// // Органы опеки против матери-одиночки

Органы опеки против матери-одиночки

910

Счастливая женщина

Органы опеки против матери-одиночки
В разделе

Наталья Володина называет себя счастливой. У неё двое замечательных детей – 4-летняя Вика и 10-месячная Настя. Есть и престижная профессия: окончив Институт экономики и предпринимательства, Наташа стала финансистом. Кроме того, судьба одарила её талантом: картины художницы Володиной украшают офисы, рабочие кабинеты, больницы и поликлиники. Но больше всего Наталья счастлива оттого, что органы опеки не отобрали у неё детей. Потому что она мать-одиночка и инвалид, перенёсшая уже более 20 операций. Болеть в наше время страшно. Если при этом ещё есть дети – страшно вдвойне.

В 17 лет Наталья Володина повредила ногу. Внимания на боль в суставе она не обратила. Когда пришла к врачу, было уже поздно: в кости развивалась злокачественная опухоль. Было потеряно много драгоценного времени, прежде чем девушка попала в Онкологический центр имени Блохина на Каширском шоссе. К тому времени у неё помимо саркомы диагностировали опухоль головного мозга. После девяти курсов химиотерапии и нескольких операций процесс удалось остановить. Речь шла даже о выздоровлении.

По просьбам врачей Наташа начала консультировать пациентов онкологического центра как психолог. Вскоре там же, в онкоцентре, ей предложили постоянную работу. Всё шло нормально, пока однажды маме девушки не потребовалась срочная операция. Денег на неё не было, и Наташа отправилась сдавать кровь, чтобы заработать хотя бы копейки. После этого у неё упал иммунитет, результатом стало инфицирование протеза. Следом – несколько новых операций и полная замена левой бедренной кости.

Буду рожать!

Про неё можно писать отдельную повесть под названием «Любовь к жизни». Несмотря на недуг, Наталья работала, вела активный образ жизни, и в конце концов вполне естественно произошло то, что должно было рано или поздно случиться: она встретила свою любовь. От официального брака Наталья отказывалась: не хотела обременять любимого человека своей болезнью. Вскоре произошло чудо: после онкологического заболевания, химиотерапии, огромного количества лекарств она забеременела. Но хирурги и онкологи отговаривали её рожать: во время беременности эндопротез может не выдержать нагрузки. К тому же ребёнка надо будет носить, купать, поднимать. Как это скажется на здоровье? Однако инстинкт материнства оказался сильнее. 12 апреля 2010 года Наташа родила здоровую девочку, которую назвала Викторией. Это была её жизненная победа.

Несчастье пришло откуда не ждали: в роддоме Наташе занесли золотистый стафилококк. В результате эндопротез, заменяющий ей сустав, оказался инфицирован. Новая операция. С момента начала болезни она стала уже 20-й по счёту.

В какой-то момент встал вопрос об ампутации. Это предполагало долгое пребывание в стационаре. Тогда от чувства безысходности женщина решила обратиться за помощью в социальные службы родного Подольска. Болела мама, за дочкой кто-то должен был присматривать. Но там ответили коротко: в случае ампутации она будет признана полностью недееспособной, после чего органы опеки будут вынуждены забрать ребёнка. Никакой помощи – ни материальной, ни моральной там не предложили. В помощи социального работника также отказали.

…Услышав это, она сразу приехала в онкоцентр. Просто сказала, что в случае ампутации жизнь без ребёнка потеряет для неё смысл. Врачи пошли на невероятный риск – сделали невероятное, установив новый эндопротез. Наташе показалось, что жизнь началась сначала.

Для них в Подольске места нет

В июле прошлого года Наталья родила вторую дочь. Как верующий человек, она не решилась на аборт. Беременность проходила непросто: незадолго до родов отец Наташиных детей закрутил роман с благополучной и состоятельной женщиной. День рождения второй Наташиной дочери совпал с днём свадьбы её отца с местной бизнес-вумен. Признать своё отцовство он отказался.

По теме

Наташа больше не обращается в социальные службы: мысль о том, что у неё могут отобрать детей, преследует её, как кошмарный сон. Власти города Подольска тоже как будто не замечают Володину и её проблемы. Поэтому сейчас на 17 квадратных метрах ветхого двухэтажного дома ютятся четыре человека – сама Наташа, её мама и двое детей, один из которых – грудничок. До последнего времени 82-летняя мама спала на полу. В очереди на улучшение жилплощади Наталья стоит уже 10 лет. При этом, если верить официальной информации, по количеству и темпам возведения жилья Подольск обгоняет многие подмосковные города. Только за последние пять лет там было построено 400 тыс. квадратных метров. Дома строятся разные – есть панельные, есть 16-этажные монолиты на улицах Молодёжная и Тепличная, есть 10-этажные дома в микрорайоне Родники, 17-этажные дома на улице Высокой, вовсю идёт застройка микрорайона Подольские Просторы. Только нет в них почему-то места женщине-инвалиду с двумя детьми.

Слушая Наталью, я задаюсь вопросом: чем помогло ей в жизни государство? Сколько дало и сколько забрало взамен? Сейчас, пока женщина в декретном отпуске, доходы семьи складываются из простой арифметики: за старшую дочь Наталья получает пособие – 2 тыс. рублей в месяц, за младшую до полутора лет будет получать 4 тысячи. Плюс её пенсия по инвалидности – 8 тыс., да ещё мамина, копеечная. Общий доход семьи составляет около 20 тыс. рублей в месяц. А теперь давайте подсчитаем, сколько государство отбирает у социально незащищённой Натальи Володиной и её детей… Квартплата за однокомнатную квартиру в ветхом жилье составляет 3 тыс. рублей ежемесячно. Плата за детский садик, который предоставили старшей дочке, – 3500 рублей в месяц. В остатке получаем 13 500 рублей на четырёх человек в месяц. Приплюсуйте к этому мамины лекарства и траты на 10-месячного ребёнка. Это памперсы, сухие молочные смеси, одежда, из которой ребёнок вырастает каждый месяц.

На что же существует Наталья Володина – человек, оказавшийся ненужным государству? Вы удивитесь, но она считает себя счастливой. Нет, ей не выделили субсидию и не прислали социального работника в помощь. Просто ей помогают все, кто соприкасается с её ситуацией, – друзья, соседи, врачи, юристы, журналисты. Кто детскими вещами, кто деньгами, кто бесплатной юридической консультацией, кто просто подвезти до магазина. Вот и редакция «Нашей Версии» оказала помощь попавшей в беду женщине. И не только словом.

На самом деле такое возможно только в России. И в плохом, и в хорошем смысле.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.06.2014 22:13
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх