// // Няня-убийца волей или неволей разбудила страхи российского общества

Няня-убийца волей или неволей разбудила страхи российского общества

2472

Голоса в моей голове

Фото: соцсети
Фото: соцсети
В разделе

29 февраля 2016 года 38-летняя гражданка Узбекистана – «черная няня», «ужасная няня» – отрубила голову своей подопечной, 4-летней Насте М., подожгла квартиру, в которой проживала вместе с семьей, и вышла, надев глухой хиджаб, к станции метро... Преступление, совершенное Гульчехрой Бобокуловой, актуализировало множество проблем, о которых и прежде знали, но не были готовы решать. Потребовался этот ужасающий сигнал, чтобы мы задумались, что именно делаем не так.

2 марта в зале Пресненского суда Гульчехра Бобокулова сказала, что раскаивается. Просить прощения у родителей не готова. Находясь «в клетке», улыбалась и махала рукой операторам.

Кто она: задавленная жизнью деревенская женщина с восточным менталитетом, сломавшаяся под прессом большого города и семейных проблем? Хроническая шизофреничка, которая каким-то образом несколько лет нелегально работала в России, регулярно «проезжая» мимо ФМС и обратно? Жертва чьей-то обработки (молельный коврик, хиджаб в шкафу, зацикленность на видеоинформации в интернете) или недолеченная жертва весеннего обострения?

Пока что ясно одно, вину свою она признает. От этого не легче.

«Я вашей смерти хочу!»

29 февраля 2016 года 38-летняя гражданка Узбекистана Гульчехра Бобокулова – «черная няня», «ужасная няня» – отрубила голову своей подопечной, 4-летней Насте М., подожгла квартиру, в которой проживала вместе с семьей, и вышла, надев глухой хиджаб, к станции метро. «Я террористка. Я вашей смерти хочу!», – выкрикивала Бобокулова, подняв вверх голову убитой малышки.

Когда включается страх, никакие аргументы, никакие разумные доводы не работают. С кем мы оставляем своих детей? Кого впускаем в дом? Берем на работу? А если они – убийцы-исламисты-психи в пока не острой фазе (нужное подчеркнуть?).

И все равно включается страх «свой-чужой», причем сразу по нескольким направлениям: национальность, религия, социальная рознь… Мы начинаем бояться. А кто-то ведь именно этого и добивается.

«Некие люди»

Убить четырехлетнюю Настю Бобокуловой, по ее словам, приказал «голос». Перед тем как взять в руки орудие убийства, она переоделась в черное: «в то, в чем намаз читаем» – тоже по совету «голоса». Были ли эти голоса лишь у нее в голове? Или кто-то воспользовался диагнозом женщины в своих целях?

Что душевнобольная Бобокулова не могла совершить, а главное, подготовить убийство, почти профессиональный поджог (3-комнатная квартира на улице Народного ополчения выгорела в считанные минуты) и свою жуткую манифестацию у метро «Октябрьское поле», самостоятельно, предполагали многие. Информация представителя СК РФ, озвученная 2 марта в ходе судебного заседания, это подтвердила: «Няня из Узбекистана Гюльчехра Бобокулова жестоко убила ребенка в Москве после подстрекательств неких людей».

Что это за подстрекатели, следователь, естественно, не сообщил – уточнил лишь, что они на свободе и ведется розыск. Предположительно, это может быть гражданский муж Бобокуловой – няня-убийца была его неофициальной «второй женой».

Первого мужа, кстати, Бобокулова вспоминает со слезами: но не от того, что жили так хорошо. А оттого, что после развода, забрав детей, якобы «выгнал на улица». Попавшие в интернет кадры допроса демонстрируют: она плохо и как-то очень старательно говорит по-русски. Но обвинение на этом не построишь.

Молчи – за толерантного сойдешь

В первые сутки после трагедии о жестоком убийстве ребенка не сообщил ни один крупный ТВ-канал. «Первый», Россия-1, НТВ, ТВЦ молчали, словно ничего не произошло. Лишь Рен-ТВ дал маленький сюжет в дневных новостях. По официальной версии, никаких указаний сверху на этот счет не было – руководители телеканалов якобы сами пришли к единогласному пониманию ситуации. Не сообщать – не разжигать – не раздувать.

По теме

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил: Кремль запретов на ТВ не направлял. Но солидарен с решением: «Это слишком чудовищно, чтобы показывать по телевизору».

Чудовищного по нашему ТВ, надо признать, показывают предостаточно. Но в данном конкретном случае, судя по всему, опасались явного: антимигрантских выступлений и погромов. И, возможно, небезосновательно: националисты-таки провели у метро «Октябрьское поле» акцию протеста, одиозный «Спутник и погром» выпустил передовицу «Зачем узбекская мразь убила ребенка» и даже КПРФ (которой полагалось бы демонстрировать интернационализм) отметилась мигрантофобным манифестом и свеженадизайненой эмблемой: в перечеркнутом красном круге стоит женщина в хиджабе с кровоточащей детской головой в руке…

Психоз? Да. Был бы он ярче, если бы в первый же день телевизор заголосил о том, что «узбечка с криком «Аллах акбар!» отрезала голову русскому ребенку?». Надо думать…

Тут вообще много надо думать.

Можно вспоминать нижегородского «проповедника» Белова, зарезавшего старушку-мать, беременную жену и шестерых детей, срочника Валерия Пермякова, убившего семью в Армении, расстрелявшего одноклассников школьника и т.д., и т.п. – криминальная хроника предоставляет нам достаточно подобных сюжетов, подтверждающих, что и наши сограждане способны на любую жуть.

Но так получается, что тут уж – каждый думает о своем. Стенка на стенку, внутренний раздрай: с одной стороны – господи, мы же приличные люди, увольнять няню из-за национальности дико! С другой – господи, мы же беззащитные люди, иметь дело с приезжими, другой культуры и другой веры сегодня просто страшно! И как быть?

Вопрос к государству. Намерено ли оно проводить четкую (и честную) миграционную политику – с квотами на въезд и серьезными проверками въезжающих лиц? Готово ли к тем изменениям, которые это вызовет на рынке труда?

Вопрос к гражданам – если изменения начнутся, готовы ли они принимать работников-мигрантов на работу официально? У Бобокуловой разрешения на работу не было. Но и значительное число московских нянь работает без всяких контрактов, это к слову. Никаких рекомендаций, никакого контроля.

Пока что, в профилактических целях, полиция проводит «беседы» с ультраправыми.

Почему ее наняли?!

Пафосные рассуждения о том, что детей нельзя доверять никому, а значит, мама-сама-виновата-бросила-ребенка-чужой-тетке давайте отбросим. Спросим – почему наняли именно Гульчехру – женщину из другого мира, другого круга, другой культуры и воспитания. Плохо говорящую по-русски и на вид странноватую.

Справедливый и одновременно безжалостный и глупый вопрос. Найти няню к обездвиженному и почти не говорящему ребенку-инвалиду (а именно таковы были последствия родовой травмы у Настеньки) – квест еще тот. А на работу ходить – надо. Надо платить за квартиру, обеспечивать нормальную жизнь старшему мальчику, надо откладывать на заграничное лечение младшей (родители не теряли надежды, возили девочку в Китай, надеялись на помощь врачей Германии – в этом им помогал, сбрасываясь по рублю, весь родной город).

Взяли, потому что показалась покладистее, терпеливее и неприхотливее других. Согласилась на проживание (то есть – отказ от своей собственной, личной жизни…). Взяли потому, что эта, плохо говорящая по-русски мигрантка, не имевшая разрешения на работу – согласилась, а другие – нет.

Взяли без трудового договора, без профильного образования, без медицинских проверок… Да – они жертвы своей же неосторожности. И той давно сложившейся системы, когда больного ребенка можно только нечеловеческими усилиями «тянуть», сбрасывая со счетов очень многое.

Недообследованные

Насколько соответствует действительности рассказ участкового о том, что Гульчехра Бобокулова в течение 15 лет страдала шизофренией – и что на родине об этом знали все, потому и муж ушел, и детей забрали – станет ясно еще чуть позже. Когда поступят подтверждающие документы из Узбекистана, когда будут официально оглашены результаты психиатрической экспертизы в Москве (впрочем, как уже сообщает ТАСС со ссылкой на собственный источник в полиции, совершая убийство Бобокулова находилась в состоянии острого психиатрического расстройства – таково заключение психиатра, который осматривал ее после задержания).

По теме

В любом случае проблема уже обозначилась: никакая миграционная служба, никакие рекомендации знакомых и лучших агентств не гарантируют вам, что у няни не начнется весеннее обострение. Но подстраховаться можно. Видеокамера. Платный психолог, которого выберете вы сами. Анализы, которые помогут установить факт частого употребления алкоголя или наркотиков. Это – граждане.

Государство – возможно, на этом уровне и стоит задуматься о возврате принудительной психиатрии? И перевести обязательное для проживающих в России граждан других государств прохождение медкомиссии (с наркологом, психиатром, проверкой на СПИД и ЗППП) в разряд эффективных мероприятий?

Моя полиция

Конечно, у обывателя вперед лезут эмоции: «Вместо того, чтобы оперативно задержать жуткую женщину в черном никабе – с детской головкой в руках, с криком «Я вас убью!» – они раздумывали почти час. Теперь ее еще и «на дурку» пристроят, где тепло-светло. Пристрелить надо было сразу!»

Получается, не надо было. С пулей в голове она показания давать не смогла бы – теперь же есть шанс, что Бобокулова расскажет, кто составил для нее этот жуткий сценарий и кто помог ей воплотить в жизнь то, что, как женщина заявила в суде, «велел Аллах».

Что надо – отметить поступок полицейского, который Гульчехру Бобокулову при задержании фактически накрыл своим телом. Действительно ли под черным балахоном спрятан пояс шахида, или женщина блефует, никто знать не мог. И способ проверить это был, как ни ужасно, только один…

Замначальника по оперативной работе УВД по СЗАО ГУ МВД Москвы Валерий Крученков считает, полицейские в данной ситуации не имели оснований стрелять в женщину и действовали грамотно. Тем не менее, их действия еще дополнительно проверит прокуратура.

«Им невозможно помочь»

«Им невозможно помочь». Эту фразу Андрей Мищенков, друг Настиного отца, его сокурсник по Московскому суворовскому, а сегодня юрист Фонда по борьбе с коррупцией, повторил несколько раз – он, как близкий друг семьи, стал транслятором в Твиттере и других соцсетях этого горя.

Представить психологическое состояние этих людей невозможно: «Окружной психолог какой-то говорит их надо обколоть успокоительными и нельзя оставлять одних. Что за .... Я не знаю как им помочь», – отчаянно твиттил Мищенков.

Сегодня он занимается сбором денег на похороны, восстановление документов, ремонт сгоревшей квартиры и приобретение хотя бы самых необходимых поначалу вещей для семьи. Люди откликаются охотно: судя по отчетам, которые размещаются в соцсетях, за сутки собрано 2,5 миллиона рублей. И переводы продолжают идти, а значит, материальное положение семья поправит. Что до остального…

Похороны Насти состоятся в Ливнах – в пятницу, 4 марта, туда выезжают родители девочки. В этот же день Гульчехре Бобокуловой будет предъявлено официальное обвинение. На данный момент суд принял решение оставить подозреваемую под стражей до 29 апреля. Уголовное дело возбуждено по статьям «Убийство малолетнего», «Умышленное уничтожение имущества путем поджога» и «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма».

Опубликовано:
Отредактировано: 02.03.2016 19:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх