Версия // Конфликт // Почему Герман Греф заинтересовался экологией

Почему Герман Греф заинтересовался экологией

9656

Зелено-богато

Почему Герман Греф заинтересовался экологией
(Использованы материалы Михаила Метцеля/ТАСС и Натальи Федосеевой/ТАСС)
В разделе

В начале сентября на VI Восточном экономическом форуме одной из основных стала тема глобального энергоперехода на низкоуглеродное развитие. При этом место главного «зелёного» спикера занял глава «Сбера» Герман Греф, предложивший создать в России ESG-альянс. Что стоит за внезапно возникшей любовью к экологии – пиар или расчёт?

Сюжет: Экология

Поясним: принцип ESG (environmental, social, governance), или принцип ответственного инвестирования и устойчивого развития, это пришедший к нам с Запада новый принцип ведения бизнеса, включающий в себя этакий базовый триумвират – ответственное отношение к окружающей среде (environmental), социальную составляющую (social) и управленческую ответственность (governance).

Модно и доходно

Изначально принципы ESG воспринимались скорее как дань моде, этакая имиджевая составляющая. Однако в последние годы ESG всё больше становится действенным инструментом в конкурентной борьбе. По данным исследования HSBC, 99,6% европейских инвесторов называют наличие ESG-принципов важными или жизненно важными для компаний. Ключевая проблема, однако, состоит в том, что единых требований и критериев оценки ESG сегодня не существует нигде в мире, что открывает широкий простор для манипуляций. Например, бельгийский химический гигант Solvay, по версии MSCI, имеет наивысший ESG-рейтинг. Тогда как у другого оценщика, компании Sustainalytics, он получил весьма средние оценки. Не очень понятно и то, возможно ли в принципе выработать единый подход к составлению ESG-рейтингов: очевидно, что промышленные компании в этом смысле заведомо оказываются в невыгодном положении по сравнению, скажем, с теми же банкирами, которые вовсю пиарят «зелёный банкинг» и заявляют о возможности переработки своих пластиковых карт. «ESG является сложным и достаточно противоречивым направлением, что объясняется различием деятельности (индустрий) компаний, подверженных оценке, – соглашается экономист Константин Поздняков. – Глобально любая организация из сектора горнодобывающей промышленности будет наносить окружающей среде существенно больше вреда, чем производитель электроники». То есть офисные структуры вроде тех же банков оказываются главными бенефициарами новой моды. С другой стороны, если не существует единых принципов оценки, что мешает промышленному предприятию пойти в другое рейтинговое агентство, которое согласится поставить высший балл? Понятно, что будет за этим стоять, но формально ведь не подкопаешься!

В итоге в российской промышленности приверженность принципам ESG зачастую принимает комичные формы. Например, недавняя «зелёная» новость от «Русала» гласит, что компания планирует запустить пилотный проект по производству… пивных банок (!) с низким углеродным следом. В рамках совместного проекта с Budweiser Brewing Group и Canpack (мировой производитель алюминиевых банок) будет изготовлено 5 млн банок с помощью технологии инертного анода с использованием возобновляемой электроэнергии. Но вот вопрос: что следует в первую очередь засчитать тому же «Русалу» в ESG-рейтинг – экологичные пивные банки или так и не законченную программу по модернизации старых алюминиевых производств в регионах?

Предъявите вашу зелень

В итоге сегодня ESG-отчётность оказывается в фокусе пристального внимания. Так, РБК, со ссылкой на гендиректора РЖД Олега Белозёрова, сообщало, что в прошлом году инвестфонд PIMCO не стал участвовать в размещении социальных еврооблигаций компании, поскольку более 50% грузооборота РЖД составляли-де «углеродные грузы». А вот АФК «Система», напротив, именно благодаря своим декларациям о приверженности принципам устойчивого развития получила от «Сбера» рамочную кредитную линию в размере 10 млрд рублей.

По теме

Педалируя «зелёную» тему, Герман Греф явно смотрел на Запад. За рубежом уже более 10 лет действует некий аналог анонсированного главой «Сбера» ESG-альянса. Ещё в 2005 году тогдашний генсек ООН Кофи Аннан предложил группе институциональных инвесторов разработать основные принципы ответственного инвестирования (Principles for Responsible Investment–PRI). На сегодня активы участников PRI, которая финансируется за счёт членских взносов и грантов, составляют астрономическую сумму в 103 трлн долларов. На заметку: на старте проекта в объединении было лишь 63 инвестора и 6 трлн долларов активов! При этом PRI, хотя формально и является этаким клубом по интересам, де-факто имеет серьёзные рычаги влияния. Так, среди требований к подписантам PRI значится необходимость учитывать принципы ESG при принятии инвестиционного решения в отношении более чем 50% активов, находящихся в управлении. Другими словами, инвестирование средств более чем на 50 трлн долларов может приниматься только с учётом ESG-факторов. Теперь перенесём это всё на отечественную почву. Представим, что Герман Греф пробьёт-таки идею создания ESG-альянса. Сделать это будет несложно – языкастый глава «Сбера» легко докажет где надо, что России жизненно необходимо внедрять у себя западные стандарты. В таком случае очевидно, кто будет рулить альянсом. Тут понадобится армия аудиторов и проработка методологии для них. Сам аудит тоже будет не бесплатный. А сколько найдётся желающих его подправить? А кто-то из врагов по методике может системно оказаться в потенциально невыгодных условиях. Сын Германа Грефа прежде работал в оценке, и Сбербанк с удовольствием принимал его расчёты. Разве это не давало определённые преимущества, как в истории с «Павловскгранитом»? Встав во главе ESG-альянса, глава «Сбера» имеет все шансы стать этаким «разводящим», решающим, кто заслуживает получения солидных инвестиций, а кто нет. Причём на абсолютно законной основе.

Впрочем, реальные амбиции г-на Грефа простираются, похоже, ещё дальше. Напомним, что для выполнения целей энергоперехода две трети мировой энергии должно будет добываться из возобновляемых источников. Для России это плохие новости. Потенциальное падение производства к 2050 году нефти и газового конденсата в России, по подсчётам Грефа, может составить 72%, газа – 52%, энергетического угля – 90%. Если прогнозы сбудутся, то падение монополии добывающих компаний может смениться монополией любителей «зелёного». Что поделаешь, Германа Грефа давно заметили за повышенным вниманием к попыткам озвучить новые «смыслы». Сейчас формируется этот явно выдуманный сектор экономики! Место «царя горы» Греф, похоже, столбит для себя уже сегодня. Кстати, по слухам, именно желание вписать себя в историю последнее время и довлеет над главой «Сбера». Если так, то это многое объясняет.

Отчитались фейком

Открытым остаётся вопрос, насколько показатели ESG каждой из компаний коррелируют с реальностью. Порой кажется, что это просто дань моде. О проблеме фейковой ESG-отчётности говорил и Герман Греф: «В целом, наверное, такая проблема существует, она объективна, потому что вообще ESG-отчётность в мире только-только начинает формироваться, ещё не сформированы и стандарты, и методы верификации и так далее».

Кстати, показательный момент. Недавно о том, что порой представляют собой компании по внедрению «зелёных инициатив», высказалось российское отделение Гринписа – а это уж авторитетнее некуда. «Под «зелёным» развитием зачастую понимаются экологически опасные и экономически невыгодные технологии или ложные решения. На практике ни один регион России в своей деятельности пока не отвечает полностью тому, что необходимо сделать для стабилизации климата и достижения углеродной нейтральности», – говорится в исследовании.

Сегодня у «зелёной» темы есть все основания превратиться в полноценную отрасль экономики. И сколь бы прожектёрски ни звучали сейчас ESG-принципы, понятно, что деньги в них будут вкладываться немалые. Так, первый зампред ЦБ Сергей Швецов не так давно заявлял, что одна из задач регулятора заключается в финансировании «зелёного перехода», а также – внимание! – создания финансовых инструментов, которые смогут позволить предприятиям снизить выбросы углерода. Какие это будут инструменты?

Например, на прошлой неделе глава Минэкономразвития Максим Решетников упомянул о том, что России в ближайшее время предстоит запустить свою систему ценообразования CO2. Речь идёт о системе торговли квотами на выбросы, которая уже сегодня действует в Европе, где 85% квот распределяются бесплатно, а ещё 15% идут на рынок. Кстати, ранее Газпромбанк уже предложил использовать свою электронную площадку для биржи по торговле квотами. Не исключено, что глава «Сбера» ещё успеет перехватить эту инициативу. Почему бы не запустить на Сбербанк АСТ раздел с квотами? Если понадобится всем сырьевикам покупать иностранные квоты, то оборот площадок будет пропорционален экспорту России. Почему бы не мечтать «встать на этот поток»?

А ещё новой «зелёной нормальности», очевидно, понадобятся многочисленные институты экспертизы, сертификации, составители рейтингов. Всё это в конечном итоге едва ли сделает мир зелёным, зато вполне может дать реальную власть над крупными промышленниками. Кстати, та же «Газпромнефть» уже дала предварительное согласие на участие в грефовском ESG-альянсе. Если в одних руках окажутся разработка методологии, аудиторы и биржа, то игрока можно поздравить с победой в этом раунде игры в «Монополию». Все участники, проходя круг, неминуемо будут ему скидываться на филиалы.

СПРАВКА

Понятие «устойчивое развитие» ООН ввела ещё в 1987 году. И долгое время эта тема носила скорее чисто гуманитарный характер.

В 2015 году ООН утвердила план «Цели устойчивого развития», который состоит из 17 пунктов. Среди них, например, ликвидация нищеты, ликвидация голода, гендерное равенство и качественное образование, ответственное потребление, недорогая и чистая энергия и т.п.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.10.2021 11:30
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх