// // Медики Забайкалья требуют остановить оптимизацию здравоохранения

Медики Забайкалья требуют остановить оптимизацию здравоохранения

1350

Потерянный мир

3
В разделе

В Забайкальском крае работает комиссия Минздрава РФ, которая проверяет информацию о задолженности по зарплате медикам и состояние здравоохранения в регионе в целом. Медикам в Забайкалье должны уже в общей сложности около 30 млн рублей. Министр здравоохранения края Михаил Лазуткин заявил, что причина – недопоступление денег в региональный бюджет. Пока столичные чиновники обсуждают нюансы оптимизации и изучают статистику, люди в деревнях лечат все болезни добытой чудом пачкой парацетамола…

Сюжет: Здоровье

В сёлах Черемхово и Хадакта Забайкальского края в прошлом году умерло людей в два раза больше, чем родилось, в Николаевске – почти в три раза. На весь посёлок Ленинск сейчас одна-единственная беременная – фельдшер Маша Григорьева. Она работает недавно, до неё два года на эту должность никого не могли найти. Через пару месяцев у Маши декретный отпуск, но использовать его она планирует по минимуму: хочет поскорее отработать трёхгодичный контракт и уволиться. Когда к ней неожиданно нагрянули журналисты с фотоаппаратами с городского портала «Чита.ру», Маша не стала стесняться и вывалила всю правду. Правда эта неожиданным образом дошла до Минздрава, который решил инициировать проверку в Забайкалье.

Главное лекарство – «Терпи, хороший мой»

В месяц за работу с тремя сотнями жителей фельдшеру Маше платят чуть больше 8 тыс. рублей. Когда приглашали на вакантное место, обещали зарплату в 30 тыс. и 80 тыс. подъёмных. Ни того ни другого девушка не получила. Похоже, что за своей зарплатой Маша ездит каждый месяц в Новинскую участковую больницу: 400 рублей на маршрутке в один конец – за свой счёт. За свой счёт приходится ездить и в больницу с отчётами. Своими силами Маша Григорьева привозит из больницы в Ленинский фельдшерско-акушерский пункт (ФАП) лекарства по заказу односельчан, таская на себе пакеты с таблетками и растворами. Если Маша откажется от этих поездок, в Ленинске останутся даже без валидола и аспирина.

Звоню в Новинскую участковую больницу Забайкальского края, попадаю на терапевта Юлию Николаевну Номоконову. Всё, что рассказала фельдшер Маша Григорьева, увы, горькая правда. «Оклад в 30 тыс. у фельдшера в нашей области – это фантастика какая-то. Не знаю, как девушка в такое поверила. У врачей-то средний оклад – 12 тыс. рублей, – говорит Юлия Николаевна. – Со всеми стимулирующими надбавками, переработками и сверхурочными получается около 25. Нам действительно задерживали зарплату, но на днях, как приехала комиссия из Москвы, выплатили почти всё в полном объёме».

От райцентра до Ленинска – 160 километров. На вызов «скорая» едет часа три. Правда, по осени и весной, когда дожди, проехать вообще невозможно: асфальта нет, дороги размывает. Так что вся надежда на фельдшерский пункт. ФАП в Ленинске представляет собой деревянный сарайчик. Такие домики раньше называли времянками. Главная беда в том, что сарайчик этот очень плохо отапливается, а зимой промерзает насквозь. И это Читинский район, почти краевой центр. Что творится в отдалённых деревнях и посёлках, представить страшно. «Ремонта в ФАПах не было давно: нет средств. Нас в Новинской больнице не ремонтировали уже года четыре. Раньше на станции Новая были две хорошо оборудованные больницы, в которых имелось отделение хирургии и проводились сложные операции, но их «оптимизировали». Сегодня многие районные больницы в Забайкалье не оперируют, за помощью нужно ехать в Читу. Ближайшая участковая больница в лучшие времена была в Оленгуе. Оттуда её убрали, заменив на фельдшерско-акушерский пункт. Но главное даже не это. Не хватает специалистов: в посёлках Оленгуй и Собчагур один фельдшер на два фельдшерско-акушерских пункта. «Молодёжь работать в таких условиях и за такие деньги не хочет», – рассказывает доктор.

По теме

Не так давно наделала шуму публикация в прессе исповеди фельдшера из Амурской области Владимира Сорокоумова. Вот как он описал свои будни: «На «скорой» кислорода нет, пеногасителя нет, а без него отёк лёгкого просто не снять. Сама машина ничем не оснащена, печка зимой вечно не работает, иней в салоне шубой висит, а у нас морозы под 50 градусов. Приходилось в этой машине и роды принимать. Мы оснащены только фонендоскопом и тонометром. На все наши вопросы ответ один: денег нет… Если сейчас случится инфаркт миокарда, то поеду практически с голыми руками. Так же и при инсультах – только симптоматическая терапия. Какой тромболизис?! Какой золотой стандарт?! В прошлом году было 29 инсультов. Ни одного не спасали по стандарту. Почти все поумирали или остались глубокими инвалидами. При ДТП мы ничем пострадавшего обезболить не можем… Было у меня два случая – поездом человеку ноги отрезало. Четыре кубика анальгина внутривенно, и «терпи, хороший мой».

Недавно на пресс-конференции в Чите депутат Госдумы Николай Говорин сообщил: «Специалисты покидают профессию. Почти 20% врачей, окончив медакадемию, уходят из отрасли. Мы, быть может, потеряли отличных специалистов. При нехватке специалистов во время оптимизации в России были уволены 90 тыс. врачей. Страдают от этого в первую очередь пациенты».

Хуже, чем в Гондурасе

По словам директора департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава России Олега Салагая, «дефицита финансирования по линии обязательного медицинского страхования в Забайкалье нет». К забайкальскому министерству здравоохранения у столичной комиссии претензий тоже нет. В общем, виноватых среди чиновников, как вы правильно догадались, не нашли. Одно хорошо: как сообщили «Нашей Версии» читинские врачи, задолженность по зарплате остаётся на сегодня лишь в Первой городской клинической больнице Читы и в госпитале ветеранов. Остальным деньги начали выплачивать. Похоже, что комиссия из Москвы выявила также нарушения в городском онкодиспансере при закупках оборудования и констатировала, что машины «Скорой помощи» безнадёжно устарели. Якобы ещё столичные ревизоры установили, что кредиторская задолженность в Забайкалье зашкаливает и составляет от 9 до 250 млн рублей на одно лечебное учреждение. Это долги другим организациям, предпринимателям, физическим лицам.

Всё это, однако, не даёт ответа на главный вопрос о финансировании здравоохранения края, где врачи выживают как могут. Вот что пишет Владимир Сорокоумов: «Почему я должен жить впроголодь? Бегать по посёлку массажи на дому делать, ягоду продавать, чтобы с голоду не умереть?.. Медикаменты часто за свой счёт покупаем, мочегонные всегда сами приобретаем, лейкопластырь тоже. Меня уже в аптеке как родного встречают, знают, что и сколько буду покупать».

Здравоохранение в России, как известно, волевым решением переведено на одноканальное финансирование по линии ОМС. Как видим, в регионах этого хватает ровно на то, чтобы заплатить 8 тыс. в месяц фельдшеру в неотапливаемом ФАПе. С конца 2012 года издаются приказы по сокращению численности медработников и больниц, финансирование здравоохранения из бюджета сокращается на 10% ежегодно.

В результате идёт сокращение квот на высокотехнологичную медпомощь, больничные койки. Региональные бюджеты экономят и на зарплатах врачей. «Я когда услышал по телевизору, что зарплата у среднего медперсонала в Амурской области 26 тыс., чуть с дивана не упал. Ну разве можно так врать? У меня редко когда больше 12 тыс. в месяц выходит. У меня два разных лицевых счёта: реальная зарплата 12–15 тыс., а по официальным отчётам – 28. Обращался по этому поводу в прокуратуру. Бесполезно», – пишет фельдшер Владимир Сорокоумов.

Тем временем на митинге в Чите 7 октября медики подняли вопрос о сворачивании программы «оптимизации» здравоохранения. По-видимому, дело приобрело такой масштаб, что отреагировала пресс-служба президента.

Вывод пока один, и он никак не связан с работой комиссии Минздрава: реформы здравоохранения ведут страну в тупик. Горькая правда последних пяти лет такова: население России сокращается темпами, невиданными даже для 90-х. По продолжительности жизни наша страна занимает место в конце второй сотни, пропуская вперёд Папуа – Новую Гвинею, Гондурас и Ирак.

Катастрофическое недофинансирование отечественного здравоохранения уже, кажется, вступило в противоречие с международными нормами и стандартами: сейчас (вместе с ФОМС) это 3,5% от ВВП, в то время как Всемирная организация здравоохранения рекомендует не снижать финансирование ниже 7%. Потому что всё, что ниже, называется «национальная катастрофа».

Досье

По словам аудитора Счётной палаты РФ Александра Филиппенко, программы здравоохранения около 50 регионов страны недофинансированы на 125 млрд рублей. При этом доля Фонда обязательного медстрахования (ФОМС) по-прежнему остаётся незначительной. Так, в соответствии с программой госгарантий стоимость одного случая госпитализации складывается из 62 тыс. рублей, полученных из регионального бюджета, и только 19 тыс. рублей за счёт ФОМС.

Опубликовано:
Отредактировано: 19.10.2015 13:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх