// // Перемены во Внешэкономбанке начнутся с отставки главы госкорпорации Владимира Дмитриева

Перемены во Внешэкономбанке начнутся с отставки главы госкорпорации Владимира Дмитриева

1970

Залатать черную дыру

Владимир Дмитриев
Владимир Дмитриев
В разделе

Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев все-таки может покинуть свой пост - в самое ближайшее время. На место главы госкорорации прочат заместителя председателя правления Сбербанка Сергея Горькова. Таким образом правительство начинает реформу одного из важнейших финансовых институтов, на спасение которого планируется выделить до 300 млрд рублей.

Воля начальства

На прошлой неделе председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев объявил трудовому коллективу банка о своем предстоящем уходе, сообщил источник в правительстве. Эту информацию подтвердили источники и в самом ВЭБе.

Отставка Владимира Дмитриева связано с неудовлетворительными финансовыми результатами института развития, который он возглавляет. В вину ему ставится то, что он, выполняя поручение, не информировал о рисках.

Как писала «Наша версия», ВЭБ финансово несостоятелен: ещё в первом полугодии 2015-го он продемонстрировал чистый убыток в 73,5 млрд рублей. В итоге в 2015 году институту развития решено выделить 300 млрд рублей из Фонда национального благосостояния и 27,5 млрд рублей из прибыли ЦБ для повышения достаточности капитала.

«ВЭБ - вопиющий пример бесхозяйственности и неэффективности госбанков, цель которых - не достижение максимальной рентабельности при минимальных рисках, а исполнение воли начальства, - считает Максим Осадчий, начальник аналитического управления БКФ-банка. - Если другие крупнейшие госбанки еще могут проводить более-менее самостоятельную политику, то ВЭБ, по существу, является «кошельком» правительства». При этом банк относится к категории too big to fail, подчеркивает эксперт. Отозвать лицензию у него нет никакой возможности, да и такого документа не существует: ВЭБ действует на основании собственного закона «О банке развития».

Неэффективная работа

ВЭБ получил статус госкорпорации в 2007 году. В этот момент появление госкорпораций в стране стало массовым явлением. В задачу ВЭБа входило развитие инфраструктуры, поддержка экспорта российских товаров и инноваций, особых экономических зон, а также малого и среднего бизнеса.

Надо учитывать, что госкорпорация, в отличие от унитарной и акционерной организации, это некоммерческая структура. Учреждается и ликвидируется она федеральным законом. Имущество и финансовые средства, переданные госкорпорациям, не являются государственной собственностью, в отличие от ФГУПов, и на них не распространяется контроль ряда государственных органов. Отчитываются госкорпорации только правительству, причем публикация отчетов не является обязательной. Эффективность их работы сразу ставилось под сомнение.

Напомним, что в 2009 году Генпрокуратура провела проверки по всем семи существовавшим на тот момент госкорпорациям. Согласно докладу генпрокуратуры, почти во всех были найдены нарушения по использованию имущества и бюджетных денег.

Будучи президентом, Дмитрий Медведев открыто заявлял о возможности дальнейшей приватизации госкорпораций. Причиной этого также была неэффективность их работы.

По теме

ВЭБ не стал исключением из общей практики - он превратился в «чёрную дыру», которая постоянно тянет бюджетные деньги.

Кошелек правительства

В меморандуме о финансовой политике ВЭБа сказано, что госкорпорация должна инвестировать в безубыточные проекты. В действительности, что никогда не являлось тайной, Внешэкономбанк был кошельком правительства. И деньги использовались зачастую исходя не из экономической, а политической целесообразности.

Так, уже в 2009–2010 годах ВЭБ начал давать многомиллиардные кредиты на проекты, которые вряд ли могли окупиться. В то время когда Владимир Путин был премьер-министром и, соответственно, возглавлял наблюдательный совет ВЭБа, банк выдал более $8 млрд кредитов неназванным российским и украинским инвесторам под покупку промышленных активов на Украине, главным образом в Донбассе. Инвесторы эти остались неизвестными, а в отчетности ВЭБа они проходят просто как «третьи стороны», получившие от ВЭБа займы на покупку акций и финансирование украинских металлургических предприятий. Известно, что на деньги ВЭБа покупались пакеты акций компаний «Индустриальный союз Донбасса» и «Запорожсталь». Как утверждали СМИ, фактическим собственником этих предприятий становился сам ВЭБ.

Сейчас эти кредиты не обсуживаются, а предприятия, в которые вкладывались деньги, разрушены.

Не лучше обстоит дело и с олимпийскими кредитами ВЭБа на общую сумму 240 млрд руб. В 2014 года «олимпийские» кредиты на 183 млрд руб. были классифицированы ВЭБом как проблемные. Формально они не просрочены, но лишь благодаря мораторию на обслуживание и погашение этих кредитов, продленному недавно до середины 2017 года. Без этого продления кредиты были бы официально неработающими, и, по сути, речь идет об отложенных убытках, пишет Fitch.

До введения санкций Евросоюза и США ВЭБ занимал деньги у иностранных инвесторов. К середине 2015 года внешний долг составил порядка $20 млрд. В этом году ВЭБ должен погасить $3 млрд. Из-за санкций ранее бравшиеся кредиты в иностранной валюте стало невозможным рефинансировать, а девальвация рубля в середине декабря 2014 года еще больше осложнила ситуацию, подчеркивает ведущий аналитик MFX Broker Артем Звягильский.

В ВЭБе считают, что в незавидном положении института развития виноваты главным образом объективные обстоятельства. По словам заместителя председателя ВЭБа Сергея Васильева, не было бы падения цен на нефть и девальвации, не было бы больших проблем.

Впрочем, списать все на внешние причины достаточно просто. Но тут возникает немало вопросов. Прежде всего, так ли были безнадежны все проекты, или все же речь идет о качестве корпоративного управления внутри госкорпорации? Велика ли во всем происходящем вина руководства компании? И кто должен ответить за триллионный долг корпорации? Ответов на них пока так и не прозвучало.

Не дадут пропасть

Долги ВЭБа могут оказывать давление на рейтинг России. И теперь основной задачей становится спасение банка. Ранее Владимир Дмитриев заявлял, что ВЭБу потребуется до 1,3 трлн рублей помощи до 2020 года. Министр экономического развития Алексей Улюкаев оценивал, что в 2016 году ВЭБу потребуется 150—200 млрд рублей.

В последнем проекте антикризисного плана правительства фигурировала сумма в 150 млрд. Документ рассматривался на заседании кабинета министров в четверг, 18 февраля, и был отправлен на доработку. Но ВЭБ уже получил доступ к деньгам казначейства — оно разместит на депозите 100 млрд рублей. Денег хватит на финансирование кассового разрыва ВЭБа в этом году, могут также привлекаться средства из «раскассированного резервного фонда» — остатки будут лежать на счетах.

Ранее министр финансов Антон Силуанов говорил, что наблюдательный совет ВЭБа рассмотрит план финансового оздоровления банка. Правительство поручило Министерству экономического развития подготовить изменения в закон о ВЭБе и инвестиционный меморандум. Вопрос же о цене этой поддержке пока остается открытым.

Кстати

Коллеги Владимира Дмитриева по банковскому цеху сочли своим долгом выступить в его поддержку. Так, глава ВТБ-24 Михаил Задорнов заявил в интервью телеканалу «Дождь», что ни для кого не секрет, что Олимпиада в Сочи не стоила столько, сколько говорили официальные лица – 230 млрд рублей. «Она стоила около 1,5 трлн рублей. И те компании и банки, которые кредитовали строительство олимпийских объектов, получили – конечно, не по желанию Владимира Дмитриева [председателя Внешэкономбанка], а по решению правительства – гарантии ВЭБа, – уточнил Михаил Задорнов.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.02.2016 16:02
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Эльдар Мусаев 24.02.2016 19:05

    Господа, вы уж определитесь, чей президент Дмитриев: ВПБ или ВЭБ

Еще на сайте
Наверх