// // На сотрудничество со странами СНГ Россия готова потратить 1 000 000 000 долларов. К кому попадут эти деньги?

На сотрудничество со странами СНГ Россия готова потратить 1 000 000 000 долларов. К кому попадут эти деньги?

323

Братья на миллиард

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Россия намерена расширить своё влияние на постсоветском пространстве. Краткая речь премьер-министра Владимира Путина во время посещения Донского кладбища, в которой он обрисовал примерный сценарий наших действий, стала логическим продолжением его Мюнхенских тезисов двухлетней давности. С той лишь разницей, что тогда Путин говорил о внешнеполитической линии России в целом, а сейчас речь шла исключительно о нашем ближнем зарубежье. Усилить наше влияние в странах СНГ – дело, безусловно, важное и полезное. И на эти цели расходуются немалые суммы. До конца текущего года будет потрачено порядка 700 млн. долларов, а в следующем году, по прикидкам, на те же цели истратят целый миллиард. Есть ли реальная польза от этих трат, постарался понять корреспондент «Нашей Версии».

Неделю назад премьер-министр побывал на кладбище Донского монастыря. Проверял, как подправили могилы философа Ивана Ильина и генерала Антона Деникина, – эти работы Путин финансировал из личных средств. Никакого общения с представителями прессы заранее не намечалось, но у кладбища скопилась критическая масса журналистов, и глава кабинета решил с ними пообщаться.

Для начала премьер поинтересовался у собравшихся, знакомы ли они с дневниками Деникина. «Кажется, нет». – «Обязательно прочитайте! Там у него есть рассуждения о Великой и Малой России, то есть Украине. Деникин пишет: никому не должно быть позволено вмешиваться в отношения между нами, это всегда было делом самой России!» Дальнейшая беседа свелась к тому, что мы позабыли о своей исторической миссии, допускаем возможность расчленения России, к чему, кстати, генерал Деникин относился чрезвычайно нервно, и что по большому счёту постсоветское разделение России и Украины было преступлением. Последнюю мысль озвучил, правда, не Путин, а сопровождавший премьера настоятель Сретенского монастыря архимандрит Тихон. «К таким идеям генерал Деникин был абсолютно нетерпим, – поддержал настоятеля премьер-министр. – Не будем к ним терпимы и мы».

В общем-то, идея вернуть России прежнее влияние сама по себе недурна. В конце концов, мы великая держава и не переставали ею оставаться даже после распада СССР. Но было бы неплохо понять, во сколько нам обойдётся возврат утраченных позиций, а также хотелось бы знать, что именно мы собираемся делать, есть ли у нас реальные механизмы влияния на постсоветские республики и что или кто может нам воспрепятствовать.

Ежегодно Российская Федерация выделяет порядка 100 млн. долларов на программы, связанные со странами СНГ. Это целевые бюджетные средства, и расходуются они, как правило, на различные гуманитарные мероприятия: проведение дней российской культуры, акций в поддержку русского языка, выплату стипендий студентам и т.п.

Часть этих средств аккумулируется на счетах некоммерческих организаций, таких как фонд «Русский мир», возглавляемый политологом Вячеславом Никоновым. Но это далеко не все средства: тот же «Русский мир», Институт стран СНГ Константина Затулина и ещё полтора десятка НКО имеют возможность привлекать дополнительные средства. Грантодателем в этом случае выступает не государство, а коммерческие структуры и частные лица.

Однако точно сосчитать, сколько всего денег ежегодно тратится на культурные и прочие инициативы России в странах СНГ, не представляется возможным: только в рамках бюджетов гуманитарных фондов и общественных организаций выходит примерно 280–300 млн. долларов. Однако в нынешнем году эти суммы уже успели освоить, а до конца года будет израсходовано ещё примерно столько же. Ряд неправительственных организаций, занимающихся пропагандой русской культуры за рубежом, уже подали заявки на будущий год. Их примерный бюджет втрое превосходит нынешний – речь идёт о миллиарде долларов! На что же эти деньги собираются потратить? На научные конференции, помощь студентам, реже – издание периодики, которую в республиках СНГ мало кто видел.

По теме

Истратив миллиард долларов, неплохо бы понимать, куда и зачем ушли деньги. Какова практическая польза от таких затрат? Судя по тому, что Россия пока не слишком-то продвинулась в отношениях с республиками СНГ, реальной пользы немного. Возможно, нет её из-за непрозрачности финансовых потоков: можете сами в этом убедиться, зайдя на интернет-сайт того же «Русского мира» (а это крупнейшая НКО, завязанная на связях с соотечественниками в ближнем зарубежье). На сайте есть информация, какие проекты фонд поддержал, а какие нет, но там нет ни слова о суммах, выделенных донором, и не говорится, на основании каких критериев та или иная заявка принята или отвергнута. Если бы по аналогичному принципу работали НКО, защищающие на западные деньги, скажем, свободу слова, их давно бы прикрыли именно по причине непрозрачности бюджета.

«Владимир Путин говорит о том, что Россия будет возвращать себе утраченное влияние, и это прекрасно, – делится своими сомнениями лидер крымского Русского фронта Сергей Шувайников. – Осталось только проинформировать его о том, что отпущенные на это деньги расходуются самым невероятным образом. А на то, чтобы провести пикетирование строящейся натовской базы в Крыму, средства мы собирали по старинке, пустив шапку по кругу».

Четыре года назад была предпринята первая, и пока единственная, попытка упорядочить расходование средств на программы, лоббирующие политико-экономические интересы России в странах СНГ: было создано Управление по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами в составе президентской администрации. Эта структура должна была ведать всеми статьями расходов одновременно: от русских учебников для студентов и школьников до издания периодики в рамках избирательных кампаний различных уровней.

Теперь уже не секрет, что управление контролировало и средства, которые могли быть израсходованы на привлечение политтехнологов и прочий ангажемент во время выборов и не только, а также на издание периодики. Возглавил управление политтехнолог Модест Колеров. Поначалу он позволял себе лишь весьма своеобразные формулировки. («Никто, кроме самих русских Украины, не может радикально помочь им в отстаивании своих прав» (из ответов на вопросы посетителей ресурса «ИноСМИ.ру», 2005 год). «У нас нет задачи противостоять американскому влиянию» (из интервью газете «Комсомольская правда», 2005 год). «Ежедневно приходится сталкиваться с очень распространённым терминологическим мифом о том, что Россия якобы постоянно ищет и создаёт там так называемые пророссийские силы. Пророссийских сил на постсоветском пространстве нет никаких» (из лекции Колерова в клубе «Билингва», 2006 год).

Скандалы начались годом позже. Всплыла история о том, как накануне намеченных на декабрь 2006-го выборов главы Гагаузской автономии между сотрудниками колеровского управления и оппозиционными политиками Гагаузии была достигнута договорённость о материальной поддержке последних. Сотни тысяч долларов так и не дошли до адресатов ни до начала предвыборной кампании, ни во время её проведения, когда средств тяготеющим к России гагаузам явно не хватало. Тем не менее «кинутые» гагаузы выборы выиграли. Поддерживаемый Кишинёвом прежний руководитель автономии Табунщик не прошёл даже во второй тур, в котором сразились оппозиционные кандидаты – Михаил Формузал и Николай Дудогло. Более 57% голосов набрал Формузал.

Гагаузская история легла позорным пятном на репутацию управления. Последовало ещё несколько аналогичных историй на Украине и в Крыму, и два года назад Колерова из управления попросили. Структура осталась, но её реструктуризировали, и теперь выделяемыми на продвижение России в странах СНГ средствами занимаются сразу несколько организаций. А пророссийские организации в Крыму, на Украине и в Молдавии как ходили с шапкой по кругу, так и продолжают ходить.

Со средствами и методами их распределения примерно разобрались, теперь поговорим о наших механизмах влияния на постсоветские республики и о тех, кто нам может помешать. Механизмов как таковых у нас нет. Есть нечто другое: личностный фактор, используемый как предвыборный пиар в отсутствие прочих факторов. За примерами далеко ходить не надо. В Молдавии нынче полным ходом идут выборы: вначале с поджогами и погромами выбирали парламент, теперь дело за избранием президента. Россия в стороне? Похоже, нет. Похоже, мы определились с тем, кого нам хотелось бы видеть следующим президентом Молдавии.

Этим лицом стала премьер-министр страны Зинаида Гречаная, которую победившие на парламентских выборах коммунисты выдвинули в президенты. На встрече глав правительств СНГ в Астане российский премьер Владимир Путин недвусмысленно дал понять, что в Москве приветствовали бы преемственность политического руководства Молдавии «Ещё раз подтверждаем поддержку со стороны России, российского руководства законному правительству Молдавии и президенту Молдавии, – сказал Владимир Путин. – Мы рады, что внутриполитический напряжённый период в Молдавии прошёл». Не осталась в долгу и Гречаная: «Я хотела бы выразить благодарность за ту постоянную поддержку Молдавии, которую оказывает Россия в экономическом и политическом плане», – заметила премьер, которой не удалось набрать в первом туре президентских выборов необходимое число голосов. Как знать, сработает ли, на Украине в 2004-м вот не сработал, хотя Янукович дважды получал поздравления с победой. Но других механизмов в запасе у нас не имеется.

Да, мы должны гнуть свою линию во внешней политике, особенно когда дело касается постсоветского пространства, в этом нет никаких сомнений. Но если на эти цели тратить сотни миллионов долларов, а после, не найдя более действенных средств, прибегать к помощи национального лидера, пользующегося безграничным доверием, это, надо сказать, сильно. Создаётся ощущение, причём не столько у сторонних наблюдателей, сколько у представителей реальных пророссийских политических сил на постсоветском пространстве, что безумные деньги, выделяемые на «развитие отношений со странами СНГ», попросту растаскиваются, транжирятся на решение вторичных задач, а иногда и попросту разворовываются.

Так что помешать нам продвигать нашу политику в странах СНГ по большому счёту не может никто, лучше всего с этим справляемся мы сами. А тем временем Госдепартамент США сворачивает свою активную деятельность на Украине, срезав финансирование тамошних НКО с 200 млн. долларов до 15 млн. в год. Аналогичная ситуация в Белоруссии, Казахстане и Молдавии. Казалось бы, нам освобождают дорогу. Но вот сумеем ли мы с выгодой для себя воспользоваться нынешним положением? «Как и раньше, у нас нет чёткой, единой политики в отношении постсоветского пространства, – утверждает политолог Сергей Марков. – Сколько специалистов, столько и мнений. Возьмём любой вопрос, скажем финансирование русскоязычной газеты. Один скажет – нужно, другой – не нужно. И пока они препираются, газету тихо прикроют или она загнётся от недофинансирования. Та же история и с ассоциациями российских соотечественников, и с любой другой программой. Считать, что в таком положении мы сможем влиять на исход выборов в соседних республиках, да ещё делать это на государственном уровне, по меньшей мере смешно».

Опубликовано:
Отредактировано: 01.06.2009 12:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх