// // Известный экономист рассказывает о причинах неудач в создании Единого экономического пространства

Известный экономист рассказывает о причинах неудач в создании Единого экономического пространства

106

Сергей Глазьев: Бывшие республики нужны друг другу

В разделе

Известный политик и экономист Сергей Глазьев — давний приверженец сохранения тесных связей между странами, некогда входившими в СССР. Он убеждён: сама жизнь заставляет Россию, Белоруссию, Украину и Казахстан объединяться для участия в крупных экономических проектах. Ещё в начале 90-х, занимая пост министра внешнеэкономических связей в правительстве Виктора Черномырдина, Глазьев принимал активное участие в создании концепции единого экономического пространства (ЕЭП). Однако процесс создания ЕЭП тянется вот уже 15 лет. Зачем нужен России такой союз и почему до сих пор он так и не сформирован, Сергей Юрьевич рассказал корреспонденту «Версии».

– Сергей Юрьевич, а почему не получается создать ЕЭП?

— Тому есть много причин. Это и близорукость российского руководства, и особая позиция Украины на постсоветском пространстве. Кроме того, не все страны СНГ согласились подписать двусторонние соглашения о свободной торговле. Например, Туркменбаши взял курс на изоляцию своей страны. А Киргизия и вовсе вступила в ВТО. В итоге Россия сейчас ведёт переговоры о создании ЕЭП с тремя государствами — Белоруссией, Казахстаном и Украиной.

К тому же решения многих вопросов зависят от коррумпированных чиновников, боящихся потерять свои «кормушки». Приведу один пример. ЕЭП предусматривает создание единой наднациональной таможенной службы, как в Евросоюзе. Если бы она была создана, количество чиновников, «кормящихся» за счёт таможни, уменьшилось бы в разы. А те, кто остался бы, потеряли контроль за «прозрачным» экспортом и импортом товаров, что лишило бы их возможности делать на них левые деньги.

Я знаю людей, занимающихся созданием ЕЭП на протяжении 10 лет и не продвинувшихся ни на шаг. Любые переговоры для них заканчиваются десятками выпитых бутылок водки и килограммами съеденной красной икры на банкетах.

— А почему недавно Украина отказалась подписывать пакет документов, представленных ей Россией?

— У украинского руководства есть своё мнение по поводу создания наднациональных органов, например единой таможни. Президент Украины Виктор Ющенко считает, что у нас коррупция, криминал, нет открытой экономической политики, как на территории стран Евросоюза. При этом Ющенко хочет втянуть Украину в Евросоюз, управляемый куда более жёстким образом наднациональными органами в Брюсселе. На мой взгляд, с ним нужно договариваться. Пусть, чтобы ему было спокойно, наднациональные органы будут с центром в Киеве. Но нужно находить с Украиной общий язык, чтобы было подписано хотя бы соглашение о полноценном таможенном союзе.

— Украина идёт на уступки России?

— Да, несмотря на то, что она тяжёлый переговорный партнёр. Но ситуация далеко не безнадёжна: украинцы соглашаются на сохранение зоны свободной торговли, но требуют исключения изъятий. Однако против этого выступают некоторые российские бизнесмены, не заинтересованные в создании ЕЭП. Сейчас они — монополисты на производимые товары или сырьё и боятся, что дешёвые украинские товары уменьшат их прибыли. Например, российские металлурги не хотят пускать украинский металл на наш рынок: он стоит в два раза дешевле, чем наш. Это типичное злоупотребление монопольным положением на рынке, мешающее здоровой конкуренции и развитию государственной экономики. Аналогичная ситуация с сахаропроизводителями. На сегодняшний день нет проблем разве что с поставками нефти и газа, которые мы продаём Украине под государственные гарантии.

Лет 10—15 назад мы напрямую поставляли газ украинским потребителям. «Газпром» не мог собрать денег с населения и принимал взаимозачёты. Поэтому расчёты за газ и электроэнергию перевели на межправительственный уровень: Касьянов убедил Ющенко, который был тогда премьером Украины, перейти на межгосударственные поставки.

По теме

— В ЕЭП предусмотрена единая валюта. Реально ли сделать рубль конвертируемой валютой для стран ЕЭП?

— ЦБ РФ и правительство упустили историческую возможность сохранить государства СНГ в рублёвой зоне. Это упущение нам очень сложно наверстать: наш Центральный банк пока к этому не готов, так как не может нормально организовать денежное обращение даже в России, а не то что в СНГ.

Переговоры с Белоруссией по поводу её вхождения в рублёвую зону застопорились: белорусы не могут получить от российского Центробанка ответы на вопросы о том, как будет финансироваться белорусская экономика и как они будут получать кредиты. Они не будут бегать к московским олигархам за кредитами: президенту Белоруссии Александру Лукашенко эта идея не нравится.

— Вы говорите о некомпетентности денежно-кредитной политики и о том, что нас боятся. И тем не менее другие страны СНГ — Белоруссия, Украина и Казахстан — дают нам возможность вкладывать деньги в совместные проекты...

— Да, это так, формальных препятствий нет, и все эти государства открыты для инвестиций. Для этого нет никаких юридических ограничений, но есть ограничения бюрократически-клановые. Захотелось одному украинскому клану отобрать у другого часть имущества, и жертвами стали российские инвесторы, договорившиеся не с тем кланом. Такая же ситуация в Казахстане: о сделках с крупными предприятиями нужно договариваться с президентом Казахстана.

— Какие совместные проекты есть у России со странами — потенциальными участниками ЕЭП?

— Вся белорусско-российская торговля является совместным проектом. Лукашенко удалось нагрузить Россию обязательством покупать белорусские товары: Белоруссия выторговала это в обмен на получение российского сырья. Благодаря этому уровень производства в Белоруссии на 20% выше, чем был в 90-м году.

Что касается крупномасштабных проектов, здесь ощущается нежелание олигархических кланов разных государств делиться и сотрудничать друг с другом. С этим я связываю провал по созданию трубопровода, который мог бы принимать всю казахстанскую нефть через российскую территорию, и Россия могла бы иметь от этого дополнительные преимущества. Но Казахстан по-прежнему экспортирует нефть по разным трубопроводам.

Необходимость заставляет Россию, Белоруссию, Украину и Казахстан объединяться для участия в крупных инфраструктурных проектах. Например, широко разрекламированная железная дорога из Владивостока в Лондон невозможна без объединения усилий наших государств, так как она через них проходит.

То же самое касается магистральных трубопроводов. Кроме того, наши государства плотно сотрудничают в сфере атомной, ракетно-космической и авиационной промышленности. Очень перспективный проект — это самолёт Ан-70, который мы делаем с Украиной. Есть очень перспективный совместный с Украиной проект «Водный старт» по запуску космических спутников с океанической платформы. Нужно понимать, что воссоздание нашей авиационной и космической промышленности возможно только в рамках консорциума, который включал бы как участников Россию, Украину, Белоруссию и Узбекистан. Для российского авиапрома мало масштабов российского рынка: он не обеспечивает необходимого уровня загрузки наших предприятий.

Наши государства не могут обойтись друг без друга во всех технологических проектах. Странно, что Украина это плохо понимает. К сведению, 80% готовых изделий, произведённых на Украине, сделаны из российских комплектующих. И если вдруг «больные головы» в Киеве затянут Украину в НАТО, то прекратится производство большей части украинских готовых изделий в сфере высоких технологий. Так Украина потеряет свои главные локомотивы экономического роста: Евросоюзу они не нужны, он рассматривает украинских производителей как конкурентов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.11.2016 18:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх