// // Московские события полувековой давности могли привести к войне СССР и Китая

Московские события полувековой давности могли привести к войне СССР и Китая

1587

Бойня у Мавзолея

2
В разделе

«Возможен разрыв отношений, возможна вой на» – так отреагировали в МИД КНР на кровавую бойню, учинённую китайскими студентами, обучавшимися в столице Советского Союза, и московской милицией. Сегодня, когда наши отношения с Поднебесной вновь налаживаются, следовало бы перевернуть эту трагическую страницу двусторонних отношений – вот только для того, чтобы её перевернуть, о ней следует знать. А кто у нас знает о «захвате Мавзолея» китайцами? Да никто практически – из новой истории эту страничку вымарали. У нас, но только не в Китае. Там до сих пор помнят и об убитых и раненых, и о том, как хунвейбины требовали от Мао «уплатить кровавый долг советской ревизионистской клике».

Вначале озвучим китайскую версию этой печальной истории. Группа студентов из КНР, порядка 100 человек, 25 января 1967 года пришла к Мавзолею Ленина, чтобы отдать дань памяти вождю мирового пролетариата. Дойдя до входа в усыпальницу основателя первого государства рабочих и крестьян, китайцы организованно построились и стали петь «Интернационал». «Охранке ревизионистов» – милиционерам – это не понравилось, и они начали избивать китайцев, заставляя их разойтись. Но студенты не дрогнули, и тогда правоохранители начали стрельбу. Сколько человек погибло, сказать сложно – китайский МИД до сих пор не обнародовал точное число пострадавших, хотя неоднократно грозил это сделать. Официальная формулировка гласила: «МИД заявляет, что в Москве среди китайских студентов были убитые и раненые». Точка.

Невинный поход в Мавзолей чуть не привёл к погрому советского посольства в Пекине

Советская версия произошедшего рази­тельно отличалась от китайской. Да и появилась она с задержкой на двое суток. Обратимся к сообщению советского МИДа (простите за длинную цитату, но мы приводим сокращённую версию заявления): «25 января в полдень около 70 китайских граждан – главным образом китайские студенты, возвращающиеся через Москву в КНР, и сотрудники китайского посольства в Москве – прибыли на Красную площадь и стали в очередь желающих посетить Мавзолей. Они выстроились вдоль Мавзолея, перепрыгнув через ограждения, достали книжечки цитат Мао Цзэдуна и стали хором выкрикивать его «изречения». Таким образом, они создали беспорядок, мешая другим посетителям. Советские люди, стоявшие вслед за китайской группой, терпеливо ждали. Находящиеся обычно в дни посещения Мавзолея около него два-три милиционера, наблюдавшие за порядком, предложили китайским гражданам либо пройти в Мавзолей, либо освободить проход. В ответ китайские граждане стали ещё громче выкрикивать цитаты Мао Цзэдуна и требовать, чтобы советские люди присоединились к их декламации. Свои требования они подкрепляли выкриками, толчками, явно провоцируя беспорядок. Чтение цитат сменилось сплошным истерическим криком китайских граждан. И в этот момент один из них ударил по лицу женщину, стоявшую в очереди. Это послужило как бы сигналом для всей группы. Они стали набрасываться на советских людей, наносить им удары. Хулиганство продолжалось несколько минут. Советские люди, находившиеся на Красной площади, не поддались на провокационные выходки. Сами, без помощи милиции, взявшись за руки и образовав живую цепь, оттеснили китайскую группу в сторону собора Василия Блаженного. После этого советские люди отошли в сторону, а китайские граждане, поняв, что затеянная ими провокация не увенчалась успехом, вынуждены были сесть в автобусы и уехать».

Вечером того же дня китайцев выслали из СССР, а на следующий день хунвейбины атаковали советское посольство в Пекине, требуя заплатить кровью за кровь. Изначально речь шла о 10 погибших китайцах. Наших дипломатов спасло только чудо. Вернувшихся студентов встречал лично министр иностранных дел Китая маршал Чэнь И с беспрецедентными почестями. Для начала он лично спел студентам песню о Главном «Парус морей зависит от кормчего», а затем от имени Мао министр поздравил студентов с возвращением и пообещал, что «кровавая дань» будет уплачена сполна – для начала Китай больше не гарантирует безопасность советских дипломатов вне стен посольства. С того самого момента в Китае началась масштабная антисоветская кампания: к обязательному определению советского коммуниста «ревизионист» добавилось слово «кровавый». Насколько разительно изменилось отношение китайцев к советским людям, смогли прочувствовать наши военные уже 31 января: направлявшиеся во Вьетнам советские военно-транспортные самолёты сели в Пекине на дозаправку. Их тут же окружили хунвейбины. Дошло до стрельбы, но об убитых и раненых ничего не известно – самолёты спешно поднялись в воздух. Через неделю началась экстренная эвакуация из китайской столицы членов семей сотрудников советских учреждений. И тогда маршал Чэнь И произнёс: «Возможен разрыв отношений, возможна война».

По теме

Не установлено, кто стрелял: спецслужбы или милиция

Едва ли в полной мере стоит доверять тому, как события 25 января описывают китайцы. Разумеется, пение «Интернационала» у входа в Мавзолей было не чем иным, как провокацией. Да, китайцы не одобряли политический курс Никиты Хрущёва, подвергшего обструкции лучшего друга китайского народа товарища Сталина. Да, товарищи из Поднебесной всячески пытались раскрыть глаза советским коммунистам на то, что происходит в Союзе – «откат к капиталистическим идеалам». Но наши гости явно не ожидали, что столичные правоохранители будут готовы к стрельбе.

Обратили внимание на то, как в сообщении МИД СССР наших правоохранителей расплывчато и стыдливо именовали «советскими людьми», оказавшимися у Мавзолея якобы совершенно случайно? «Советские люди не поддались на провокационные выходки», советские люди, оттеснив китайцев, отошли в сторону…» Разумеется, на Красной площади находилось определённое количество сотрудников спецслужб в штатском – не исключено, что нервы дрогнули не у милиционеров, а у кого-то из них. Но расследование, если и было проведено, обнародовано не было. Ни тогда, ни сейчас. А занятно было бы ознакомиться с его результатами – в свете стремительно улучшающихся российско-китайских отношений.

Надо признать, что не прошло и нескольких месяцев, как участники московского побоища устроили аналогичную акцию уже у себя на родине. В мае 1967-го хунвейбины, в том числе и недавние московские студенты, взяли МИД КНР штурмом и едва не убили министра Чэнь И – «нагло оклеветавшего председателя Мао, опорочившего его идеи». По городу развешивали дацзыбао: «Разобьём собачью голову Чэнь И!»

Студенты из нескольких стран устроили в поддержку китайцев «сухую» голодовку протеста

На межгосударственном уровне о московских событиях января 1967 года впервые заговорили в мае 1989 года, после встречи Дэн Сяопина с Михаилом Горбачёвым. Говорят, китайский лидер преподнёс тогда советскому коллеге газету тех лет, на «шапке» которой крупным шрифтом было написано: «Китайская Красная гвардия на Красной площади». Передовица повествовала, как китайских студентов грузили в поезд, подталкивая их ружейными прикладами, не накормив их ни до отправления, ни позже, во время пути. Между прочим, у нас до сих пор малоизвестен и такой важный штрих. По прибытии в Китай, студенты объявили трёхдневную «сухую» голодовку протеста – «ни крошки хлеба, ни капли воды». Казалось бы, ерунда. Но к голодовке присоединились студенты из Монголии, Румынии и Албании – не только китайцы, но и местные. Вышло несколько десятков тысяч человек. Акция привлекла внимание западных СМИ, и о «ревизионистах», проливающих кровь студентов на Красной площади, в итоге раструбила вся западная пресса. И ещё штришок: спустя несколько дней после трагедии рупор китайских коммунистов «Жэньминь жибао» напечатал «соболезнования китайскому народу от Министерства иностранных дел СССР» в связи с гибелью студентов у Мавзолея. До сих пор историки спорят: то ли в газете опубликовали фальшивку, то ли советский МИД действительно задним числом признал наличие человеческих жертв в ходе январских событий.

Но особенно икнулись события у Мавзолея монгольскому руководству. Дело в том, что, когда состав с китайскими студентами прибыл в Улан-Батор, местные коммунисты встречали бузотёров, как настоящих победителей в долгой войне, – с цветами, торжественными речами и клятвами в вечной дружбе. Китайский историк Ху Цзин приводит в своей статье о бойне в Москве следующий пассаж: «Студенты были тронуты до слёз заботой монгольских товарищей. Они говорили: теперь мы видим, что вы за справедливость, вы, а не СССР!» Глава Великого народного хурала Жамцарагийн Самбу специально ездил в Москву извиняться за своих «политически близоруких» товарищей.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.01.2015 11:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх