// // От взрывов бытового газа погибает больше людей, чем от бомб террористов

От взрывов бытового газа погибает больше людей, чем от бомб террористов

1895

Газовая атака

фото: Сергей Тетерин
фото: Сергей Тетерин
В разделе

Взрывы бытового газа в домах каждый год уносят в России десятки жизней. Только за последние два года, по данным МЧС, произошло 22 аварии – 31 человек погиб, 165 пострадали. При этом кривая смертельной статистики ползёт вверх: с начала нынешнего года в результате взрывов газа в жилых помещениях уже погибли почти два десятка человек. А последняя трагедия, случившаяся 6 апреля в Омской области, унесла сразу пять жизней. Почему же в наших домах гремят взрывы?

Это случилось 20 августа 2002 года около полуночи. У меня был ночной монтаж на телецентре в Останкине. Внезапно раздался взрыв, все бросились к окнам. На наших глазах ветхая пяти­этажка на улице Академика Королёва рушилась как карточный домик. Позже мы узнали, что из-под обломков извлекли тела восьми погибших. Самому младшему из них было полтора года, самому старшему – 75 лет. О причинах трагедии долго не сообщали, ФСБ проверяла, не устроили ли взрыв террористы. Наконец эксперты пришли к выводу: в доме взорвался газ.

Путин приказал взять на контроль

«Большинство аварий на газовом оборудовании происходит по вине людей, нарушающих правила техники безопасности», – заявила «Нашей Версии» начальник управления внутридомового газового оборудования ОАО «Мосгаз» Татьяна Киселёва. Однако бывает и иначе. 16 марта 2004 года в Архангельске бывший слесарь городской газовой службы 27-летний Сергей Алексейчик решил отомстить за увольнение с работы. Как определило следствие, для этого он вскрыл системы газоснабжения в трёх жилых домах, расположенных в центре города. В двух из них аварийная служба успела устранить утечку, в третью – панельную девятиэтажку – доехать не успела. В результате взрыва погибли 58 человек. Алексейчика приговорили к 25 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Однако в самом Архангельске эту версию поддержали не все. Горожане говорили о катастрофическом состоянии изношенного газового оборудования, которое давно не проходило профилактику.

В следующий раз страна содрогнулась в феврале 2012 года, когда из-за взрыва газа в Астрахани обрушился подъезд жилого девятиэтажного дома. Десять человек погибли. В отношении сотрудников «Астраханьгазсервиса» и директора управляющей компании «ЖЭК № 7» было возбуждено уголовное дело по статье 219 УК РФ (Нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее гибель двух и более лиц). В стране объявили траур по погибшим, на место трагедии вылетел находившийся тогда в должности премьера Владимир Путин. Он поручил создать правовую комиссию по устранению проблем, связанных с газовыми авариями в жилых помещениях, в состав которой вошли Ростехнадзор, МЧС, Минрегион, Минэнерго. Казалось бы, такими силами можно предотвратить любую катастрофу. Но взрывы бытового газа в России продолжают уносить жизни людей. В чём же причина?

Взявшись за этот материал, я рассчитывала, что недостатка в комментаторах из упомянутых выше организаций не будет. Однако все молчали, как будто их объединяла какая-то тайна. Председатель Комитета Госдумы по ЖКХ через своего помощника наотрез отказалась обсуждать тему причин взрывов бытового газа. В пресс-службах Минрегиона и Минэнерго ответили, что занимаются «более глобальными проблемами», а взрывы в домах «не в их компетенции». В МЧС, которое вроде бы имеет прямое отношение к подобным ЧП, меня переадресовали в Минстрой, где сообщили, что «ещё не сталкивались с данной темой», попросили прислать вопросы в письменном виде, да так и пропали.

По теме

Получив отказ от всех официальных инстанций, я решила самостоятельно проанализировать все правовые акты, которые были приняты в сфере внутридомового газового оборудования. Их перечень мне помогли найти в ОАО «Мосгаз», которое единственное пошло на контакт. Изучив с десяток документов, я, кажется, начала понимать причину загадочного молчания структур, связанных с производством и эксплуатацией внутридомового газового оборудования.

Газ без правил

Для этого пришлось заглянуть в прошлое. В 1992 году внутридомовое газовое оборудование, которое раньше находилось на балансе газораспределительных организаций, перешло в муниципальную собственность. Что творилось в стране в то время, вряд ли стоит напоминать, а потому местным властям было совсем не до замены устаревших газовых коммуникаций. А потом государство начало планомерно освобождать себя от ответственности за безопасность системы газоснабжения в жилых домах. В 1997 году был принят федеральный закон, исключивший газовое оборудование жилых зданий из списка опасных производственных объектов. Тем самым оно было выведено из поля зрения Ростехнадзора. Но и это ещё не всё. В 2003 году вступили в силу Правила безопасности систем газораспределения и газопотребления. Там говорилось, что их действие не распространяется на газовое оборудование жилых зданий. А начиная с 2006 года техобслуживание и ремонт внутридомового газового оборудования начали осуществляться только по заявкам жильцов и за отдельную плату. То есть вопрос безопасности фактически превратили в предмет торга: есть у тебя деньги – вызывай мастеров, нет – молись, чтобы не рвануло.

Усугубил ситуацию и новый Жилищный кодекс, предоставивший управляющим компаниям право либо заключать договоры на обслуживание газового оборудования в домах, либо заниматься этим своими силами. На чём, разумеется, многие начали экономить.

Результаты всей этой законодательной чехарды печальны. Если в 1988–2001 годах из-за аварий, связанных с эксплуатацией бытового газового оборудования, в среднем за год в России гибли от 50 до 80 человек, то в 2005 году произошло 154 несчастных случая со смертельным исходом, а в 2006-м – уже 208.

В какой-то момент рост смертности от взрывов бытового газа, видимо, отрезвил власти. В 2008 году правительство приняло постановление № 549, которое обязало управляющие компании и ТСЖ заключать договоры с газовиками, имеющими аварийно-спасательные службы. Кроме того, Министерство регионального развития обязало абонентов и управляющие компании в плановом порядке проходить обслуживание раз в три года. Однако специалисты считают, что это очень большой срок: газовые приборы изнашиваются и дают сбои намного чаще.

Человеческий фактор

Сейчас законодатели вроде бы готовят поправки в нормативные акты, желая предотвратить новые ЧП. Но сколько это займёт времени – никто не знает. На сегодня есть, однако, положительный опыт Москвы, где взрывы газа в последние годы происходят всё реже. Как пояснила Татьяна Киселёва, причин тому несколько: «Во-первых, у нас нет газопроводного ввода в подвал, всё отведено в воздух, и это даёт гарантию безопасности. Во-вторых, график техобслуживания абонентов у нас более плотный, чем в других регионах – раз в год. Управляющие компании заключают договоры на обслуживание в основном с «Мосгазом». Также за счёт городского бюджета мы проводим замену ветхих плит».

Однако к проблеме взрыва бытового газа в жилых помещениях Татьяна Киселёва относится без иллюзий: «Полностью мы не сможем свести несчастные случаи на нет, потому что всегда присутствует субъективный человеческий фактор: кто-то сам решил подключить плиту, кто-то нарушил инструкцию по безопасному использованию газового оборудования».

Есть и совсем криминальные случаи. Так, в конце февраля взрыв газа в своей квартире устроил житель Башкирии, решивший покончить с собой. В результате пострадали пять человек. А в марте аналогичным образом счёты с жизнью свёл новгородец, не сумевший вовремя заплатить за ипотеку. Увы, к человеческому фактору закон, даже если он будет усовершенствован, применить невозможно. Поэтому в истории со взрывами бытового газа, видимо, лучше поставить многоточие.

Опубликовано:
Отредактировано: 19.05.2014 14:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх