// // Генерал-полковник Леонид Ивашов: Армия больше деградирует, чем восстанавливается

Генерал-полковник Леонид Ивашов: Армия больше деградирует, чем восстанавливается

383
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

У президента Академии геополитических проблем Леонида Ивашова нет иллюзий относительно обстановки, которая сегодня складывается в мире. Чего только стоит опыт проведения сложнейших переговоров относительно судьбы Югославии с представителями США в то время, как у них уже существовал план разрушения этой страны. Сегодня генерал-полковник Ивашов отвечает на вопросы «Нашей Версии».

–Леонид Григорьевич, как изменилась геополитическая ситуация в мире после событий в Южной Осетии?

– Я бы не говорил о каких-то кардинальных переменах, но некоторые изменения, конечно, произошли. Во-первых, Россия активными действиями по защите и своих граждан, и своих интересов укрепила свой международный престиж. Наша страна продемонстрировала определённую самостоятельность как в международных делах, так и в делах, касающихся постсоветского пространства, что не могло не вызвать уважения. Во-вторых, победа российских войск и вся эта новая ситуация ослабили позиции США, которые практически ничего не могли сделать для того, чтобы помешать действиям России на Кавказе. Ещё плюс, что Россия сейчас наращивает своё присутствие и политическое влияние в регионе, а американские корабли болтаются без дела. Так что соотношение сил, которое после распада СССР всегда было в пользу США и имело уровень решающего превосходства, сейчас несколько меняется. Да, Штаты имеют в мире больший политический, экономический и особенно военный вес, но Россия сейчас чуть-чуть выровняла соотношение сил.

– То есть можно сказать, что Россия стала сильнее?

– Да, политически, дипломатически и морально стала, а вот в военном отношении за эти месяцы, конечно, нет. Но по крайней мере у нашего военно-политического руководства появилась какая-то решимость делать что-то к лучшему. Хотя практические шаги пока не обозначены.

– Президент Медведев сказал, что события 8 августа для России всё равно что 11 сентября для США. У меня такое ощущение, что эта фраза больше для западной публики.

– Возможно, он это сказал для более эмоционального восприятия скорее российскими гражданами. Но нельзя сравнивать два совершенно разных и по характеру, и по эмоциональному восприятию, и по масштабам события.

– На ваш взгляд, достаточны ли те меры по противодействию ПРО США, о которых говорил президент в послании Федеральному собранию (сохранение трёх ракетных полков под Козельском, развёртывание в Калининграде ракетных комплексов «Искандер» и осуществление радиоэлектронного подавления американской ПРО)?

– Это микроскопические меры, и здесь больше вопросов, чем ответов. Мы нейтрализуем лишь два из тысяч элементов ПРО. Тем более это не решает проблему наращивания американского ударного стратегического потенциала.

Например, о том, что касается тех же ракетных соединений под Козельском. Кстати, ракеты «Стилет», из которых и состоят данные формирования, в своё время, как говорится, взяли в сухом виде за долги на Украине. И если эти ракеты ещё имеют потенциал и запас прочности, то как же так получилось, что полки попали под расформирование? Здесь нужно разбираться: почему в то время как США наращивают ПРО, а наш ядерный потенциал деградирует, кто-то поставил боеготовую дивизию в график расформирования? Однако сейчас мы подаём это как некий жест: дескать, президент приостановил расформирование. И относительно «Искандеров» тоже нет никакой сенсации. Новая и лучшая техника всегда шла в те округа и группы войск, которые находятся ближе к вероятному противнику. А вот нужно ли нам было, объявляя об этом, пугать Европу – это вопрос. И информация о радиоэлектронном оборудовании для подавления ПРО США, которое мы будем разворачивать, тоже, что называется, для внутреннего потребления, чтобы показать, что у нас с обороной и безопасностью всё хорошо и руководство заботится о гражданах.

По теме

– Также Дмитрий Медведев сказал, что наша армия восстановила обороноспособность…

– Мне совершенно не понятна эта фраза президента. Если имелось в виду восстановление нашей армии после потерь в грузино-осетинском конфликте, то, возможно, да. Но если речь идёт вообще о восстановлении боеспособности наших ВС, то от чего, собственно говоря, мы отталкиваемся? Когда они стали небоеспособны – то ли идёт сравнение с временами СССР, то ли с ВС в 90-е годы? Насколько мне известно, наша армия и в военно-техническом, и в моральном отношении больше деградирует, чем восстанавливается. Если уж мы говорим, что коренным образом изменилась геополитическая ситуация в мире, значит, изменились и масштабы военных угроз. Нужен системный подход, а не закулисные решения, принятые без военно-общественной и научной экспертизы.

Мы только уходим от проблемы, маскируя её мелкими и частными шагами. Нельзя говорить о том, что произойдёт быстрое переоснащение армии, потому что у нас нет ни материально-конструкторской базы, ни технологий, ни кооперации, а наука просто задавлена.

– Стоило ли нам из-за полёта двух российских бомбардировщиков в Венесуэлу разворачивать такую пропагандистскую кампанию? И у «той стороны» лишний повод сказать о наших «ржавых» самолётах.

ЦРУ и разведструктуры НАТО прекрасно знают состояние наших ВС и то, сколько часов осталось летать нашим самолётам, и не пугаются этого. Но для нашей общественности, которая обеспокоена состоянием наших ВС, а также теми угрозами, которые формирует Запад, и прежде всего США, демонстрируется, что вот у нас что-то есть и что-то летает. Под Нижним Новгородом идут учения, и по ТВ идёт репортаж, что действуют Сухопутные войска, десантники, авиация… Но поскольку в этом районе нет боеготовых авиационных частей (либо лётчики не имеют налёта, либо техника не летает), с Кубинки перебрасывают пилотажную группу и имитируют воздушный бой. А ведь у этих самолётов нет даже подвесок для ракет, и хотя лётчики очень опытные, но подготовлены совершенно для других целей. Зачем и кому нужно это враньё?

– Похоже на показуху советских времён…

– В советские времена и показуха была, но и было чем воевать. Есть учебная техника, которую добивают на полигонах, а есть техника боевого применения, которую берегут. И там тоже была показуха, особенно для иностранцев, но мы знали и то, что у нас есть чем воевать.

– Адмирал Балтин, царство ему небесное, говорил мне, что «армия США хорошо технически оснащена, сыта и одета, но никогда не была победоносной. И не будет! Сила государства и мощь его обороноспособности определяется только в процессе боевых действий. А если кто-то сейчас делает какие-то голословные заявления, это ещё ни о чём не говорит». Может, это прозвучит наивно, но во мне живёт твёрдое убеждение, что мы всё равно победим – при любом раскладе.

– Самая большая угроза любому государству и любому народу – это недооценка и непонимание угроз! Мы видим, что США не отказываются от своей геополитической стратегии на доминирование и от того, чтобы не дать возродиться России как мощной и сильной державе. Кто бы там ни пришёл к власти, эта линия будет продолжена. Мы недооцениваем, для чего США около 300 млрд. долларов вбухали в систему ПРО, что такое концепция быстрого глобального удара (БГУ), когда в течение нескольких часов уничтожается военная система любого государства, и почему она настойчиво реализуется в соответствии с директивой Буша от января 2003 года. Но эта логика прочитывается ясно: США за счёт ПРО девальвируют наш ракетно-ядерный потенциал и будут готовы в течение четырёх-шести часов несколькими тысячами крылатых ракет различного типа базирования нанести быстрый удар. Хотя они и говорят, что он возможен в отношении государств-изгоев и террористов, но мы должны всё это примерять на себя, потому что являемся сегодня объектом номер один для такого удара. И даже если США его не нанесут, то всё равно кардинально изменится геополитическая ситуация и начнётся мощнейшее давление на нашу политику, а если мы не согласимся, то возможен предупредительный быстрый короткий удар – и опять ультиматум. Если не примем его или замешкаемся – будет второй удар, возможно с демонстрацией ядерного оружия малой мощности, – и это реалии!

– Но нам же есть чем ответить…

– Пока есть, но до 2015 года надо найти организационно-технические решения для того, чтобы преодолеть систему ПРО, а также предотвратить БГУ. По-моему, руководство нашей страны не до конца понимает всю опасность, а ведь нам нужно уже сегодня и немедленно мобилизовать наши конструкторские и технологические силы на преодоление системы ПРО. Таковыми могут быть наша авиация с крылатыми ракетами, тяжёлые ракетные крейсеры, находящиеся где-то в районе досягаемости территории США и, конечно, подводные силы. Нужно создавать такую группировку, и лишь в этом случае мы ещё можем остановить и давление США, и особенно их удар. Главное, нам нужно иметь постоянную возможность нанесения мощного удара и неприемлемого ущерба не по Европе, а по территории США, потому что только это сможет остановить реализацию их планов. В стратегии нацбезопасности США заложена формула: установление контроля над ключевыми районами мира, стратегическими коммуникациями и глобальными ресурсами. Кстати, в этом смысле США выполнили свою задачу в Ираке, а на Иране они могут опробовать концепцию БГУ.

– Так что нам не стоит на что-то рассчитывать в связи с приходом Обамы…

– Никакой Обама в сущности американской политики ничего не изменит. Будет просто новая обёртка и больше улыбок. Клинтон тоже всё время улыбался, и тем не менее двигал НАТО на Восток и бомбил Югославию. В 1997 году в Хельсинки встречались Ельцин и Клинтон, и я входил в состав делегации. Помню, Ельцин тогда сказал президенту США: «Слушай, Билл, а давай ликвидируем крылатые ракеты как класс!» Клинтон, который как раз тогда был там со сломанной ногой, сказал: «Борис, если я приму такое решение, то до Америки не долечу, потому что меня свои же собьют».

Беседовал Александр
Опубликовано:
Отредактировано: 17.12.2008 16:09
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх