// // На их руинах можно снимать фильмы ужасов, а на оставшихся немногочисленных жителях – сказочно обогащаться

На их руинах можно снимать фильмы ужасов, а на оставшихся немногочисленных жителях – сказочно обогащаться

1050

Города-призраки

3
В разделе

Припять, Детройт, Агдам – именно эти названия приходят на ум в первую очередь, когда речь заходит о брошенных городах. А ещё то ли полуживая, то ли полумёртвая Фамагуста на Кипре. Счёт таким городам идёт на сотни, но самое удивительное то, что и у нас, в России, оказывается, тоже есть свои города-призраки. Илимск – малая родина путешественника Ерофея Хабарова. Лугань – уездный центр Орловской области, так и не возродившийся после Великой Отечественной войны. Затопленный при строительстве Куйбышевского водохранилища Ставрополь-на-Волге. Акланск, Пустозёрск, Зашиверск – продолжать можно долго, ибо своих городов-призраков в нашей стране не менее пяти десятков. Истории некоторых из них леденят душу не менее, чем страшные судьбы советских Припяти и Агдама.

Впрошлом году центральный новостной портал по инсайдерским новостям Business Insider опубликовал рейтинг из 28 вымирающих городов. Все они, по мнению американских экспертов, через каких-то полвека будут лежать в руинах. Как ни странно, ни один американский город в этот список не попал. Нет в нём ни полумёртвого «миллионника» Детройта, бывшей столицы американского автомобилестроения, ни засыпанного вулканическим пеплом Плимута на острове Монтсеррат, ни разрушенного ураганами Плэжер-бич – вообще ни одного из нескольких сотен американских городов-призраков. Зато в списке фигурируют пять украинских, три итальянских и два южнокорейских города, а также по одному населённому пункту в Венгрии, Либерии, Грузии, Румынии, Чехии, Армении и на Кубе. А ещё – целых 11 российских городов, да каких! Санкт-Петербург, Новосибирск, Омск, Челябинск, Волгоград, Воронеж, Уфа, Самара, Пермь, Саратов и Нижний Новгород, который американцы назвали самым быстровымирающим городом России. По их прогнозам, уже к 2025 году население Нижнего уменьшится на 12%. Но пока перечисленные города выглядят если не процветающими, то вполне живыми – в отличие от тех, о которых мы вам поведаем ниже.

Бывает и так: процветающий город гибнет в одночасье

Чаще всего города приходят в упадок подолгу, умирая годами, если не десятилетиями. Но бывает и так: процветающий город гибнет неожиданно, в одночасье. Иногда вместе с большинством жителей. К середине 90-х годов население сахалинского Нефтегорска стремилось к 5 тыс. человек. В городе жили нефтяники с семьями, и, казалось бы, их мирному быту ничто не угрожало. А в ночь на 28 мая 1995 года случилось землетрясение. Даже не так – всего один-два толчка силой 10 баллов по шкале Рихтера. От эпицентра Нефтегорск отделяло менее 30 километров. Многоэтажки рассыпались, подобно карточным домикам, хороня под обломками спящих горожан. По официальным данным, погибли 2800 человек. Жертв могло быть намного больше – незадолго до трагедии несколько сотен жителей города, окончив вахту, отправились с семьями в отпуск на Большую землю. А спастись удалось всего 700 горожанам, остававшимся в Нефтегорске. Кого-то спасатели извлекли из-под завалов, кто-то успел выпрыгнуть в окно.

До сих пор не утихают споры по поводу того, можно ли было избежать такого количества жертв? Президент Борис Ельцин наотрез отказался от помощи иностранных спасателей. Почему? Видимо, чтобы по возможности избежать информационной шумихи. Отечественная пресса о трагедии сообщала вскользь, не акцентируя внимания на массовой гибели людей. А пустили бы в Нефтегорск иностранцев – и публичного скандала на весь белый свет было бы не избежать. Ведь, несмотря на то что о катаклизме заранее предупреждали сейсмологи, местные власти и пальцем не пошевелили, чтобы эвакуировать людей. Именно после нефтегорской катастрофы взошла звезда министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу – он не только блестяще ликвидировал последствия землетрясения, но и отчасти спас репутацию Ельцина.

По теме

Семитысячный город Кадыкчан (в переводе с эвенкийского «Долина смерти») Магаданской области так же, как и Нефтегорск, стал «призраком» в 90-е. Но разрушил город не природный катаклизм, а стихийное бедствие иного характера. Осенью 1996 года на угольной шахте произошёл взрыв. По официальным данным, погибло всего шесть человек. А по неофициальным – больше сотни. Говорят, что именно для того, чтобы скрыть реальное число погибших, местная администрация предприняла неслыханную акцию – из города в одночасье выселили сразу несколько тысяч жителей, раздав им по 100 тыс. рублей «подъёмных». А чтобы народ разъезжался активнее, дома горожан отключили от тепла и электричества. Почти весь частный сектор, который мог обогреться дровами и углём, сразу же сожгли. В прошлом году на месте города с населением более 7 тыс. человек проживал один пожилой мужчина и две его собаки. Но город ещё стоит – по свидетельствам очевидцев, «в домах – книги и мебель, в гаражах – машины, в туалетах – детские горшки».

Посёлок Юбилейный ликвидировали в наказание?

Несколько лет назад стратегический бомбардировщик Ту-160, на борту которого находился президент России, выпустил три ракеты по бывшему дому культуры посёлка городского типа Хальмер-Ю, что в Республике Коми. К тому времени из шахтёрского городка с восьмитысячным населением Хальмер-Ю (в переводе с ненецкого «Мёртвая река») превратился в классический город-призрак. До распада Союза среднесуточная добыча угля в Хальмер-Ю составляла 250 тонн. А затем правительство Егора Гайдара приняло постановление о ликвидации шахты. Мало того что людям не выдали подъёмных – им даже не объяснили, на каком основании сворачивается добыча угля. Профсоюзы готовились оказать сопротивление, и власти решили применить силу. По воспоминаниям очевидцев, омоновцы вышибали двери домов, людей буквально пинками выгоняли на улицу, строили в колонны и под прицелом автоматов вели на вокзал. Без малого 8 тыс. человек! Там их загоняли в вагоны и везли в Воркуту. Ни жилья, ни новой работы власти людям не предоставили – лишь несколько десятков счастливцев поставили в очередь на недостроенные квартиры.

Как мы считаем, Егор Гайдар, принимая решение о ликвидации в целом вполне перспективного Хальмер-Ю, едва ли имел личные счёты к тамошним шахтёрам, то его преемник Виктор Черномырдин действовал в отношении жителей горняцкого посёлка Юбилейный Пермского края вполне осознанно. Есть основания считать, что премьер Черномырдин попросту им отомстил. В 90-е годы на Горбатом мосту перед зданием правительства в Москве неоднократно проходили шахтёрские митинги. Их постоянными участниками, а нередко и устроителями выступали приезжие из Пермской области. Пермяки садились на мостик и стучали своими шахтёрскими касками по брусчатке, доводя Черномырдина до бешенства. Как-то премьер отдал распоряжение выяснить, кто же стучит у него под окнами. Выяснили – это шахтёры из посёлка Юбилейного. И тогда Черномырдин якобы отрезал: «Накажите!» И наказали. Надо сказать, что Юбилейный к тому времени если не процветал, то был вполне успешным городком. Шахты работали исправно и приносили доход. Тем не менее наверху было принято решение о «реструктуризации» шахт. Весь персонал, разумеется, сразу уволили. Заодно уничтожили и котельную, которая отапливала посёлок. Люди стали разъезжаться. Городок опустел.

Жители Мологи совершали массовые самоубийства

Справедливости ради надо признать, что подобные душераздирающие истории имели место не только в «лихие 90-е», но и в считающиеся вполне благополучными советские времена. История города Молога, что в Ярославской области, насчитывала восемь столетий. Город славился своими ярмарками – самыми богатыми в Верхнем Поволжье. Говорят, что на местных маслобойнях производили самое вкусное в России сливочное масло. А в сентябре 1935 года советское правительство приняло постановление о начале строительства Русского моря – Рыбинского гидроузла. Сотни тысяч гектаров суши должны были уйти под воду – 700 деревень и город Молога.

По теме

Мологжан предупредили: в апреле 1941 года будет перекрыт последний проём плотины, и вода хлынет в город. Нужно уезжать. Но горожане отказались покидать дома. Тогда началась насильственная эвакуация. Но завершить её по каким-то причинам так и не успели – началось затопление.

По официальной статистике, утонули 294 человека, но, по свидетельствам очевидцев, погибших было не менее 2 тысяч. Мологжане, не нашедшие своих родственников, целыми семьями приходили на берега водохранилища топиться. Слухи о массовых самоубийствах дошли до Москвы. И в Кремле приняли решение вывезти всех оставшихся мологжан в Архангельскую область, а город вычеркнуть из всех имевшихся реестровых списков. Говорят, что за одно только упоминание названия города в качестве места рождения следовали арест и тюрьма.

Два раза в год Молога – город-призрак советских времён – поднимается из воды. Мощёные улицы с остатками домов, кладбища с древними погостами вполне могут служить декорациями к фильму ужасов.

Главная военная тайна Украины

О трагедии 50-тысячной Припяти, ставшей городом-призраком в результате чернобыльской катастрофы, сняты сотни фильмов и написаны тысячи газетных статей. Но мало кто знает, что невдалеке от неё находится ещё один город-призрак, Чернобыль-2. Этого города вы не найдёте ни на одной топографической карте – он считался не просто секретным, а особо секретным. Дело в том, что жители этого города специализировались преимущественно на ведении космического шпионажа и на обслуживании разного рода спецобъектов. Тысяча военных, несущих боевое дежурство, полторы тысячи гражданских служащих (их называли служащими Советской армии), ещё тысяча человек обслуживающего персонала. Плюс семьи – как правило, жёны и дети. Всего порядка 5 тыс. человек. Городок ввели в эксплуатацию в 1976 году одновременно с радаром – «загоризонтной радио­локационной станцией». Стоимость строительства Чернобыля-2 вдвое превышала строительство Чернобыльской АЭС и составляла астрономические 7 млрд советских рублей – это не менее 10 млрд долларов по курсу Госбанка СССР 1976 года!

Первые испытания радара, созданного специалистами Научно-исследовательского института дальней радиосвязи, были проведены в 1979 году. Они были признаны более чем просто успешными – по свидетельствам некоторых источников, в ходе испытаний удалось обнаружить старты баллистических ракет и ракет-носителей с Восточного ракетного полигона США! Так что в ближайших планах, по некоторым свидетельствам, было довести число жителей Чернобыля-2 до 25 тыс. человек – радиолокационная станция «Дуга-2» остро нуждалась в обслуживающем персонале, да и городу требовалось всё больше работников. Но после аварии на Чернобыльской АЭС станцию сняли с боевого дежурства, а её оборудование частично законсервировали, а частично вывезли в Комсомольск-на-Амуре. И на сегодняшний день состояние объекта остаётся главной военной тайной Украины – ходят слухи о том, что ценнейшее оборудование в 90-е годы было расхищено и перепродано за границу. Но подтверждения этим слухам нет – как, впрочем, и опровержения.

Моногорода: кредит становится удавкой

Города-призраки начинают появляться по всей планете. Раньше города исчезали по причине катаклизмов или по велению властей. Теперь, в эпоху капитализма, корявая рука случающихся кризисов дотягивается даже до ранее благополучных городов ведущих держав.

Американский Детройт, прежде процветающая столица автомобилестроения, стал развалюхой. Всё просто: производство машин вынесено в более экономически эффективные регионы планеты – в Японию, Китай, Южную Корею. Богатым американцам не удаётся конкурировать с трудоголиками-азиатами. Каждая деталь производится под отдельную машину, где уж тут соревноваться с дешёвой рабочей силой Азии стране, в которой сильные профсоюзы, бьющиеся за двойную оплату каждой дополнительной рабочей минутой. В Америке, а также в Европе исчезают маленькие курортные городки. Цепочка займов на телефон, машину и дом заканчивалась займом на курортную недвижимость. В крупной Флориде цены на недвижимость падали до 50%. Маленькие городки и курортные деревеньки вдоль моря вообще стали исчезать – собственники домов не могут себе позволить дальнейшие выплаты по ипотеке. Обычно подобные города пытаются сохранить своё лицо до последнего. Но в какой-то момент город вынужден признать своё банкротство. Излишняя закредитованность становится причиной возможного банкротства и российских городов. Тольятти спасали всей страной, привлекались средства и из-за рубежа, когда в 2008 году градообразующее предприятие стало терять эффективность. Подобная картина – в ряде других моногородов. Крупный завод, созданный при распределительной советской системе, не выдерживает современных реалий рынка, пытается восстановиться за счёт кредитов, когда утрачивает возможность платить по счетам, встаёт. А вслед за ним – и город. Таким может стать будущее немалой части городов России при значительном падении цен на полезные ископаемые – если не произойдёт диверсификации экономики.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.09.2013 14:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх