// // Кто подставил Россию под суд в Гааге? Можно ли не платить 50 000 000 000 доллларов?

Кто подставил Россию под суд в Гааге? Можно ли не платить 50 000 000 000 доллларов?

426

Запланированный проигрыш

2
В разделе

Это тот самый случай,когда «крайнего» почему-то не ищут. Или по каким-то причинам стесняются ткнуть в него пальцем. Россия проигрывает в Гааге иск на 50 млрд долларов при более чем странных обстоятельствах,а виновных в нелепом проигрыше вроде бы и нет. Шувалов, Коновалов, Силуанов, Сечин, Иванов – никто из тех,кто мог руководить процессом в Гааге, не только не признался, но и не захотел назвать реальных ответственных. Это секретность, о причинах которой нельзя говорить,или круговая порука?

Но, как справедливо заметил сталинский нарком Лазарь Каганович, «у каждой аварии есть имя, фамилия и должность». И у «аварии», случившейся с представителями нашей страны в Гааге, в том числе. Дело за малым – собраться с духом и произнести их вслух. Родина должна знать имена «героев».

Из собственных источников «Наша Версия» получила информацию, что гаагские процессы от России мог курировать заместитель председателя правительства Игорь Иванович Шувалов. На нашу публикацию редакция получила ответ: «Никакого отношения к упомянутому процессу в Гааге первый заместитель председателя правительства Шувалов, включая выбор юристов, не имел. Это не входило в его обязанности, поэтому появляющаяся информация по данному вопросу не более чем инсинуация». Однако пояснений о том, кто был заинтересован в том, чтобы затянуть Россию в процесс, отобрать дорогих иностранных адвокатов, кто непосредственно руководил и распределял средства и готов понести личную ответственность за проигрыш 50 млрд рублей налогоплательщиков, мы так и не получили.

Почему сегодня мы должны всем миром скинуться на этот проигрыш?

На следующем этапе наше издание разослало официальные запросы в органы федеральной власти. В частности, такие запросы получили: Александр Коновалов в Министерстве юстиции, Антон Силуанов в Министерстве финансов, аппарат руководителя администрации президента Сергея Иванова и Игорь Сечин в компании «Роснефть».

Между тем в российских СМИ продолжают появляться сообщения о том, что крупные государственные компании не могут обеспечить защиту от арестов имущества.

Кто ответствен за выбор юристов?

Помимо аппарата первого вице-премьера правительства нам ответили и из Минюста. Ответ, прямо скажем, нас слегка озадачил: «Сообщаем, – говорилось в письме, которое подписала замдиректора департамента развития законодательства министерства С.С. Горбунова, – что представить запрашиваемую информацию не представляется возможным на основании абзаца 1 статьи 40 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» и пунктов 3 и 4 части 1 статьи 20 Федерально закона Российской Федерации от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Впервой ссылке ребуса (ст.40) указано, что по закону отказать в принципе могут, в п.3 ст. 20 переводят стрелки, мол вопрос «не относится к деятельности» минюста, а в п.4 ст. 20 уже намекают, что спрашивать дальше и не надо «запрашиваемая информация относится к информации ограниченного доступа». нам с вами отказали в нашем праве знать, кто же всё-таки персонально курировал юридическое сопровождение разбирательства по делу ЮКОСа. Казалось бы, чего проще назвать конкретные фамилии конкретных чиновников. Да не тут-то было – проще напустить туману, перечисляя статьи законов. Почему проще? Да потому, что тогда не придётся тыкать пальцем в своих сотрудников. Честь мундира, знаете ли.

По теме

А правда в том, что ведение разбирательств, подобных с треском проигранному нами арбитражу, курирует непосредственно Министерство юстиции. И ведомство, таким образом, не могло не назначить чиновника, на которого возлагалась персональная ответственность «вести» и курировать дело ЮКОСа в Гааге. Судя по тому, что замминистра юстиции Елену Борисенко как-то уж слишком поспешно освободили от должности после гаагского провала, куратором могла быть именно она. Но не подумайте, что чиновницу уволили – напротив, её, как сообщали «Ведомости», повысили по службе. Не за то ли, что она так и не назвала фамилии своего непосредственного куратора из правительства?

В случае с проигрышем по делу ЮКОСа молчание воистину золото. Кто-то обещал победу в арбитраже – для этого всего-то следовало увеличить финансирование юридических представителей нашей страны. И средства изыскивались –

только в прошлом году, по данным информационного агентства «Знак», на оплату юристов было выделено порядка 50 млн долларов, причём несколько юридических компаний, занятых в процессе, профинансировали «Газпром» и крупные государственные банки. В публикации акцент стоит на фигуре Игоря Ивановича. При этом издание «Знак» ссылается на некий анонимный источник, который якобы усомнился в том, что Шувалов мог единолично принять решение по отбору того или иного судебного защитника: «Для этого существует целая цепочка установленного порядка, при котором принимаются решения по отбору участников такого сложного процесса. Зная первого вице-премьера, могу сказать, что вряд ли он взял бы такую ответственность на себя».

Кто подставил первого вице-премьера?

Так, быть может, Шувалова кто-то подставил? Высокопоставленный сотрудник российского правительства на условиях анонимности сообщил корреспонденту «Нашей Версии» о том, что некие высокопоставленные силовики, близкие к главе «Роснефти» Игорю Сечину, якобы были заинтересованы в том, чтобы возложить персональную ответственность за проигрыш в Гааге именно на Шувалова, спровоцировав, таким образом, повод для возможной отставки первого вице-премьера. Чтобы установить истину, наше издание направило копию запроса, о котором говорилось выше, и в «Роснефть». Но оттуда нам, как уже сказано выше, так и не ответили.

Если опубликованные «Знаком» данные соответствуют действительности, можно предположить, что отбор юридических представителей России в Гаагском арбитраже санкционировал не кто иной, как глава российского правительства. И, следовательно, за проигрыш в Гааге можно (и, как представляется, нужно) спрашивать с Дмитрия Медведева? Судя по тому, что на «Знак» никто не подал в суд как на зарегистрированное Роскомнадзором СМИ, информация о личной причастности первого вице-премьера к отбору юристов небезосновательна. Не по этой ли причине подозрительно долго отмалчивается глава российского правительства?

По счетам юристов, проваливших процесс в Гааге, заплатит «Газпром»?

А между тем потерянное время для нашей страны – деньги. Немалые. Начиная с января текущего года на сумму компенсационных выплат акционерам ЮКОСа начисляются проценты. И сумма, таким образом, растёт – примерно на миллиард долларов в год (в сутки – на 2,6 млн долларов). Понятно, что России не с руки отдавать проигранные миллиарды (о причинах этого мы упомянем ниже), и, вероятно, имеет смысл потянуть время, но как тогда быть с многомиллиардным «бонусом» – пусть он растёт и дальше, на радость сбежавшим за границу совладельцам компании?

Возникают и другие риски. На днях выяснилось, что бывшие акционеры ЮКОСа могут добиться через суд изъятия некоторых активов «Газпрома» в качестве компенсации за потерянное имущество. Теоретически государственная монополия не является должником и не несёт ответственности по обязательствам государства, тем паче что Россия долг перед ЮКОСом не признала. Тем не менее в «Газпроме» о чём-то таком неприятном догадываются – иначе зачем в меморандуме последнего выпуска еврооблигаций газовой монополии в разделе «факторы риска» упоминается о возможных претензиях бывших акционеров ЮКОСа? Вот так, прямо в лоб: последние судебные решения, вынесенные в отношении Российской Федерации по иску владельцев ЮКОСа, могут подвергнуть «Газпром» риску потенциальных судебных разбирательств и принудительному исполнительному производству. «Если мы потерпим поражение в защите от этих претензий, некоторые из наших активов могут быть изъяты, что будет иметь негативное влияние на наш бизнес, финансовое состояние и результаты деятельности», – констатировали в «Газпроме». Значит, основания для беспокойства имеются?

Арестовать у «Газпрома» можно, к примеру, доли в подземных газохранилищах и газотранспортных активах Польши, Германии и Великобритании. «Газпром» владеет частью активов германского концерна BASF. Имеются и счета в зарубежных банках. В общем, найдётся, куда запустить руку европейскому правосудию.

Решение третейского суда в Гааге можно отменить – если, конечно, захотеть

Все перечисленные обстоятельства, по сути, ставят правительство России в крайне невыгодное положение. Неплохо бы наконец-то прояснить, отчего двое гаагских судей, Анатолий Ковлер и Валерий Мусин, взяли самоотвод? И правда ли, что на Мусина оказывал давление, настойчиво предлагая ему взять самоотвод, не кто иной, как секретарь-канцлер первой секции Европейского суда по правам человека Серен Нильсен? Последнее обстоятельство крайне важно: дело в том, что решения международного третейского суда можно отменить. Сделать это может обычный суд в той стране, где было вынесено решение, – в Голландии. Основанием для отмены вполне может стать давление на арбитров (а Серен Нильсен давил, причём в письменной форме, написав Мусину письмо). Если факт давления будет признан судом, это будет означать, что арбитраж допустил серьёзные процессуальные нарушения и его решение, таким образом, может быть отменено.

И вот проклятый вопрос: отчего бы не попытаться инициировать отмену решения арбитража в Гааге в судебном порядке? Времени прошло уже предостаточно, на России висит целый миллиард пени, а основания для отмены решения, согласитесь, весьма и весьма веские – давление на судью арбитража. Так отчего же никто и не думает продолжать судиться? Кто-то опасается, что судебное решение о выплате Россией акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов отменят? Но кто?

КСТАТИ

Обязательны ли к исполнению решения третейского суда в Гааге? И да и нет: постоянная палата третейского суда не является судом в привычном значении этого слова, не является отправляющим правосудие трибуналом, а лишь представляет собой список лиц, из которых стороны спора выбирают арбитров, учреждая таким образом суд. Вот здесь-то и кроется возможность оспорить решение трибунала: два странных и безосновательных «самоотвода» судей, Ковлера и Мусина, – веская причина для недоверия арбитражу. Не вынуждали ли российскую сторону – преднамеренно! – согласиться на кандидатуру арбитра, заведомо готового поддержать несправедливое решение?

Опубликовано:
Отредактировано: 26.03.2016 02:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх