// // МВД и ФСБ пытаются не допустить «бархатной» революции в России. Вместо «бархата» они готовят «узбекский вариант»

МВД и ФСБ пытаются не допустить «бархатной» революции в России. Вместо «бархата» они готовят «узбекский вариант»

52

Российский Андижан

МВД и ФСБ пытаются не допустить «бархатной» революции в России. Вместо «бархата» они готовят «узбекский вариант»
В разделе

Версия уже писала (см. № 20 за 30.05—05.06. 2005), что кровавая трагедия в Андижане, с очень большой долей вероятности, является провокацией силовых структур Узбекистана. Однако конфликт во властной элите — дело привычное не только для Узбекистана, но и для России. Причём дело здесь не столько в самом конфликте, сколько в создании условий, при которых такая провокация становится возможной.

В России, как и в Узбекистане, вероятность «бунта исламистов» очень высока. МВД и ФСБ РФ в последнее время буквально куют исламское подполье, а их методы ничем не отличаются от узбекских.

Теперь уже не секрет, что Ислам Каримов на протяжении многих лет пестовал «неконструктивную» оппозицию в стране, заботливо создавал то, что теперь называют исламским подпольем. Конфликт Каримова с исламистами начался в самом начале 90-х, когда в Ферганской долине возникло исламское движение «Адолат» («Справедливость»).

Поначалу президент даже одобрительно смотрел на деятельность «адолатовцев». Лидер движения «Адолат» Тахир Юлдашев на первых президентских выборах призывал мусульман голосовать за Каримова. А Каримов в ответ обещал построить много мечетей и совершить паломничество в Мекку.

Но, когда наманганская толпа потребовала от него выполнения обещаний, он изменил своё отношение к «Адолат». К концу 1991 года движение было разгромлено, а лидеры ушли в подполье и превратились в боевиков. Так стараниями Каримова было создано военизированное Исламское движение Узбекистана.

Каримов не простил мусульманам наманганского унижения. Вслед за «Адолат» власти взялись за партию «Хизб-ут-Тахрир аль-Исламия», которая была хотя и антиправительственной, но всё же пацифистской организацией. Теперь любой узбек, не поладивший с участковым, может оказаться за решёткой по причине того, что у него вдруг будет «обнаружен» следующий стандартный набор: исламистская листовка и два патрона.

В узбекских тюрьмах с «узниками совести» продолжают бороться особо изощрёнными методами. Побои, вплоть до смертельного исхода, изнасилования осуждённых мусульман, пытки током, голодом — обычное в Узбекистане дело. Эти меры применяются и к близким религиозников, оставшимся на свободе.

Перечислять все эти страсти вряд ли стоило бы, если совершенно аналогичная практика не существовала бы в современной России. Правозащитные организации «Мемориал» и Комитет «Гражданское содействие» предоставили «Версии» материалы, свидетельствующие, что в последние месяцы ФСБ и МВД России в срочном порядке «штампуют» недовольных правящим российским режимом мусульман.

В Уфе арестованных мусульман пытали и насиловали

Так, 16 мая 2005 года в Уфе состоялось очередное судебное заседание по рассмотрению дела в отношении девятерых мусульман, обвинённых в причастности к исламской политической партии «Хизб-ут-Тахрир».

Тех, кто приходит на открытые слушания, не пускают в зал суда, оскорбляют и пугают арестами. Мусульмане Башкирии в знак протеста вышли на санкционированный пикет, организованный Российским правозащитным центром «Ан-Нахда».

Через полчаса после начала пикетирования правоохранительные органы начали разгонять людей, милиционеры пытались увезти организатора пикета, председателя РПЦ «Ан-Нахда» Абдрахимова Э.Ф. и его участника Габдрахманова Э.М., жителя г. Туймазы, в неизвестном направлении.

По теме

На следующий день в автомобиле Габдрахманова были «обнаружены» боеприпасы, после чего он был арестован и обвинён в терроризме. Ещё через день боеприпасы были подброшены другому участнику пикета, жителю г. Туймазы Хазиеву А.Ф., но сделано это было слишком неуклюже. «Нашли» боеприпасы в квартире, где Хазиев был лишь прописан, никогда там не жил, а сдавал её квартирантам.

Отдельно стоит остановиться на «террористах-исламистах», в защиту которых был организован пикет. На скамье подсудимых девять человек: Савельев Е.А., Гаянов М.Б., Габдрахманов Р.Р., Алибаев М.У., Ахметсафин М.Ш., Гумеров И.Р., Гаянов Б.М., Гаянов С.М., Рядинский В.Н.

Как собиралась доказательная база, можно понять из заявления, которое один из подсудимых (имя его мы называть не станем) направил Генпрокурору РФ Владимиру Устинову:

«Я, .................. проживающий в .................. содержащийся в ИЗ 3/1 г. Уфы, обвиняемый по ст. 205 ч. 1, 210 ч. 2 УК РК РФ, считаю необходимым заявить следующее. Я был задержан в городе Белорецке 15 декабря 2004 года. По обвинению ст. 205 ч. 1 и этапирован в г. Уфу ИЗ 3/1 в камеру 194. Позже меня перевели в камеру 256, где я был злостно избит и изнасилован заключёнными, содержащимися в этой камере.

Заключённый по имени Женя Фадеев требовал от меня «явку с повинной», что и получил. Также в этом принимали участие ещё несколько человек, у одного из них фамилия Хасанов. Остальных я не знаю.

В этой явке я написал показания, которые являются ложными, под сильным физическим давлением. Так как я не террорист и не убийца невинных женщин, чтобы надо мной так издевались и заключали под стражу на длительный срок.

Прошу Вас ответить на моё заявление и быть к этому небезразличным».

К этому можно добавить, что другого подсудимого, 56-летнего Гаянова М.Б., заставляли сознаться, подвешивая за ноги и в течение всей ночи избивая металлической проволокой. А отец двух малолетних детей Габдрахманов Р.Р. после избиений не может двигать рукой.

Гражданке России угрожали экстрадицией в Узбекистан

Не стоит думать, что в Уфе произошёл отдельный эксцесс. Процессы над исламистами в последние месяцы прокатились по всей российской провинции.

Первыми ласточками оказались москвичка Анна Дроздовская и её муж гражданин Узбекистана Юсуп Касымахунов. Юсуп был действительно членом «Хизб-ут-Тахрир», но их осудили не только за членство в организации, но ещё и за создание преступного сообщества. Чтобы склеить обвинение покрепче, Юсупу предложили подтвердить этот факт и назвать соучастников, а во избежание отказа оперативный работник ФСБ пригрозил экстрадицией в Узбекистан ему, его жене и 2-месячной дочке (последние, к слову сказать, граждане РФ). Для убедительности в СИЗО к Юсупу привезли парочку сотрудников узбекских спецслужб, которые подтвердили желание пообщаться с этой интернациональной семьёй в Ташкенте.

Таким вот манером было создано «преступное сообщество» (ст. 210 ч.1 УК РФ).

Коварные и ужасные планы Касымахунова подтвердила листовка с инструкциями по проведению терактов, найденная на квартире, которую снимали супруги. Правда, обыск там был проведён, когда в квартире уже жили другие люди, через два с лишним месяца после того, как Юсупа арестовали. Но это уже, по мнению следствия и суда, мелкие детали. Вину сочли доказанной: Касымахунов получил 8 лет строгого режима, Дроздовская — 4,5 общего.

Жалоба депутату приравнена к агитации

Житель Нижневартовска Эдуард Хусаинов был обвинён в феврале этого года в «вовлечении в преступное сообщество» депутата городской думы Нижневартовска, руководителя общественной приёмной Полмоночного представителя Президента РФ в Уральском федеральном округе и журналиста местной телекомпании. «Вовлечение» выразилось в том, что он посетил перечисленных лиц и вручил им тексты своих обращений в Верховный суд и Генпрокуратуру, где говорилось, что решение о запрете «Хизб-ут-Тахрир» является необоснованным и что терроризм противоречит программным положениям этой организации. Эти действия прокуратура квалифицировала как «склонение лиц, проживающих в г. Нижневартовске, к участию в деятельности партии» (так сказано в обвинительном заключении).

По теме

Грузовик с оружием оказался гладкоствольным ружьём

Недавно был разоблачён ещё один «центр международного терроризма, опутавший своими щупальцами» город Тобольск и деревню Ярково в Тюменской области. Первичная информация, распространённая следствием: «перехвачен грузовик с оружием», направлявшийся в Тюменскую область с Северного Кавказа. Чуть позже грузовик превратился в гладкоствольное ружьё, которое трансформировалось в «реальные шаги по приобретению оружия», описанные в обвинительном заключении как «обсуждение вопроса о его приобретении».

Доказательства по этому делу собирались так. Из заявления одного из несовершеннолетних подследственных:

«...26 октября 2004 года меня допрашивали и обещали избить, но увезли за седьмой «А» микрорайон, сказали раздеться и сесть в снег, пристегнули наручниками к дереву и угрожали избить и оскорбляли...»

В суде этот мальчик на вопрос о том, признаёт ли он себя виновным, отвечал так, что впору было смеяться и плакать одновременно: «Не знаю, не понимаю. Учиться исламу — учились, а взрывать ничего не собирались».

Все признания даются под пытками

Дальше настал черёд пятерых ребят из г. Альметьевска в Татарстане, вся вина которых была в том, что они раздавали в мечети листовки с информацией об арестах мусульман по всей России. Факт причастности к запрещённой организации установлен по показаниям двоих задержанных на всех остальных.

Как эти показания получили, видно из обращения в прокуратуру Республики Татарстан правозащитной организации Комитет «Гражданское содействие»:

«Прошу Вас провести проверку информации о неправомерных действиях сотрудника 6-го отдела УБОП УВД г. Альметьевска майора А.Н. Верховых.

В декабре 2004 года в г. Альметьевске был задержан из-за отсутствия регистрации по месту пребывания гражданин Узбекистана Шерзод Хасанбаевич Ниёзов, 1982 г. р. Он был доставлен в помещение Альметьевского УВД, где г-н Верховых в кабинете 133 «б» применял к нему физические методы воздействия (бил, сажал на «шпагат», подвешивал за наручники к решётке камеры), принуждая дать показания против Э.Р. Хамзина и Э.Г. Низамова, обвиняемых по делу о принадлежности к запрещённой организации «Хизб-ут-Тахрир». Факт избиения может подтвердить И.Х. Шайхутдинов, которого в это же время допрашивали в соседнем кабинете по тому же уголовному делу...»

Можно было бы ещё долго расписывать подробности этой антиисламской кампании, которая идёт по многим российским городам, но для этого потребуется книга, а не газета. Всё вышеперечисленное является лишь небольшой выборкой. География репрессий обширна.

Вот уже с полгода у нас модно рассуждать о перспективах «бархатной» революции в России. Говорить про «бархат» сейчас может только тот, кто не знает отечественных реалий. Наши спецслужбы не покладая рук трудятся, чтобы не допустить мягкого варианта. Так что нам стоит готовиться к «российскому Андижану».

ГЕОГРАФИЯ РЕПРЕССИЙ

Астрахань

22.03.2005 г. в селе Бахтемир Икрянинского района Астраханской области был задержан предприниматель Мансур Шангареев (брат муфтия Оренбургской области Исмагила Шангареева). Против него было сфабриковано уголовное дело по ст. 159 ч. 3 (мошенничество), ст. 222 ч. 1 (незаконное хранение оружия) и ст. 228 ч. 1 (хранение наркотиков) УК РФ. Ранее из-за обвинений в ваххабизме ему даже пришлось взять справку у муфтия Ульяновской области Алиуллова, что он является «правоверным мусульманином, исповедующим традиционный ислам, преподаванием не занимался, молился и ходил в мечеть, как все прихожане». Однако справка ему не помогла.

Нижний Новгород

01.10.2004 г. по подозрению в причастности к «Хизб-ут-Тахрир» задержаны пять человек.

Оренбург

24.02 2005 г. прокуратура Оренбургской области подала в суд исковое заявление о ликвидации медресе «Аль-Фуркан», которым руководил муфтий Исмагил Шангареев.

«Для того чтобы обвинить нас в связях с террористами, сотрудники спецслужб подтасовывают факты, — считает он. — В справке Управления ФСБ России по Оренбургской области говорится, что бывшие учащиеся медресе Хамзат и Тимур Цокиевы опознаны среди трупов террористов, осуществивших захват школы в г. Беслане. Однако Тимур Цокиев в нашем медресе никогда не обучался, а Хамзат Цокиев в опубликованном списке погибших в Беслане террористов не значится».

Самара

Правозащитные организации получили информацию об обысках в ноябре 2004 года и апреле 2005 года, задержаниях, сопровождавшихся избиениями и попытками вербовки задержанных в информаторы ФСБ.

13.05.2005 г. группа прихожан центральной самарской мечети была задержана сотрудниками ФСБ, УБОП и РОВД прямо во время пятничного намаза. Всех доставили в УВД, опросили, одного из них, И.А.Якупова, избили.

Казань

03.2005 г. в мечети задержаны якобы за хулиганство восемь прихожан, семеро из которых получили по семь суток ареста. Всех допрашивали о членстве в «Хизб-ут-Тахрир». Одного из них собственноручно бил замначальника УВД Казани: повалил его на пол, поставил ногу на грудь и сказал, что, если парень не прекратит посещать мечеть, его увезут в лес, изнасилуют и убьют. При освобождении 10 мая начальник угрозыска пообещал ему, что «через неделю опять встретимся».

16.05.2005 г. закончились слушания дела о «Хизб-ут-Тахрир». Трое подсудимых обвиняются в «вовлечении и принадлежности к запрещённой организации». При обысках у них изъята книга Ю.Фельштинского и А. Литвиненко «ФСБ взрывает Россию».

Бугульма

В производстве находится дело о взрыве на газопроводе. По нему были задержаны пять человек, двое из которых — бывшие узники Гуантанамо: Тимур Ишмуратов и Равиль Гумаров.

Двое арестованных, почти месяц содержавшихся под стражей, отпущены со снятием обвинения после того, как дали показания на остальных. Тимур Ишмуратов передал на волю заявление, в котором описал пытки, применявшиеся к нему в ИВС г. Альметьевска для получения признательных показаний.

Набережные Челны

20.05.2005 г. суд за один день рассмотрел дело Баходира Шукурова, которому предъявлялось обвинение сразу по четырём статьям УК РФ: ст. 30 (приготовление к преступлению), ст. 205 (терроризм), ст. 282 (разжигание межнациональной и межрелигиозной розни) и ст. 282-2 (принадлежность к запрещённой организации, в данном случае к «Хизб-ут-Тахрир»).

В стадии следствия находится дело «Исламского джамаата» о подготовке серии терактов к 1000-летию Казани, по которому обвиняются более 20 человек.

Удмуртия

4.05.2005 г. начался суд в Ижевске: обвиняются двое по статье об участии в запрещённой организации.

Челябинск

В феврале и апреле 2005 года — задержания, обыски, угрозы, требования признать причастность к «Хизб-ут-Тахрир». Один из тех, кого задерживали, инвалид-туберкулёзник, который из-за задержания не смог вовремя пройти МСЭ. На фоне перенесённого стресса болезнь обострилась.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.11.2016 23:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх