// // Почему «Единой России» не удаётся конвертировать поддержку президента в конкретные цифры

Почему «Единой России» не удаётся конвертировать поддержку президента в конкретные цифры

533

Процентная ставка

2
В разделе

Социологические опросы последних дней показали, что партия «Единая Россия» поторопилась со своими прогнозами. Партийцы, жаждущие сокрушительной победы на выборах, после решения Владимира Путина возглавить федеральный список «Единой России» предрекали себе 70%-ный рейтинг. Однако на деле всё оказалось cовсем не так. Одни социологи свидетельствуют об 1%-ном приросте популярности партии власти, другие говорят, что Владимир Владимирович добавил ей ещё 6% рейтинга. Есть и вовсе версия, что президент своим решением подарил голоса отнюдь не «единороссам», а оппозиции: на левом фланге – коммунистам, а на правом –Союзу правых сил. Ну, а «Единой России» голоса нарастят избиратели

Первыми после 1 октября соцопрос провели специалисты «Левада-Центра». Социологи подсчитали, что только 1% опрошенных точно решили голосовать за «Единую Россию» после заявления президента, хотя ранее не собирались этого делать. А 77% респондентов заявили, что решение президента никак не повлияло на их политические предпочтения. Через пару дней на сайте ВЦИОМа появились другие данные: количество граждан, готовых проголосовать за партию власти, за последнюю неделю выросло на 6% – с 48 до 54%. По мнению некоторых экспертов, Владимир Путин конечно же остаётся самой влиятельной политической персоной, однако даже «партия Путина» не может получить более 55% голосов, хотя бы потому, что это потолок для любой политической силы в стране.

И эти цифры появились в самую горячую пору – в преддверии выборов, когда простые граждане, руководствуясь принципом «как все, так и я», так или иначе оказываются под гипнотическим воздействием этих рейтингов. Под этот гипноз, кстати, попадают и сами партии: кто-то воодушевляется, а кто-то опускает руки. Поэтому при внешней беспристрастности проводимых замеров социологи, что там ни говори, всё же занимаются предвыборной агитацией – одни невольно, другие сознательно.

Но как бы то ни было, попробуем разобраться, почему смелый президентский шаг не оказал серьёзного влияния на популярность «единороссов»?

Причин несколько. Во-первых, люди ещё не успели переварить решение президента. Во-вторых, ситуация вряд ли изменится даже после того, как придёт осознание. И на это тоже есть причины. Рейтинг президента тем и хорош, что он не ассоциируется с партийной деятельностью. В глазах президентских фанатов Путин был выше борьбы между разного рода партиями, а рейтинг «Единой России» в их же глазах был не столь высок. Прежде всего, потому, что партии воспринимаются ими как сообщество профессиональных бездельников и бюрократов, иными словами, людей, которые борются за места в парламенте для решения своих лоббистских задач.

При этом ясно, что Владимир Путин весь свой рейтинг не перетащит в ЕР ещё и потому, что партия по определению не может быть так же почитаема и уважаема, как президент. Общественное мнение, к примеру, не связывает с именем президента свои неприятности. Люди в большинстве своём уверены, что проблема высоких цен, пробки на дорогах, детская преступность, наркомания и проституция – это вина исключительно правительства и заседающих в Думе парламентариев. И, в общем-то, они недалеки от истины.

Среди левых в этом случае абсолютно точно выигрывают коммунисты. КПРФ – единственная оппозиционная сила, которая в глазах народа выглядит честно. Люди, особенно сельские жители (традиционный электорат КПРФ), не могут объяснить, в чём состоит логика решения Путина. Однако интуитивное осознание неоднозначности шага президента может подтолкнуть их к протестному голосованию. На деле коммунисты могут теперь набрать чуть больше 20%, но, учитывая давление административного ресурса, вряд ли им дадут больше 15%.

По теме

Справа в выигрыше остается Союз правых сил, хотя бы потому, что «Яблоко» скорее всего осталось в 90-х годах. До сих пор главной проблемой электората правых было то, что их потенциальный избиратель голосовать не ходит. Путин же своим резким ходом разбудил значительную часть электората СПС. Если бы выборы состоялись завтра, то СПС получил бы 8-10% голосов.

Зато вот уж кому не позавидуешь, так это «Справедливой России». Пока «справороссы» находятся в лёгком нокдауне, а Сергей Миронов даже не может чётко сформулировать свою позицию – то ли мы любим президента, то ли мы не любим «Единую Россию», которую, кстати, теперь возглавляет президент. Последний опрос ВЦИОМ показал, что «эсеры» едва набирают 3%. И это неудивительно, ведь треть электората «Справедливой России», очевидно, перейдёт к ЕР, теперь уже точно ставшей партией Путина. Пока неясно, удастся ли мироновцам реабилитироваться. Но в любом случае тот административный ресурс, на который рассчитывали «эсеры», теперь будет работать только на «ЕдРо», а значит, против СР.

Впрочем, шансы у партии есть. Всё, что необходимо, – это политическая чуткость, грамотный пиар, отсутствие клише и популизма. Преодолеть 7%-ный барьер «Справедливая Россия» может ещё и потому, что в обществе есть реальный запрос на подобную идеологию. Социализм XXI века, о котором любит говорить Сергей Миронов, не может не опираться на современное обострённое чувство справедливости.

Что касается ЛДПР, то президент отобрал проценты и у этой партии. Как весомый функционер она Кремлю не нужна, потому что на национал-патриотической поляне нет никакой угрозы, которую следовало бы нейтрализовать с помощью ручного Владимира Жириновского. С другой стороны, партия переживает коллапс своей административной структуры: люди уходят – кто к «эсерам», кто к «единороссам». К тому же в предвыборных списках ЛДПР люди малоизвестные и к партийным чиновникам имеющие мало отношения.

Ещё одна беда Владимира Вольфовича – это отсутствие олигархов, которые на прошлых выборах покупали места в ЛДПР и проходили в Госдуму.. Теперь их нет, а значит, нет и денег.

И самое главное: партия власти становится всё более крутой и державной, тем самым риторика Жириновского становится свойственной «Единой России», а сам лидер ЛДПР выступает её конкурентом.

Впрочем, у либерал-демократов есть одно большое «за» – это лично Владимир Вольфович. С его безмерными талантами он может выкинуть неожиданный трюк и собрать на пустом месте голоса, как он это неоднократно практиковал в прошлом. Правда, на сей раз сделать это будет как никогда трудно.

И, наконец, последнее. Решение президента возглавить список «единороссов» затевалось не затем, чтобы резко повысить популярность «Единой России» в глазах избирателей. Всё это сделано для того, чтобы дать чёткий сигнал региональным элитам, на кого следует равняться. И это главный месседж президента, посланный с трибуны во время съезда «единороссов». Региональные управленцы всё прекрасно поняли. Каждому губернатору теперь очевидно: если «Единая Россия» недоберёт определённого уровня поддержки в регионе, это будет воспринято как прямой признак саботажа или нелояльности к самому президенту. Эти ребята теперь обеспечат любой показатель, который потребует Кремль. Скажут 70% – будет 70%.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.11.2007 15:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх