// // Минсельхоз не знает, сколько в стране зерна, но хочет его контролировать

Минсельхоз не знает, сколько в стране зерна, но хочет его контролировать

317

Всему голова

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Представители Минсельхоза озвучили ряд предложений по регулированию зернового рынка. Ключевые – создание зернового ломбарда, введение двойных складских свидетельств (варрантов), а также объединение элеваторов в саморегулируемые организации (СРО). Теоретически все озвученные чиновниками предложения могли бы и впрямь оказаться полезными. Беда только в том, что отечественный зерновой рынок в реальности кардинально отличается от виртуальных отчётов Минсельхоза. А потому даже кажущиеся на первый взгляд здравыми предложения едва ли окажутся реализуемыми на практике.

Самым загадочным предложением ведомства является создание зерновых ломбардов. Складывается впечатление, что в Минсельхозе пока и сами не очень поняли, как именно будет организована эта структура, а главное – какую функцию она будет выполнять.

«Это один из способов залоговых операций. Дополнительная возможность для сельхозтоваропроизводителей выкупить зерно по цене его продажи в государственный интервенционный фонд с возмещением услуг по хранению», – пояснил суть замысла замминистра сельского хозяйства Илья Шестаков, отметив, что создание зерновых ломбардов даже не потребует законодательных изменений.

Судя по всему, речь идёт о том, чтобы у крестьян была возможность закладывать зерно в некую организацию – «ломбард» – в случаях, когда им срочно понадобится финансирование. «Ломбард – это возможность получить «быстрые» деньги, но они вместе с тем оказываются и «самыми дорогими». Не очень понятно, зачем крестьянину идти в ломбард, если с тем же успехом можно заложить зерно в банк? Ломбард ведь должен на чём-то зарабатывать? Или риски будут покрываться из бюджета? Тогда это получается вообще непонятная организация – на чём она будет зарабатывать?» – недоумевает руководитель экспертной группы Reland-group Николай Григорьев.

Не исключено, что под видом «ломбарда» государство хочет создать некую компанию, которая, по сути, будет являться трейдером: скупая задёшево зерно у крестьян, которые впоследствии всё равно не смогут его выкупить, она будет перепродавать его по рыночным ценам. Это вполне согласуется с планами чиновников, озвученными ещё несколько лет назад при создании Объединённой зерновой компании (ОЗК), которую предполагалось сделать чуть ли не монополистом на рынке экспорта.

«Если же государство действительно хочет повышать ликвидность, то куда лучше создавать биржевые механизмы. Например, вводить двойные складские свидетельства, чтобы крестьянин торговал не зерном в натуре, а ценными бумагами», – рассуждает Николай Григорьев.

Вообще, о создании этого инструмента на отечественном зерновом рынке говорят как минимум последние 15 лет, но дальше разговоров дело так и не пошло. Но на российском рынке, где контроля за реальными объёмами зерна нет в принципе, подобные «ценные бумаги» оказываются не более чем фикцией.

Свежий пример: как заявил недавно Илья Шестаков, «Я вас уверяю, что сейчас все директора элеваторов на ура воспримут идею с двойными складскими свидетельствами, одобрительно покивают, но на этом всё и закончится. Все, кто реально работает на этом рынке, отлично понимают, что наличие подобных бумаг на нашем рынке отнюдь не означает наличие реального продукта на элеваторе», – констатирует Николай Григорьев.

Яркое подтверждение этим словам – скандал, случившийся в этом году с одним из зарубежных банков. Когда западные партнёры захотели удостовериться в наличии зерна на элеваторе, находившегося в залоге, их туда попросту не пустили. Ещё один скандал – зимой этого года вокруг ОЗК, связанный с тем, что миллионы тонн зерна в неурожайный год попросту сгнили на элеваторах. «Конечно, можно ввести все эти ценные бумаги, но покупать их всё равно никто не будет, так как все знают, что никакого зерна за ними нет», – уверяет Николай Григорьев.

Представить же себе, что элеваторы будут объединены в СРО и начнут сами себя контролировать, невозможно даже в самых смелых мечтах. Не секрет, что основной «бизнес» этого товаропроизводственного участка на рынке сегодня как раз и заключается в том, чтобы перепродавать по нескольку раз «виртуальные» объёмы зерна. «Минсельхоз, похоже, просто готовится к выборам. Предложения вроде все делаются правильные, при этом всем же очевидно, что работать в реальности они не будут», – резюмирует Николай Григорьев.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.10.2011 12:34
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх