// // Главе Межгосударственного авиационного комитета Татьяне Анодиной могут запретить владеть акциями «Трансаэро»

Главе Межгосударственного авиационного комитета Татьяне Анодиной могут запретить владеть акциями «Трансаэро»

1344

Одним МАКом мазаны

Таких безграничных полномочий, как у Татьяны Анодиной, нет даже у президента страны
Фото: ИТАР-ТАСС
Таких безграничных полномочий, как у Татьяны Анодиной, нет даже у президента страны Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Общественность начинает наступление на ещё одного монополиста, которому 20 лет удаётся скрываться за сугубо техническими компетенциями, разобраться в которых ни рядовым гражданам, ни даже судам до сих пор было не под силу. Как сообщил СМИ на прошлой неделе известный адвокат Игорь Трунов (в частности, он защищал пострадавших при захвате «Норд-Оста» в Москве), к нему обратились несколько потерпевших в результате трёх авиакатастроф, которые произошли за последнее время. Речь идёт о катастрофе Як-42 в Ярославле, когда погиб почти весь состав хоккейного «Локомотива», пермской авиакатастрофе 2008 года и падении Ту-134 под Петрозаводском в июне этого года. Они намерены оспорить компетенцию и привилегии Межгосударственного авиационного комитета (МАК), организации, деятельность и выводы расследований которой до сих пор ещё ни разу не ставились под сомнение. Как сообщил СМИ Трунов, в Верховный суд РФ был направлен иск о признании незаконными ряда подзаконных нормативных актов, регламентирующих деятельность МАК.

На международном уровне в компетентности экспертов МАК, а главное, в беспристрастности и отсутствии ангажированности этого уникального (по своим полномочиям и привилегиям) ведомства усомнились после опубликования выводов об авиакатастрофе под Смоленском, унёсшей жизни около сотни представителей польской элиты, включая и президента этой страны Леха Качиньского с супругой. Тогда, напомним, выводы польских экспертов ни в чём не совпали с результатами, опубликованными МАК. Западные СМИ до сих пор не поставили точку в этой истории – слишком много там неясностей, которые были экспертами Межгосударственного авиационного комитета попросту проигнорированы.

Положение о МАК не менялось уже 20 лет

Потерпевшие в трёх недавних авиакатастрофах, конечно, не относятся к элите соседнего государства и интерес за рубежом вряд ли вызовут. Но, может быть, интерес вызовет уникальное, без преувеличения, положение этого квазигосударственного органа, уже названного «министерством воздушного транспорта, соединённым со следственным комитетом»?

Как сообщил СМИ представитель потерпевших Игорь Трунов, накануне в Верховный суд РФ был направлен иск о признании незаконными ряда подзаконных нормативных актов, регламентирующих деятельность МАК. Речь идёт об указе президента РФ от 05.08.1992 № 439, постановлениях правительства РФ от 23.04.1994 № 367 и от 07.04.1995 № 316 и Соглашении между правительством РФ и МАК об условиях его пребывания на территории РФ от 20.10.1995. Принятые на волне законотворческого беспредела 90-х годов прошлого века, эти документы теперь вызывают у юристов справедливое недоумение. Уже 20 лет МАК, являясь международной общественной организацией, в России занимает очень своеобразное положение. По данным адвоката, «руководители комитета и даже члены их семей пожизненно обладают иммунитетом от судебного преследования»! А также можно предположить, что МАК может вести активную коммерческую деятельность, но при этом полностью освобождён от уплаты каких-либо налогов и сборов. Кроме того, в его помещениях нельзя проводить следственные действия. Заключения МАК по результатам расследования авиакатастроф являются преюдициальными, то есть обязательны для суда и следствия и не требуют доказательств. «Безусловно, Трунов прав – деятельность МАК не вписывается в международную практику, – говорит гендиректор компании «Инфомост» Борис Рыбак. – Я желаю подателям иска всяческого успеха».

«Из документов (которым посвящено обращение в ВС. – Ред.) вылезают совершенно парадоксальные вещи. Есть орган – по статусу – министерство РФ, чиновники этого министерства не платят налогов, не могут быть привлечены к ответственности, имеют дипломатический иммунитет, государство предоставляет им бесплатные помещения, охрану, связь, и т.д., – поражается Трунов. – И это всё – в наше время, когда даже высшее руководство страны всё же является подсудным, например через процедуру импичмента». «Дипиммунитет одновременно со статусом госслужащего – это фантастическая мечта любого российского чиновника», – говорит Трунов. Для чиновников МАК фантастика стала реальностью на целых 20 лет. Собственно, иск пострадавших в катастрофах в ВС и призван не отменить МАК, а лишить его излишних, не соответствующих духу и логике закона компетенций и привилегий.

По теме

На фоне вышесказанного как-то меркнут и такие, без преувеличения, коррупциогенные факторы, как то, что МАК сам сертифицирует всё лётное оборудование и запасные части, при этом же сам и проводит расследования по фактам каких-либо происшествий, катастроф, которые часто бывают вызваны отказом оборудования по причине изношенности или некачественной сборки. «Надзор и расследование физически не должны находится в одном ведомстве – расследованиями всё же должен заниматься Следственный комитет (СКР), а не какие-то ведомства, – полагает юрист. – Надзором – прокуратура. Что же касается экспертизы, в перспективе нужно создать независимое экспертное бюро. Сегодня масса уголовных дел буксует именно из-за ведомственной экспертизы». «Возможно, есть смысл сделать более независимой деятельность по расследованию и по сертификации», – соглашается главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров.

«Следователь получил экспертизу МАК. Решение неподсудно, не обжалуется и преюдициально!» – сокрушается Трунов. По словам юриста, в случае удовлетворения иска все заключения МАК по результатам авиакатастроф, данные за последние 20 лет, потеряют преюдициальную силу. Это станет основанием для пересмотра всех уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Причём эти соглашения были даны комитету не по воле, а вопреки и сверх тех компетенций, которые были возложены на МАК при его создании в 1991 году решением правительств 11 стран СНГ, отмечают эксперты. При этом в других странах СНГ Межгосударственный авиационный комитет не обладает такими широкими полномочиями. Адвокат полагает, что это было «временной мерой», которая растянулась на 20 лет.

Может ли руководитель МАК вести расследование против собственной компании?

Однако, МАК является не только неподконтрольным монополистом в отрасли гражданской авиации. В числе прочих фактов, в иске в Верховный суд указано и на то, что руководитель МАК Татьяна Анодина приходится свекровью главе авиакомпании «Трансаэро» Ольге Плешаковой. Как явствует из перечня аффилированных лиц «Трансаэро», по данным на начало октября 2011 года, в их число входит Татьяна Анодина. Причём она не только является членом совета директоров «Трансаэро» с 1998 года (так в справке. – Ред.), но и акционером – 3% акций авиакомпании принадлежат ей напрямую, даже не через какой-нибудь кипрский офшор или тасманийский траст. Как указано в перечне в отношении Анодиной, помимо вхождения в состав совета и владения акциями, «лицо принадлежит к той же группе лиц, которой принадлежит акционерное общество». Вот так – коротко и ясно. Конечно, в этом официальном документе не указано, что гендиректор «Трансаэро» Ольга Плешакова может использовать МАК как орган, лоббирующий интересы её авиакомпании. Родственные связи, подкреплённые немалым финансовым интересом (акционер заинтересован в прибыли компании – это аксиома) и 20-летней бесконтрольностью, – раздолье для коррупции и лоббистских схем. «Какое уж тут объективное расследование, если должны вести расследование против собственной компании, и при этом её руководство и руководство МАК обладают иммунитетом от судебного преследования и дипломатической неприкосновенностью!» – возмущается Трунов.

«Свершилась мечта любого чиновника! – говорит он. – Руководство МАК защищено от судебного преследования, пользуется дипломатической неприкосновенностью. Таким иммунитетом не обладает даже президент – ведь в отношении его может быть объявлен импичмент, заменяющий суд». Учитывая, что глава МАК Татьяна Анодина имеет невестку Ольгу Плешакову – главу авиакомпании «Трансаэро», а также владеет 3% акций этой компании, ситуация выглядит более чем интересно. «Получается, что глава «Трансаэро» не может быть привлечена к ответственности», – удивляется Трунов.

Допуская наличие совладелицы «Трансаэро» во главе МАК, авиационные власти игнорируют предписание президента

«Может, и есть смысл запретить иметь акции авиакомпаний руководителям надзорных или расследующих органов», – соглашается Роман Гусаров. Добавим, что в каком-то смысле этот запрет уже введён, и не только в авиационной отрасли – по крайней мере данная норма напрямую прописана в законе «О государственной гражданской службе РФ» и в пакете законов о противодействии коррупции.

Вдобавок МАК активно участвует в разработке и создании нормативной базы, которая регламентирует деятельность всей гражданской авиации. Так, на сайте этого ведомства можно ознакомиться с документами «О сертификации (квалификации) авиационной техники, содержащей программное обеспечение» или «Порядком поставки заменяемых компонентов изделий гражданской авиационной техники» и многими другими. Как мы считаем, в этой ситуации родственные связи Татьяны Анодиной и Ольги Плешаковой, а также имущественные права Анодиной в «Трансаэро» не могут быть квалифицированы иначе, как типичный «конфликт интересов» и «двойные стандарты» в действии. Напомним, на том, чтобы включить это понятие и его толкование в этический кодекс российского чиновничества (закреплённый в федеральном законодательстве о государственной гражданской службе. – Ред.), особенно настаивал действующий президент страны Дмитрий Медведев. Видимо, о том, что тесно переплетённые родственные и деловые связи руководства МАК с авиакомпанией «Трансаэро» прямо противоречат чиновной этике, ему своевременно не доложили.

«У МАК есть здоровое зерно, он необходим как система единого пространства СНГ и экспертное сообщество, и в этом смысле я за него двумя руками, но не за эту неподотчётность и неподконтрольность, – говорит Трунов. – Эта временная форма не просто себя изжила, а является питательной средой для того, чтобы Россия оказалась на первом месте по количеству авиакатастроф. Мы платим за это жизнями граждан. Думаю, нужна единая система, обслуживающая и регламентирующая отрасль гражданской авиации».

Опубликовано:
Отредактировано: 05.12.2011 16:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх