// // Очевидцы трагедии убеждены, что жертв могло быть меньше, если бы персонал клуба проявил хоть чуточку профессионализма

Очевидцы трагедии убеждены, что жертв могло быть меньше, если бы персонал клуба проявил хоть чуточку профессионализма

625

«Пожар!» так никто и не крикнул

Во всей России не осталось ни одного человека, безучастного к трагедии в Перми
lori.ru
Во всей России не осталось ни одного человека, безучастного к трагедии в Перми lori.ru
В разделе

«В темноте мы взяли друг друга за руки. К служебному выходу в «Хромой лошади» я раньше несколько раз ходил, поэтому знал, как к нему пройти. Кроме того, увидел впереди свет чьего-то фонаря, за ним и следовал. Другие тянулись за мной», – вспоминает студент Данил Костин. «Я ничего не видела. Поняла, что не знаю, куда бежать, – говорит девушка, стоявшая тогда рядом с Данилом, работница клуба Екатерина Михайлова. – Кто-то схватил меня за руку – так я и вышла оттуда». По словам Екатерины, в один момент она почувствовала, как её спины коснулось пламя. Потом увидела, что у людей, которые шли за ней, обгоревшая кожа.

Екатерина проработала в клубе месяц. В её обязанности входило встречать гостей, провожать их в зал, после полуночи девушка вместе с другими танцевала на сцене. «С вечера в этом клубе у нас был генеральный прогон шоу-программы. Тогда мы впервые увидели установку для фейерверка. Она стояла на сцене на заднем плане. Мы спросили, опасно ли это, но нам сказали, что нет».

В час ночи началась сама программа – фейерверк зажёгся. «После этого я сразу убежала в гримёрку, что находилась за стеной от сцены: мне надо было переодеться».

Потом в гримёрку пришёл брейкдансер Андрей Васькин, работавший на сцене вместе с Екатериной: «Мы не должны были выступать в этом клубе в тот день. Другой коллектив не смог – и нас позвали».

«Сработал фейерверк, вышел ведущий, – вспоминает Андрей. – Мы, как и должны были, отстояли на сцене три минуты». Потом ушли.

В гримёрку попал и Данил Костин. Он подрабатывает в клубах постоянно. В «Хромой лошади» трудился вторую неделю.

В ту ночь он и оператор подходили к посетителям: «Спрашивали, как им в «Хромой лошади». Задача была – развлечь гостей». Молодой человек ушёл в гримёрку тоже после часа ночи: «Надо было переодеться в ковбойские джинсы и рубашку – танцевать, продолжать веселить посетителей».

Кто-то открыл дверь и заглянул в комнату: «Пожар!» «Всё нормально будет, пожарная часть рядом», – ответил другой.

Потом в комнату повалил дым – сначала белый, потом чёрный.

«Я и ещё несколько человек кинулись в комнату администратора, – продолжает Данил. – Как только мы там оказались, погас свет. Я старался всех успокоить: пожарная часть действительно находится через дорогу. С нами был испанец Альфон Йорис (певец. – Ред.), ему что-то говорил переводчик».

Данил снял рубашку, наплевал на неё и закрыл лицо, сказал другим делать то же самое. Потом услышали крики со стороны улицы: «Выходите!» Тогда люди и взялись за руки.

У второго, главного выхода из клуба (а их всего было два) находился столик, который постоянно был зарезервирован за генеральным директором одной из строительных компаний Екатериной Куприяновой. О том, что это может спасти жизнь, девушка раньше не задумывалась – место приглянулось лишь потому, что над ним был кондиционер, там всегда было свежо.

В трагическую ночь Куприянова пришла на вечеринку с тремя друзьями: «Почти сразу после того, как зажёгся фейерверк, начал гореть потолок. Я крикнула ребятам, что не надо ничего с собой брать, надо сразу уходить».

Молодые люди взяли лишь мобильники.

«Мы вышли тогда, когда в помещении ещё не погас свет. Никто никуда не бежал, – говорит Екатерина. – Я думала, что сейчас же всё потушат. На худой конец просто зальют всех пеной».

Примерно в это время в зале находился оператор Александр Попов. По его словам, когда начал гореть потолок, шоу продолжалось: «Я, например, подумал, что это иллюминация. Слова «пожар» никто не крикнул. От места, где я находился, до дверей было шагов восемь-девять. Но первые мои шаги к выходу были ровные, плавные».

По теме

Пластмасса капала с потолка на столики, за которыми ещё сидели люди. Кто-то подходил с бирками к гардеробу — никто не понимал, что надо уже просто бежать.

Охрана клуба, стоявшая у входа, по словам Александра, вела себя, мягко говоря, странно. Уже когда из помещения начал валить чёрный дым, охранники так и не открыли двери полностью. Александр пробовал сделать это сам, но не смог.

Екатерина Куприянова уже находилась на улице: «Мы вызывали «скорую», пожарных, звонили в такси, чтобы помогли увезти людей». «Скорая», вспоминает девушка, приехала только через полчаса: «Уже тогда, когда тела успели вынести из клуба и положить на асфальт».

Пожарные приехали минут через пять.

Как они оказались на месте трагедии, вспоминает дежуривший в ту ночь в той самой части через дорогу Вячеслав Полыгалов: «Звонка к нам не было. Забежал обгоревший, я бы сказал, закопчённый человек и сказал, что горит «Хромая лошадь». Меня крикнул дневальный, я тут же сказал диспетчеру вызывать сюда все городские части».

Полыгалов схватил дыхательный аппарат, фонарь, каску, рацию и побежал к клубу: «Так быстрее, чем на машине – клуб находился очень близко». Через несколько минут пожарный оказался на месте: «Увидел чёрный дым, который шёл из двери и маленьких окон сверху. Сразу же сообщил по рации, что сложность пожара – повышенная».

«Я зашёл внутрь и увидел лежащих на полу людей, – вспоминает Вячеслав, – слышал крики о помощи».

Пожарные, а к этому времени уже подоспели и другие, стали выносить обгоревших. «Как только я подошёл к выходу, один из граждан буквально выхватил у меня из рук человека – сказал идти за другими. Поначалу так и работали: мы, пожарные, несли людей к выходу, а потом их брали обычные граждане».

Пожарные и сами просили помочь им, говорят жители соседних домов. Студент Дмитрий Сухимин оказался у клуба, когда пожарных было ещё мало, «машин пять-семь».

Пожарным помогала и певица Ольга Смирнова: «Тогда я была совсем в другом кафе и краем уха услышала о пожаре. Позвонила знакомым из МЧС, оказалось, что правда. Когда приехали к «Хромой лошади», сначала не хотела выходить из машины – зачем уподобляться зевакам?»

Потом Оля увидела, что людей выносят и просто кладут на землю. «Я вышла и заметила, что у некоторых, хоть они и обгорели, изо рта идёт пар. Значит, живы, – продолжает девушка. – Мы сразу же начали носить их к «скорым». Тех, кто мог сидеть, умоляли везти так. Но «сидячих» увезли лишь пару человек. К сгоревшему клубу стали подъезжать обычные водители, предлагали доставить людей до больницы. Мы начали носить пострадавших к ним. Не могу забыть мужчину, который сидел на асфальте и просто просил тепла. Все проходили и говорили: жить будет. Я подбежала к одной из машин «Скорой помощи» и кричала, чтобы дали обычное одеяло. Передо мной лишь захлопнули дверь. А мужчина умер».

У служебного входа тоже была нужна помощь. «Когда я вышел, на мне были только джинсы и кроссовки, – говорит Данил. – Йорис протянул мне один из пакетов для мусора, лежавших на пороге. В него я и замотался. Мы брали картонные коробки, которые тоже находились у входа, выпрямляли их и подкладывали под головы лежавших на земле людей. Кто-то из них кричал: «Скорую!» Я побежал по улице к главному входу. Там увидел машины милиции и «скорой», которые с трудом могли разъехаться. Я крикнул врачам, что у служебного входа тоже много пострадавших. Мне ответили: «Ничем не можем помочь. Машины и так полные». То же самое сказал и милиционер». Но через несколько минут другие «скорые» приехали и ко второму входу.

Ещё позже вокруг клуба появилось оцепление.

…О том, что была организована хоть какая-то эвакуация, никто из собеседников «Нашей Версии» не сказал. Каждый, как выразился оператор Александр Попов, действовал «по своему наитию».

«По наитию» действовали и пожарные, и врачи, и люди, пришедшие на помощь. Просто потому, что ничего подобного в их жизни раньше не было. И не дай бог повторится.

Пермь

Опубликовано:
Отредактировано: 14.12.2009 12:13
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх