков: «Меня, как муфтия, не радует, что русские принимают ислам... пусть кряшены и русские остаются православными, а татары — мусульманами. И Русская православная церковь будет вести проповедь среди народов, которые традиционно исповедуют православие, а мы — среди народов, традиционно исповедующих ислам. Каждый пусть держит свою паству, сеет в своём огороде. Да и потом, примеры русских, перешедших в ислам, не слишком обнадёживающие: у них обычно повышенная агрессивность, да и менталитет у них совсем другой... Мне кажется, что каждый должен свои исконные обычаи, нравы, традиции хранить».

Вмешались в ситуацию и иерархи, не имеющие прямого отношения ни к мусульманам, ни к христианам. Израильский раввин Авром Шмулевич уверял, что русские мусульмане являются «пятой колонной» и финансируются нефтяными шейхами из стран Персидского залива.

Соглашение о прозелитизме

Солидарность между исламскими и православными иерархами объясняется в действительности не только несколькими русскими экстремистами, верящими в Аллаха и пророка. Официальные представители разных конфессий тесно общаются между собой. Существует даже Межрелигиозный совет России, где представители традиционных религий — лидеры РПЦ, российских мусульман, буддистов, иудеев — вырабатывают общие согласованные решения.

На площадке этого совета между РПЦ и представляющими ислам муфтиями был заключён негласный «пакт о ненападении». Суть его, собственно, и сформулировал муфтий Татарстана Гусман Ицхаков: православные священники призывают к Христу среди русских, муфтии — к исламу среди татар, башкир или народов Кавказа. Соблюдая условия этого договора, муфтии и шарахаются от русских мусульман как чёрт от ладана.

Мирные мусульмане

На первый взгляд ислам для русских является чем-то вроде идеологии протеста, своего рода марксизмом XXI века. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что это не совсем так. У многих русских мусульман нет желания ссориться с властью, и на давление со стороны государства на мусульман они смотрят по-философски. Более того, считают Россию одной из самых комфортных стран для проживания.

«Есть перегибы, но они есть и с той, и с другой стороны, — считает председатель Теологического центра мусульман-шиитов, нормовец Абдуль Керим Черниенко. — Да, мне неприятно быть частью той группы, чьими интересами вынуждены жертвовать в нынешний момент. Но я могу понять президента светского государства, где большинство составляют немусульмане. Наша страна всё же достаточно демократична по сравнению даже со многими европейскими странами, например Францией, где запретили носить хиджаб в учебных заведениях. Это не говоря уж о таких режимах, как в Саудовской Аравии, где под сенью главных мусульманских святынь рубят головы шиитам за отправление ими своих обрядов.

Ему на свой лад вторит лидер уже суннитской организации «Ахль Сунна валь Джама’а» («Приверженцы традиции и единства»), но член всё того же НОРМа Харун ар-Руси: «Эта организация с явно неисламской идеологией.

У НБП основная задача — противодействие путинской системе. В противовес Кремлём создано движение «Наши», лагерь которых не так давно посетили уважаемые мной мусульманские лидеры. Очевидно, что создаётся исламское крыло этого движения. И что мы получим: мусульмане-«нашисты» будут бороться с мусульманами-энбэпэшниками за совсем не исламские идеалы. Умма будет разделена, а мусульмане станут разменной монетой в разборках, которые их по большому счёту и не касаются. Я не понимаю, какие исламские цели могут отстаивать мусульмане, состоящие в НБП или в «Наших». Разборки, скажем, Путина с Ходорковским отнюдь не задача номер один для мусульман сегодня. Нам гораздо важнее развитие собственной общины и развитие собственной политической субъектности мусульман в России. Опасно, когда мусульман начинают растаскивать по разным лагерям. Мы знаем пример тех же большевиков, которые обещали поддержку мусульманам, а в итоге положение их при советской власти, мягко говоря, не улучшилось. Надо же извлекать уроки из истории. Наша проблема в том, что исламский фактор в России сегодня лишён собственной политической субъектности. Он или отождествляется с сепаратистскими движениями на окраинах, или используется в спекулятивных целях оппозиционными или провластными силами. Исламского движения в России, то есть движения, связывающего политические перспективы ислама с судьбой России как таковой, а не с борьбой за отделение от неё отдельных народов и территорий, сегодня просто нет. И это наша основная проблема. Если у наших братьев и сестёр есть переизбыток политической энергии, я бы призвал тратить её именно в этом направлении, а не позволять использовать себя в чуждых религии разборках».

Опубликовано:
Отредактировано: 12.11.2016 00:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх