// // Максим Дунаевский: Семь раз жениться – это предел

Максим Дунаевский: Семь раз жениться – это предел

368
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Максим Дунаевский – патологический оптимист. «Пора-пора-порадуемся на своём веку!» – это вполне автобиографично. Он радуется жизни. Наверное, поэтому его любят и женщины и дети. Он совершенно искренне верит в любовь, хотя некоторые из своих романов тактично обозначает как ошибки…

–Правда ли, что если бы не студенческий театр МГУ, то вы могли бы стать композитором, пишущим только классическую музыку?

– Да, правда. Театр – это организм, который приучает тебя слышать зрителя. Без зрителя и театра не существует (правда, есть крайнее проявление авангардного театра, которому вообще не нужен зритель), театр – это зритель, и ты должен его слышать, а значит, каким-то образом делать понятным свой язык. Собственно говоря, это и послужило началом, как говорил мой педагог по композиторскому мастерству Тихон Николаевич Хренников, демократизации языка. Произошла демократизации языка – и меня потянуло в жанры, которые делают музыку доступной для публики. Правда, не совсем для масс, потому что массовый жанр – это всё-таки песня (хотя в неё я тоже вступил, хотя и опосредованным образом). А вот театр и в дальнейшем кино – это такие массовые жанры, которые во многом, с одной стороны, конечно, являются искусством, а с другой – массовой культурой.

– А как к этому отнёсся ещё один ваш педагог – великий Альфред Шнитке?

– Шнитке был закрытым и замкнутым человеком, с которым было достаточно тяжело общаться. Он никогда не выражал ни своих восторгов, ни недовольства. Своим ученикам он давал то, что хотел дать, и не более того. Я проходил у него предмет «Чтение партитур», который, скажем так, имеет больше отношение не к композитору, а к музыканту и даже к дирижёру. Этот предмет проходил достаточно академично, и у нас почти не было никаких бесед о музыке.

– И тем не менее вы писали и классические произведения. Правда, сейчас классикой, наверное, не заработаешь…

– Если ты свою работу делаешь очень хорошо, то деньги можно заработать любой профессией. Конечно, если делать её средненько и ничем не отличаться от других, то и правда не заработаешь. Но в каком бы жанре ни работало большинство композиторов и у нас, и на Западе, они занимаются ещё каким-то делом, которое приносит им заработок, например игрой, аранжировками, записями, редактированием в газетах и журналах и т.д. На самом деле очень мало людей, которые живут благодаря этой профессии. Этой профессией живут только те, кто делает её лучше других, всё время находится на плаву и постоянно имеет заказы.

– В советское время заседания худсоветов нередко были темой для анекдотов, а теперь раздаются голоса, что неплохо было бы их восстановить в каком-то виде. Вы с этим согласны?

– Абсолютно согласен! Мало того, я считаю, что анекдоты придумали именно те, кто сильно обижен на худсоветы. На самом деле они были очень профессиональны. Да, несомненно, они были идеологическими, но не только таковыми. По большей части (а сколько я прошёл всевозможных худ- и редсоветов!) они ограничивали себя очень чётким профессиональным знанием, и это самое главное.

– Если сейчас их возродить, то по телевизору ничего не будут показывать, потому что всё сразу отсеется самым естественным образом...

– Они были государственными, и их надо возродить не в том виде. А что сейчас: продюсер какой-то передачи или канала разбирается абсолютно во всём – и в музыке, и в кино, и в театре? По-моему, умный продюсер должен окружить себя профессиональными людьми, и это будет уже не тот худсовет, который садится и начинает слушать всё подряд. Кстати, Эрнст на Первом канале и пытался это сделать: собирался так называемый экспертный совет Первого канала, и кончалось это ничем. В конце концов все просто перестали собираться, мне домой стали присылать какие-то документы, чтобы я их вслепую подписал, а потом я и от этого отказался. То есть всё это не имело никакого смысла, потому что в результате всё делали продюсеры Первого канала без всякого экспертного совета.

По теме

– Но вы сейчас являетесь его членом, в том числе и по отбору на «Евровидение»?

– Да, являюсь, но это абсолютно номинально, и никакого решающего голоса никто там не имеет. Никто! Собираемся потрепаться, и всё.

– Кстати, многие критики и не воспринимают всерьёз конкурс «Евровидение», награждая его эпитетами «местечковый», «не имеющий отношения к музыке» и т.д. Почему же его стараются так раскрутить?

– Для молодых исполнителей и авторов полезны любые конкурсы. Однако не нужно делать так, как это делается у нас, когда в этом неожиданно начинают участвовать «киты». Маститые люди начинают что-то писать, ставить, лучшие фигуристы мира – показывать себя, а скрипач с мировым именем (как у Билана) – тоже участвовать в этом. Всё это чушь собачья! Подобные конкурсы существуют только для молодых, и только они должны участвовать в этом. Раньше – да, на «Евровидении» выступали более именитые исполнители. А сейчас все забыли, что это конкурс именно песни, а не конкурс исполнителей, вот и судят всё вместе – и песню и исполнителей. Увы, но сегодня это так, и, к сожалению, уже никто не отделяет исполнителя от песни, и конкурс приобрёл совсем другие очертания. Но надо следовать именно тому, что там должны участвовать только юные таланты, которые могут проявить себя на подобном конкурсе.

– А как же туда в недалёком прошлом попала, извините, Верка Сердючка? Конечно, Андрей Данилко – парень талантливый и поёт задорно, но это же, как вы сами сказали, конкурс песни…

– Знаете, в семье не без урода.

– Может быть, участие Верки Сердючки в «Евровидении» и говорит об уровне этого конкурса?

– Не думаю. Там бывают очень интересные исполнители, с которыми и я в своё время с удовольствием работал. Бывают и очень интересные песни. Но вся глупость заключается в том, что наши исполнители обращаются к западным, американским или, как Билан, даже к южно-американским композиторам! А ведь нужно петь свои песни. Иначе получается, что конкурс выиграл не Билан, а американский или южноамериканский композитор, потому что, напоминаю, это – конкурс песни. И в итоге победила не Россия. Вот какой идиотизм получается!

– А что вы думаете о современном российском шоу-бизнесе?

– Трудно сказать. У нас нет никакого шоу-бизнеса, а полный хаос, какая-то деревня, по которой ходят молодые люди с гармошкой и балалайками… Нет, если бы с ними! И ведь ходят-то непонятно с чем, не умея ни петь, ни играть, и в этом заключается весь ужас. Может, я очень категоричен, но у нас самое настоящее засилье самодеятельности, и даже не хочется говорить о том, чего просто нет.

– Уровень низкопробных деревенских клубов… Ой, сорри, клабов.

– Конечно. Тут и говорить, к сожалению, не о чем.

– У нас коррупция только в высших эшелонах власти, а на ТВ просто «берут».

– Там мелкое воровство, на котором, правда, зарабатывают очень приличные деньги. Воровство основано на контрафакте. Воруют контрафактники, а продюсеры думают: а мы что, хуже? Вот и все остальные, кому не лень, тоже.

– Можно сказать, что вы живёте на два дома – в США и России?

– Нет, теперь, слава богу, я живу только здесь!

– И тем не менее не понаслышке знаете жизнь там. Бывают ли на американском ТВ вечера юмора и концерты, подобные нашим, в том числе и петросяновским?

– Нет, там совершенно другие формы, типа Comedy Club. Ведь это абсолютный слепок с американского театра, и там для этого есть специальный комедийный канал, который так и называется Comedy Club. По общенациональным каналам там не передают такую чушь. Там масса таких театриков-клубов, в которые стоит очередь, как в кино, и только сеансы меняются. И вот артисты выходят на сцену прямо из зала, и каждый что может, то и говорит. Одни имеют постоянный успех, на них начинают ходить, и они попадают на ТВ и могут попасть в кино. А другие так и погибают в таком полусамодеятельном кавээновском искусстве. Там его очень любят, но это имеет отдельную нишу, и это никому не навязывают по центральным каналам. Не дай бог, если там подобное покажут по центральному каналу. Этот канал закрыли бы к чёртовой матери! Сейчас у нас стали делать сериалы. Кино делают мало, потому что это дорого и невыгодно. А вот наши сериалы целыми днями идут по всем каналам, и это тоже ужас…

– Не секрет, что вы автомобилист и много говорили о том, что и у нас нужно ввести такие высокие и строгие штрафы, как, скажем, в Англии или США. И вот их ввели – что-то изменилось?

– Всё равно это не те штрафы. Но самое главное, что и их берут не со всех…

– Вы женаты в седьмой раз, и я уверен, что, каждый раз вступая в брак, вы не думали о том, чтобы попасть в Книгу рекордов Гиннесса. Но, извините, это каждый раз было по любви?

– Конечно, по любви, а как иначе, по расчёту, что ли?

– Ну, бывают случаи, когда порядочный человек должен жениться.

Нет, каждый раз именно по любви, другое дело, что были ошибки…

– И каждый раз вы хотели официально оформить отношения?

– Да, так получалось.

– Как вы думаете, семь раз жениться – это предел?

– Думаю, что да. На сегодняшний день я уверен, что это – предел.

Беседовал Александр
Опубликовано:
Отредактировано: 16.06.2010 18:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх