// // Медучреждения обяжут купить страховку от плохой работы своих врачей

Медучреждения обяжут купить страховку от плохой работы своих врачей

373

Полис Гиппократа

На получение компенсаций без судебных разбирательств смогут претендовать только инвалиды и родственники умерших
Фото: ИТАР-ТАСС
На получение компенсаций без судебных разбирательств смогут претендовать только инвалиды и родственники умерших Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Не исключено, что в скором времени в России будет введена система страхования ответственности медицинских учреждений перед пациентами. То есть, если при лечении врачи допустили ошибку, из-за которой здоровью человека был нанесён серьёзный ущерб, пострадавшие смогут получить материальную компенсацию. Причём никаких судебных разбирательств и сбора доказательств вины врача не потребуется. Не придётся и проводить расчёты сумм компенсации – они будут фиксированными в зависимости от степени причинённого вреда здоровью. Все эти нововведения предполагает представленный недавно Минздравсоцразвития законопроект об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами.

Несмотря на, казалось бы, очевидную полезность такого нововведения, эксперты опасаются, что из-за туманности механизмов реализации данного законопроекта разбирательства с клиниками всё равно будут перемещаться в залы суда. А стоимость медицинского обслуживания может существенно возрасти.

Разработчики законопроекта поспешили сделать громкие заявления, назвав своё детище «инновационным и новаторским».

«Концепция финансовой компенсации ущерба без доказательства вины врача широко известна в мире. Это способствует укреплению чувства защищённости каждого гражданина, в том числе врача и пациента», – отмечает замминистра здравоохранения и социального развития Юрий Воронин.

Действительно, определённое новаторство в разработанном министерством документе действительно есть. Ключевое положение касается того, что благодаря обязательному страхованию риска гражданской ответственности медицинских организаций, которая может наступить при причинении вреда жизни или здоровью пациента, пострадавший будет иметь возможность получить компенсацию без доказывания вины врача и не обращаясь в суд.

«Расследование и установление факта страхового случая осуществляется комиссиями по расследованию страховых случаев при оказании медицинской помощи, которые создаются и действуют на общественных началах», – говорится в пояснительной записке к законопроекту. Обратиться за компенсацией смогут пациенты, которые в результате некачественной медицинской помощи получили инвалидность первой, второй или третьей группы, а также родственники умерших. В документе достаточно подробно прописываются возможные «дефекты оказания медицинской помощи», а также устанавливаются виды «допущенных медицинской организацией нарушений качества и безопасности оказываемой медицинской услуги». Среди них: ошибка медработников при применении методов диагностики, профилактики или лечения, ненадлежащее оказание или неоказание помощи в нарушение стандартов, необоснованность выбора лекарственных средств, иммунобиологических препаратов и т.п.; обследование или лечение в несоответствующих санитарно-противоэпидемических условиях и многое другое.

Законопроектом также предусмотрены фиксированные размеры страховых выплат: 2 млн рублей будут платить родственникам умершего пациента, 1,5 млн рублей – тем, кто получил первую группу инвалидности. Решение о выплатах комиссии по расследованию страховых случаев обязаны будут принять в течение 30 дней, однако в случае необходимости будет возможность также назначить за счёт страховщика независимую экспертизу дефектов медпомощи с объёмом расходов не более 20 тыс. рублей по каждому расследуемому случаю. На что законодатели отвели дополнительный срок ещё 15 дней.

Стоит отметить, что сама по себе система возмещения ущерба здоровью без доказательства вины конкретного врача не новость в мировой медицинской практике. Впервые аналогичное законодательство было внедрено в Финляндии и сегодня достаточно широко применяется в ряде стран Европы. Однако насколько подобные новшества приживутся в России – ещё большой вопрос.

По теме

Уже один тот факт, что в законопроекте чётко оговаривается, что рассчитывать на компенсацию смогут только люди, получившие группу инвалидности, открывает широкий простор для коррупционного механизма.

«Законопроект настолько сузил контингент лиц, к которым он может быть применён, что честнее было бы осуществлять его хотя бы в смертельных случаях. Боюсь, что по телефонному праву инвалидность в бюро медико-социальной экспертизы вообще перестанут присваивать. Люди будут приходить, мучиться, но ничего не получат», – возмущается заместитель исполнительного директора ЗАО «КапиталЪ Медицинское страхование» профессор Алексей Старченко. Не очень понятен и юридический статус комиссий, которым предстоит принимать решение о компенсационных выплатах.

«Нам принципиально важно было бы производить выплаты по решению судебных инстанций, поскольку после решения суда всем сторонам дела понятно, что тема окончательно закрыта. Если же будет решение некоей комиссии, то нет гарантии того, что пациент потом снова не обратится за возмещением, допустим, «переправив» себе третью группу инвалидности на вторую, пытаясь доказать тем самым, что его состояние ещё сильнее ухудшилось», – рассуждает замгенерального директора компании «Ресогарантия» Игорь Иванов.

Кроме того, по его словам, пока вообще не очень понятно, насколько страховые компании будут готовы заключать договоры при условии того, что решение о выплатах будет приниматься некоей комиссией с непонятным статусом. Решить эту проблему, по мнению чиновников Минздравсоцразвития, можно было бы, если итоговое решение о выплате компенсации пациенту выносил бы некий надзорный орган – например, Росздравнадзор. Но и в этом случае вопрос о том, что делать, если страховая компания выражает несогласие с таким решением, остаётся открытым.

По мнению президента Лиги пациентов Александра Саверского, на этот случай можно было бы создать некую конфликтную комиссию, в которую на паритетных началах вошли бы все заинтересованные стороны. Таким образом, в результате получается, что либо бюрократическую систему придётся раздувать до неимоверных размеров, либо у пациентов останется один выход – обращаться в суд. И то и другое к тому же может привести к существенному росту стоимости медицинских услуг. «Законопроект ведёт к удорожанию медпомощи за счёт расходов медорганизаций на страхование ответственности, а страхование нанесения ущерба здоровью в большинстве случаев не будет происходить. Даже если пациента медпомощь довела до самоубийства, компенсации не последует», – уверен президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов.

Не очень понятно, насколько корректно будет участие в этом проекте страховых компаний, которые уже работают в системе обязательного медицинского страхования (ОМС). , – недоумевает Василий Власов.

«Подобные случаи «конфликта интересов» в страховом бизнесе можно видеть сплошь и рядом. Допустим, мы страхуем квартиру и ответственность человека, который является её владельцем. Если он учинит в своём доме потоп и при этом зальёт соседей, то это не отменяет того факта, что мы будем выплачивать за него возмещение по тем убыткам, по которым к нам обратятся пострадавшие соседи», – возражает Игорь Иванов.

Однако главным недостатком законопроекта эксперты считают отсутствие механизма, который заставил бы конкретных медработников более добросовестно подходить к исполнению своих обязанностей. В зарубежной практике на этот случай предусмотрена личная ответственность врачей: в тех же США в случае серьёзных конфликтов пациента и клиники медучреждение со своей стороны может выплатить серьёзную компенсацию, а конкретный врач рискует потерять лицензию.

«Наш же закон – это блюдо, с которого ничего нельзя съесть, как в басне про лису и журавля», – говорит Алексей Старченко.

Между тем, по мнению страховщиков, в российской практике вероятность получения компенсации при страховании ответственности лечебного учреждения, а не каждого конкретного врача куда выше.

«Я думаю, что справедливее адресовать претензии к медучреждению, которое не сумело подобрать персонал или создать условия для работы медиков. Допустим, если мы говорим об ошибке, допущенной в ходе операции, не стоит забывать, что в этой процедуре всегда задействовано значительное количество медперсонала, и найти концы бывает очень сложно – попробуй уследи, кто конкретно напортачил», – говорит Игорь Иванов. Впрочем, тот факт, что законопроект пока что лишь пробный шар, сегодня признают все: и сами разработчики, и страховщики, и защитники пациентов. «С чего-то надо начинать, и дальше будем смотреть, как эту систему развивать», – не скрывает Юрий Воронин. «Начиная движение с нуля, надо идти мелкими шажками, а не прыгать сразу – это ведь только первый шаг. Возможно, когда наберётся практика, то уже по мере развития какие-то положения закона будут изменяться. Например, введут безлимитные размеры компенсации, как это действует во всём мире», – соглашается Игорь Иванов.

Беда только в том, что, пока чиновники, страховщики и медики будут упражняться в налаживании системы, качество медицинской помощи улучшаться не будет, а пациентам станет ещё сложнее привлекать нерадивых врачей к ответственности.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.09.2010 11:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх