// // Господство Германии в ЕС - не более чем миф

Господство Германии в ЕС - не более чем миф

953

Немецкое доминирование

Господство Германии в ЕС - не более чем миф
В разделе

Последним признаком того, что выход Великобритании из Европейского Союза очевиден, стала публикация в британском таблоиде The Sun, в которой ЕС описывается как "неуклонно расширяющееся федеральное государство во главе с Германией". Хотя изложенные в статье аргументы, касающиеся целесообразности "брекзита", по большей части эмоциональны и не подкреплены фактами, особый интерес представляет заявление о доминировании Германии.

Оплата программ

В 2011 году Daily Mail опубликовал заметку журналиста Саймона Хеффера, предупреждавшего о подъеме "четвертого рейха" - новой немецкой попытке завоевать Европу в период после долгового кризиса. Хеффер интерпретировал стремление Германии помочь другим европейским странам сбалансировать бюджеты, а также желание Берлина координировать экономическую политику в качестве первого шага на пути к «финансовому союзу, который позволит Германии диктовать финансовые условия для остальной части Европы».

Ничего подобного за прошедшие пять лет не произошло, так что не понятно, что подразумевает The Sun, говоря о федерации: ни одна федерация не может существовать без общих налогов. Предположительно, речь идет о ненавистном бюрократическом аппарате ЕС в Брюсселе, который, впрочем, не находится под безраздельным контролем ФРГ.

Самый высокопоставленный немец в иерархии ЕС - Мартин Шульц, президент Европейского парламента. Решение законодательного собрания ЕС имеет меньший приоритет, чем решения парламентов каждого из членов. В Европейской комиссии немцы составляют лишь 10% нетехнического персонала, в то время как население Германии составляет 16% от населения ЕС.

Среди руководства ЕС столько же итальянцев и бельгийцев. Следует также отметить, что немцы не заняли ключевые посты управления: больше всего их работает в аналитическом центре комиссии.

Германия, действительно, немного перепредставлена, когда дело доходит до финансирования программ ЕС. На ее долю, по итогам 2015 года, пришлось около 20,7% ВВП всего ЕС, но ее доля в бюджете ЕС достигла 21,4%. На долю Великобритании приходилось около 16% ВВП ЕС, тогда как доля в бюджете составила всего 12,6%. У Британии нет оснований жаловаться на немецкое "доминирование" в оплате программ ЕС.

«Четвертый рейх»

Таким образом, недовольство сторонников выхода Британии из состава ЕС, говорящих о перепредставленности Гремании в Брюсселе и существовании "сверхдержавы", связаны с другим. Возможно, их беспокоит, что Германия слишком сильна политически и экономически, являясь де-факто центром принятия решений ЕС. Действительно, именно канцлер Германии Ангела Меркель подтолкнула европейцев ввести санкции против России; она и ее министр финансов Вольфганг Шойбле сказали последнее слово в вопросе решения кризиса в Греции; Берлин не посоветовался ни с кем в ЕС, когда пригласил сирийских беженцев в Германию.

Если есть кто-то, кто в последнее время определял европейскую политику всякий раз, когда назревал кризис, то это Меркель. Или Мерикиавели, как окрестили канцлера итальянские журналисты Витторио Фелтри и Дженнаро Сангиулиано в своей книге «Четвертый рейх».

Германия, конечно, является экономической силой этого блока и его самой густонаселенной страной, но если ЕС был создан, чтобы предоставить институциональные преимущества крупным государствам, никто бы не присоединился к нему. Значительная политическая власть Меркель и Германии обусловлена готовностью взять на себя ответственность и финансовые расходы.

По теме

Греция не избежала бы дефолта без немецких денег. Являясь самым крупным кредитором, Берлин, безусловно, имел все основания диктовать условия предоставления финансовой помощи на переговорах. Немецкие политики чувствовали ответственность за сохранение еврозоны - возможно потому, что Германия выигрывает от существования общей валюты с более слабыми экономиками.

Германия является безопасным убежищем для инвесторов, когда другие страны евро попадают в неприятности. Это не вина Германии, однако сильная экспортно-ориентированная экономика - то, к чему другие страны ЕС и должны стремиться, в том числе и Великобритания, чей экспорт в прошлом году составил лишь треть от германского. Эта часть "доминирования" Германии не может регулироваться, и не считаться с ней нельзя, поскольку это подлинная экономическая мощь.

В ситуации с беженцами Меркель также взяла на себя инициативу, потому что ее правительство было готово взять на себя расходы. Другие - нет. Германия приняла положительное решение по 441.800 ходатайствам о предоставлении убежища в прошлом году, по сравнению с 38.370 в Великобритании.

Пределы немецкого господства

И выделение помощи Греции, и кризис с беженцами показали пределы немецкого господства: самой большой нации ЕС разрешают иметь право решающего голоса в затяжных переговорах по сложным вопросам - только если она готова внести больший вклад, чем другие, в совместные проекты. Даже тогда другие могут активно демонстрировать недовольство и несогласие: Германия была эффективно изолирована и оказалась вынуждена заключить унизительную сделку с Турцией, чтобы обуздать приток беженцев.

При Меркель Германия лишь пыталась сохранить ЕС и зону евро вместе, с переменным успехом, следует отметить. Стремись она увеличить свое влияние, о чем говорил Хеффер, Германия бы подталкивала страны блока к более тесной интеграции, финансовому союзу, созданию подобия «федеративного государства», - но Меркель не демонстрировала таких стремлений. Немецкое правительство не будет первым настаивать на более тесной интеграции, потому что пробудит воспоминания о нацистском министре пропаганды Йозефе Геббельсе, который в 1945 году рассуждал о Европе в 2000 году: "Можно с высокой степенью уверенности говорить о том, что к 2000 году Европа будет единой, а Германия, не занятая своими врагами, будет интеллектуальным лидером цивилизованного мира".

Вторая скрипка

Более 70 лет после смерти Геббельса боязнь "четвертого рейха" является самым большим препятствием для германского руководства, не говоря уже о засилье в европейском проекте. Ни один немецкий лидер не хочет, чтобы его действия уподобили устремлениям нацистов. Меркель бы с радостью отказалась от внешнего руководства, если кто-то еще окажется заинтересован в сохранении союза и будет готов платить. Франция, однако, довольствуется ролью второй скрипки, возможно в связи с тем, что ее экономика не столь стабильна. И альянсы других стран - таких, как восточно-европейская антииммигрантская коалиция - это чисто ситуационные объединения, а не попытки взять на себя ведущую роль.

В 2016 году немецкое доминирование в ЕС - не более чем миф. Единственное преимущество Германии над своими соседями - сильная экономика. ЕС не превратится в федеральное государство в ближайшее время, и противники более тесной интеграции должны поблагодарить старый комплекс неполноценности Германии за это.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.07.2016 12:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх