// // Казино запретили, чтобы увести от налогов более 5 миллиардов долларов?

Казино запретили, чтобы увести от налогов более 5 миллиардов долларов?

418

Играют втёмную

2
В разделе

Недавно в Подмосковье было начато расследование деятельности сети незаконных игорных заведений. Это, пожалуй, самое громкое и самое результативное наступление правоохранительных органов на отечественный игорный бизнес. С игорными заведениями в России начали бороться ещё пять лет назад, однако ещё никогда к расследованиям не подключалась Федеральная служба безопасности (ФСБ), а вопрос о возможном заключении под стражу обвиняемых никогда прежде не решался на уровне генерального прокурора. Оно и понятно: по сути, до сих пор вся борьба с нелегальными игорными заведениями сводилась лишь к громким заявлениям чиновников. В реальности же игорные заведения в стране спокойно продолжали работать, несмотря на действующий уже несколько лет законодательный запрет.

Дело о незаконной организации игорного бизнеса в Подмосковье и впрямь выглядит достаточно странно. По версии ФСБ, более 20 подпольных игорных заведений функционировали на территории области уже около трёх лет. Более того, оперативники не исключают, что это стало возможным исключительно благодаря тому, что к их «крышеванию» причастно руководство Одинцовского ОВД. «Сейчас в Одинцове работают более 20 подпольных игорных заведений под видом компьютерных и интернет-клубов. Работают казино с рулетками и покерные клубы. Один из клубов расположен в гостинице на территории местного рынка», – поделился источник, близкий к расследованию. А тот факт, что на существование подобных «клубов» правоохранительные органы так долго закрывали глаза, объясняют просто: их деятельность «обеспечивали один из бывших замов прокурора Подмосковья и сотрудники милиции».

Самым удивительным в этих громких «откровениях» правоохранителей выглядит то, что нелегальную работу игорных клубов заметили только сегодня и только в Подмосковье. Ведь, несмотря на введение в июле 2009 года запрета на организацию игорного бизнеса в стране (за исключением четырёх специально отведённых для этого зон), подобные заведения продолжали открыто функционировать во всех регионах страны. Причём работали они совершенно открыто: большинство владельцев разве что убрали красочные вывески, хотя соответствующим образом оформленные витрины по-прежнему продолжали призывно мигать, зазывая посетителей.

И сейчас, не успев начаться, громкое расследование уже столкнулось с рядом проблем. В частности, гособвинитель отказал следствию в аресте предпринимателя Ивана Назарова, подозреваемого в незаконной организации игорных заведений. Как заявил прокурор в ходе судебного заседания, подозреваемый имел лицензию на проведение лотереи в и соответственно его бизнес был легальным. Данную позицию впоследствии поддержал и генеральный прокурор РФ Юрий Чайка. «Генеральный прокурор РФ, отклонив ходатайство следователя, тем самым признал убедительность постановления. Это означает, что дело было возбуждено незаконно», – заявил начальник главного управления по надзору за следствием Генпрокуратуры Андрей Некрасов.

Между тем ключевой вопрос, почему вдруг правоохранительные органы решили обнаружить уже более трёх лет нелегально функционирующие у них под носом игорные заведения, по-прежнему остаётся открытым. Очевидно, что на сегодняшний день у контролирующих ведомств так и не выработано единой позиции на этот счёт: легальность лотерейного бизнеса, на которую ссылаются в Генпрокуратуре, с юридической точки зрения выглядит достаточно сомнительно. Впрочем, «Это подпольная деятельность, это преступление. Не будем скрывать: эту подпольную деятельность «крышуют». И мы знаем кто. Поэтому я поручил новому мэру Москвы этим заняться вместе с ГУВД. Займитесь и накажите всех причастных!» – такое заявление сделал Дмитрий Медведев на совещании о дополнительных мерах по обеспечению правопорядка.

По теме

Фактически борьба с игорным бизнесом в России до конца последовательной не была никогда. Впервые о введении некоторых ограничений власти задумались ещё в 2006 году. В то время разработка отраслевого закона казалась необходимой, поскольку «однорукие бандиты» стояли буквально везде, включая даже обычные продуктовые магазины. Тогда в Госдуме обсуждалось сразу несколько концепций возможного регулирования деятельности игорных заведений. В частности, предполагалось резко снизить квоты на строительство казино, а также лишить губернаторов возможности принимать решение об их строительстве без одобрения областной думы. Другая концепция предлагала выселить весь игорный бизнес за пределы населённых пунктов. Однако в окончательном варианте закона было решено пойти ещё дальше. Все казино должны были переехать в четыре так называемые игорные зоны. На остальной территории страны организация азартных игр была запрещена.

Беда только в том, что запрет не вполне чётко был прописан в новом законе. Более того, «выселение» игорного бизнеса планировалось проводить в несколько этапов. Вступившие в силу 1 июля 2007 года первые положения закона предполагали лишь ограничения по площади для уже действующих заведений: для залов игровых автоматов – не менее 80 квадратных метров, для казино – не менее 800 квадратных метров. Чуть позже игорные заведения также обязали стать многопрофильными развлекательными центрами, то есть оборудовать на своей территории бары и рестораны, а также устраивать для посетителей регулярные развлекательные программы. Данные меры в итоге привели к тому, что уже к концу 2007 года отечественный игорный бизнес фактически представлял собой одну из наиболее легальных отраслей экономики. Работать «вчёрную» было просто невыгодно. Стоимость аренды помещений оказывалась копеечной по сравнению с прибылью, которую бизнесмены получали, например, с одного «однорукого бандита». Кроме того, введение ограничений вытеснило мелких игроков и укрупнило бизнес. В результате рынок оказался поделён между несколькими крупными компаниями – владельцами залов игровых автоматов и казино. Первые работали в так называемом низком ценовом сегменте, вторые – в премиальном. По данным официальной статистики, в те годы, например, в Москве работало чуть более 60 тыс. залов игровых автоматов и около 60 крупных казино. По оценкам аналитиков рынка, оборот столичного игорного бизнеса в то время оценивался в 5 млрд долларов в год. А вот бюджетные отчисления оказывались куда скромнее – та же Москва получала в казну всего 5 млрд рублей. Период с 2007 по 2009 год вполне можно назвать расцветом легального игорного бизнеса в России.

Очевидно, что столь скромные бюджетные отчисления от такого прибыльного бизнеса не могли не беспокоить чиновников. В этом смысле законодательный вывод всех игорных заведений в специальные зоны, который вступал в силу в июле 2009 года, пришёлся как нельзя кстати. Поясним: всё дело в том, что изначально в законе об игорном бизнесе были предусмотрены определённые лазейки. В частности, не вполне чётко регулировалась деятельность по организации лотерей. Это обстоятельство позволило большинству игорных залов безболезненно перейти на полулегальное положение. Безусловно, не без проведения «индивидуальных согласований» с чиновниками.

Обходной путь был до банальности прост: начиная с 2009 года игорные залы объявили себя лотерейными клубами. А игровые автоматы превратились в «электронное лотерейное оборудование». Для «пущей легальности» игрокам даже начали раздавать лотерейные билеты, в которых указывалось, что розыгрыш будет проводиться на специальном оборудовании, под которым, естественно, понимались всё те же «однорукие бандиты». Примечательно, что при этом с рынка не исчезли не только залы игровых автоматов, но и классические казино, деятельность которых было куда сложнее «подогнать» под новое законодательство. Из ситуации выходили просто: на «передний» план выставляли всё то же «лотерейное оборудование», а в более отдалённых залах располагались уже рулетки, в отдельных заведениях – даже покерные столы и блек-джек.

По теме

Косвенным доказательством того, что игорный бизнес балансировал на грани легальности и, по сути, держался на устных обещаниях представителей контролирующих органов, служил тот факт, что буквально во всех заведениях – начиная от небольших залов игровых автоматов, заканчивая подпольными казино – был введён «фейс-контроль». Тогда игорные заведения, по сути, превратились в закрытые клубы: часто игрокам не только выдавали клубные карты, но даже подписывали договор. В «документе» говорилось, что клиент соглашается принимать участие в электронной лотерее, а также весьма подробно, хотя и очень путано объяснялось, как, собственно, будут проводиться розыгрыши. Интересно заметить, что большинство заведений, работая фактически в открытую, при этом очень внимательно подходили к отбору клиентов. Например, получить клубную карту в отдельных залах можно было только по рекомендации уже записанного в него игрока.

В таком состоянии отечественный игорный бизнес просуществовал ещё около года. Однако в 2010 году после очередной серии громких заявлений властей о необходимости разобраться с игорным бизнесом, азартные клубы в очередной раз были вынуждены «переформатироваться».

Прошлогоднее «преображение» также оказалось скорее формальным и коснулось в основном опять залов игровых автоматов. Это и неудивительно: данный сегмент игорного бизнеса в нашей стране оказывался наиболее доступным с экономической точки зрения (минимальная ставка в отдельных залах составляла всего 10 копеек), а оттого наиболее массовым и востребованным, а значит, самым прибыльным. Чтобы игровые залы стали ещё больше похожи на так называемые лотерейные клубы, было решено кардинально изменить внешний облик игровых аппаратов, а также по возможности перейти на безналичный расчёт с игроками. Вместо привычных «одноруких бандитов» появились компьютерные терминалы, в которые игроки вставляли электронные карты, куда предварительно клали желаемую сумму через кассы. Соответственно и возможный выигрыш зачислялся на карточку, обналичить которую можно было только в кассе самого заведения.

По результатам мониторинга, проведённого Общественной палатой в конце прошлого года, даже в таком, максимально «урезанном» виде игорные заведения по-прежнему пользовались популярностью среди игроков. Мониторинг выявил 1416 адресов игорных заведений, 523 из которых расположены в Москве, 316 – в Санкт-Петербурге. В «тройку призёров» также попал Новосибирск – 33 заведения. «Однако необходимо учитывать, что приведённые данные основываются исключительно на сведениях, полученных от граждан в рамках мониторинга и содержащих точные адреса, по которым работают игорные заведения. Вместе с тем часто подпольные клубы размещаются во временных строениях, не имеющих адреса, и соответственно не могут быть включены в отчёт», – пояснила руководитель рабочей группы Общественной палаты по мониторингу действующего законодательства Елена Лукьянова.

Сегодня чиновники открыто признают, что чётких законодательных оснований для закрытия подпольных игорных заведений как не было, так и нет. «Игорный бизнес очень выгоден. Следовательно, предприниматели будут всячески стараться продолжать заниматься этой деятельностью. Для наведения порядка в этой отрасли необходимо внести изменения в текущее федеральное законодательство», – считает председатель Мосгордумы Владимир Платонов. Правда, почему-то чиновники предпочитают «забывать» о том, что в 2007–2009 годах этот бизнес в России уже работал легально, а на нелегальное положение перешёл как раз из-за изменений в федеральном законодательстве.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.02.2011 12:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх