// // Лесная конституция закроет простым гражданам доступ в леса

Лесная конституция закроет простым гражданам доступ в леса

334

Отщепитесь!

Фото: Лаура Ильина
Фото: Лаура Ильина
В разделе

Началось всенародное обсуждение лесной политики страны, в ходе которого, как ожидается, появится некая «конституция лесного хозяйства». Имеющийся Лесной кодекс по каким-то причинам таковой не считается: то ли потому, что в него слишком часто вносят изменения, то ли из-за несколько размытых трактовок некоторых норм лесопользования. То, что с появлением «лесной конституции» разночтений в лесном законодательстве станет ещё больше, а нормы будут ещё более размытыми, пока никого не смущает.

Нормы лесной политики в России пытались выработать и в 90-е, и в начале двухтысячных, но безрезультатно. На сегодняшний день лесная политика в стране регулируется Лесным кодексом 2006 года, который критикуют практически все заинтересованные стороны. Возможно, он и не идеален, но появление альтернативного законодательства, действующего наравне с ним, – а именно так некоторые и преподносят «лесную конституцию», не изменит кодекс в лучшую сторону. Зато появление второго лесного свода законов наверняка создаст правовые лакуны, в мутной воде которых будет ловиться весьма и весьма крупная рыба. Возможно, лоббисты принятия альтернативного лесного законодательства именно этого и добиваются.

Необходимость принятия «лесной конституции» её сторонники, в частности директор Всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства, доктор сельскохозяйственных наук Александр Мартынюк, объясняют примерно так: «Отдельного документа, который выражал бы единую согласованную позицию государства и общества, причём документа, разработанного с учётом нынешней ситуации для решения вопросов современного общества и, конечно, перспектив будущих поколений, действительно нет». А как же Лесной кодекс? Его ведь с принятием «лесной конституции» совершенно точно не отменят. И ещё: достаточно беглого взгляда на текст Лесного кодекса – там всё это уже прописано. К чему тогда дубляж?

В интервью «Российским лесным вестям» Александр Мартынюк делает оговорку, которая на самом деле может многое объяснить: «…отсутствие этого документа («лесной конституции». – Ред.) не говорит о том, что лесной политики нет. Она подспудно существует, потому что заложена в Лесном кодексе, подзаконных нормативных актах. Вот поднимаем вопрос о свободе доступа в леса – это в законе есть. Говорим о платности за использование лесных ресурсов – вспоминаем первую статью кодекса…» Внимание, вопрос: а зачем, собственно, поднимать вопрос о свободе доступа в леса, если все точки давно расставлены – граждане этим правом наделены. То же и касаемо платности использования лесных ресурсов. Нас что, готовят к тому, что «вопрос о свободе доступа в леса» с принятием «лесной конституции» будет пересмотрен?

Свободный доступ граждан в леса, вероятнее всего, сохранится, вот только едва ли во все, как сегодня. Действующий Лесной кодекс оговаривает, что пребывание в лесу может быть ограничено (но де-факто не ограничивается) на землях особо охраняемых природных территорий (ООПТ) – таковых на сегодняшний день примерно 3% от общего числа. Существуют три категории ООПТ – федерального, регионального и местного значения. К федеральным относятся 101 заповедник, 41 национальный парк и 69 государственных природных заказников и курортов. Общая площадь ООПТ федерального значения – около 580 тыс. квадратных километров. Но вот с ООПТ регионального и местного значения сложнее: муниципальные власти порой объявляют приглянувшиеся им куски леса таковыми по своему желанию. Казалось бы, «лесная конституция» и должна в первую очередь ограничить чиновничий пыл на местах и ясно определить, какие леса могут быть объявлены ООПТ, а какие нет. Но пока дискуссия идёт совершенно в ином направлении: можно ли увеличить число федеральных ООПТ с 3 до 17–20%. И одновременное «поднимание вопроса о свободе доступа в леса» ясности совершенно точно не добавляет – наоборот.

По теме

Впрочем, администрации ряда регионов и без законных преград для граждан из года в год пытаются ограничить свободный доступ в леса на разных основаниях. В тех регионах, где местные власти не смогли подружиться с руководством прокуратур, неизбежно возникают конфликты: главы муниципальных образований запрещают посещение лесов, а прокурорские работники эти запреты отменяют. Четыре года назад А именно если в регионе устанавливается аномальная жара. В Ленинградской области (как и в Тульской, и в Волгоградской) нет ООПТ федерального значения, и там местные власти до сих пор определяют на глазок – считать тот либо иной участок леса закрытой территорией или нет. Есть и ещё одна загвоздка: зачастую доступ в лес ограничивают те, кому были предоставлены лесные участки на основании положений Лесного кодекса.

В статье 11 кодекса оговаривается, что пользователи этих участков не вправе препятствовать доступу граждан на предоставленную им территорию лесного угодья, вот только мало кого это смущает: в лесах появляются заборы, и в той же Ленинградской области уже давно идёт «огораживание». Пока прокуратура лишь обещает навести порядок, заборы никто не сносит. Может, их снесут, когда введут в действие «лесную конституцию»?

Опубликовано:
Отредактировано: 07.05.2012 15:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх