// // Какие вещества добавить в кровь ради усиления страсти?

Какие вещества добавить в кровь ради усиления страсти?

397

Гормоничные отношения

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Феномен любви интересует не только поэтов, мыслителей и романтически настроенных граждан, но и склонных раскладывать всё на молекулы биохимиков. Они-то уже перестали относиться к этому, по мнению многих, неземному явлению, особенно настойчиво напоминающему о себе с приходом весны, как к чуду. И как бы высоко мы ни ставили предмет своих воздыханий, какие бы красивые слова ни находили для выражения чувств, с точки зрения науки любовь – это прежде всего сложный химический процесс.

Формулу любви не искал, пожалуй, только ленивый. Вывести её пока не удалось, однако усилиями биохимиков человечество максимально приблизилось к тому, чтобы разгадать все слагаемые возвышенного чувства. Вообще, до недавнего времени учёные предпочитали не ввязываться в вечный спор о том, что такое любовь, но в последние годы изменили своё отношение к этой теме и занялись-таки серьёзными исследованиями. Изучив любовь под микроскопом, они пришли к выводу, что в основе её лежит не что иное, как игра гормонов. Более того, вычислить сражённого стрелой Амура товарища можно, оказывается, по обычному биохимическому анализу крови.

Как возникает любовь и куда она уходит? И на эти вечные вопросы у учёных есть ответы. По их утверждению, большое и светлое чувство рождается не в душе и не в сердце, а в гипофизе – крохотной железе в самом центре головного мозга. Как только нас «цепляет» что-то в представителе противоположного пола, она начинает выбрасывать в кровь гормон увлечения фенилэтиламин (ФЭА) – природный наркотик, родственный амфетаминам. Именно он виноват в том, что при виде «объекта» сердце начинает вдруг бешено колотиться, а в животе что-то будто обрывается. У особо впечатлительных даже потеют ладони и кружится голова. Все эти лирические переживания медики называют скучным словосочетанием «вегетативные реакции».

А самое главное – ФЭА-атака парализует способность к критическому мышлению. Поэтому-то на первых порах предмет обожания видится нам сквозь розовые очки. Пик концентрации этого вещества наступает во время свиданий, а вот после расставания его уровень резко падает, и начинается самая настоящая «ломка», как у заправского наркомана. Тем не менее к фенилэтиламину, как и любому другому наркотику, организм постепенно привыкает, поэтому бурная страсть рано или поздно проходит (перерастёт ли она во что-то большее или пополнит коллекцию воспоминаний, от ФЭА уже не зависит).

Вслед за гипофизом в дело вступают надпочечники – они вырабатывают гормоны страха и страсти: адреналин, норадреналин и кортизол. Этот «коктейль» вызывает бурю эмоций – от стеснения и испуга до желания свернуть горы ради любимого. Адреналин делит с ФЭА ответственность за частый пульс и мокрые ладошки, зато придаёт остроту ощущениям и дарит вдохновение. А кортизол повышает уровень глюкозы в крови, придавая организму бешеный заряд энергии. Однако при длительном воздействии он подавляет иммунитет. Вот почему безумная влюблённость не может длиться вечно – срабатывает защитный механизм, не позволяющий нам умереть от истощения или инфекций.

На заре чувств начинает активно продуцироваться и гормон целеустремлённости дофамин (его называют ещё «охотничьим гормоном»), заставляющий человека полностью концентрироваться на объекте страсти (разделённой или нет – не важно), а заодно приводящий его в состояние эйфории. Эксперименты с использованием томографа показали: при взгляде на предмет воздыханий у нас активизируются участки мозговой системы вознаграждения. Нейрофизиологи объясняют это действием повышенных доз дофамина (примечательно, что с такой же силой «командный» орган реагирует только на кокаин).

По теме

Впрочем, влюблённость приносит не только радость. Тоска, метания, сомнения – непременные спутники трепетных чувств – тоже обусловлены гормонально. Как ни странно, но на пике страсти уровень серотонина, гормона удовольствия, падает вдвое. Кстати, аналогичные показатели наблюдаются у пациентов психиатрических клиник, в частности у больных с синдромом навязчивых состояний (не зря говорят, что любовь похожа на сумасшествие). Помимо прочего, он регулирует сон и работу желудочно-кишечного тракта, и именно из-за острой нехватки этого вещества многим влюблённым не хочется ни спать, ни есть. Зато, когда страсти стихают и отношения становятся более размеренными, уровень серотонина стабилизируется и часто даже бывает повышенным.

Чтобы компенсировать недостаток серотонина, эндокринная система бросает в бой тяжёлую артиллерию в виде эндорфинов. Это та самая прививка счастья и здоровья, которая заставляет влюблённых барышень внезапно хорошеть и упрямо не болеть вопреки явному пренебрежению сном и пищей. Эти гормоны удовольствия высвобождаются не только при общении с возлюбленным, но даже при мысли о нём. По химическому составу они сходны с морфием и действуют так же, как этот болеутоляющий наркотик: расслабляют, успокаивают и поднимают настроение. Когда безотчётная страсть превращается в осознанную привязанность (или, как сказали бы наши бабушки, настоящую любовь), антистрессовая природа эндорфинов даёт ощущение благополучия, безопасности и умиротворённости.

Когда цель достигнута, души и тела соединились, организмы счастливых влюблённых приступают к производству гормона нежности и привязанности – окситоцина (он же «гормон крепких объятий» и «король ласк», образуется при физических контактах разной степени близости). Его влияние на психоэмоциональную сферу обнаружено совсем недавно. Учёные заметили, что в дикой природе устойчивые пары образуются лишь у тех животных, в крови которых присутствует этот гормон, например у лебедей и мышей-полёвок. Скорее всего на людей он оказывает схожее действие. Считается, что именно окситоцин укладывает влюблённых в постель и усиливает удовольствие от любовных игр. А ещё он понижает градус семейных ссор и способствует скорому примирению. В ходе эксперимента с участием полусотни супружеских пар выяснилось, что дополнительный приём этого вещества в разы сокращает количество скандалов и продлевает периоды семейной идиллии.

Однако фаза тихого блаженства, которое приходит на смену буре страстей, тоже рано или поздно заканчивается. В среднем через три года после близкого знакомства чувствительность к гормонам снижается и организм оказывается не в состоянии синтезировать достаточное количество «любовного допинга». Собственно говоря, это подтверждает современная статистика разводов: в 62 странах, где производились подобные изыскания, семьи чаще всего распадаются, немного не дотянув до четвёртой годовщины свадьбы. Единственное, что может подвигнуть эндокринную систему на выработку новых порций «амурных» гормонов, это рождение ребёнка. С появлением малыша биохимическая подпитка родителей усиливается и длится ещё примерно три года (здесь надо заметить, что следующий критический рубеж наступает аккурат на седьмом году совместной жизни).

Правда, не все учёные разделяют мнение о неминуемом угасании любви. Сотрудники Университета Стоуни-Брук в Нью-Йорке наблюдали за работой мозга нескольких пар, проживших в браке больше 20 лет, и нескольких пар молодожёнов и обнаружили, что у 30% супругов со стажем дофамина и окситоцина выделяется ничуть не меньше, чем у начинающих. С точки зрения исследователей, сам человек склонен по прошествии трёх-четырёх лет сомневаться в истинности чувств, но его мозг, сохраняя биохимическую картину любви, ошибаться не может.

Успешно справляясь с мегакорпорациями, люди до сих пор не научились контролировать нежные чувства. В других ситуациях мы проявляем чудеса выдержки и самообладания, но если дело касается любви, мы говорим: «Сердцу не прикажешь!» Но так ли это на самом деле? Ответ кажется простым: чтобы воспарить на крыльях любви, достаточно создать в организме нужный баланс гормонов, благо существуют альтернативные способы их добычи.

Так, дофамин можно получить, занимаясь любимым делом, особенно спортом (многим знаком «кайф бегуна» – приятные ощущения, связанные с движением). Радостная новость для приверженцев менее здорового образа жизни: синтезу этого гормона также способствуют никотин и алкоголь. Продукцию эндорфинов подстегнёт просмотр хорошего фильма или шопинг, а ещё они вырабатываются под действием ультрафиолетовых лучей. К слову, весной организм, отвыкший за зиму от солнца, получает непривычно высокую дозу этих веществ. Считается, что именно они вызывают любовную лихорадку и чувство весеннего пробуждения.

Уровень серотонина проще всего поднять с помощью еды. Эффективнее всего в этих целях витамины группы В (их много в печени, гречке и салатных листьях), а также рыба, орехи, бананы, виноград, апельсины, финики и курага. Тёмный шоколад изобилует фенилэтиламином, а торты, конфеты и прочие сладости с успехом заменяют кортизол. Наконец, мощный выброс адреналина обеспечит прыжок с тарзанки, плавание в окружении акул – словом, всё, что заставит вас дрожать от страха. Впрочем, тем же эффектом обладают и менее опасные виды времяпрепровождения, например контрастный душ.

Однако эндокринологи предупреждают: даже если удастся добиться идеального соотношения «любовных» гормонов, ощущения будут иметь мало общего со светлым чувством. В лучшем случае можно рассчитывать на душевный подъём и прилив энергии, в худшем – затея обернётся приступами тахикардии, перепадами настроения, лишним весом и малоприятными спазмами желудка. А всё потому, что связь между любовью и гормонами односторонняя: любовь провоцирует гормональные всплески, но сами гормоны не способны заставить нас влюбиться.

В этом недавно убедились американские учёные, попытавшиеся вызвать любовь инъекциями гормонов. «Нам так и не удалось найти правильную комбинацию, которая заставила бы человека влюбиться, – признаются экспериментаторы. – Причина в том, что мы можем создать соответствующий гормональный фон, но быть увлечённым одним человеком больше, чем всеми остальными, – это требует чего-то большего, чем просто химия».

Опубликовано:
Отредактировано: 27.04.2010 13:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх