// // Где и как принимаются самые важные для России решения

Где и как принимаются самые важные для России решения

4020

Две башни Кремля

5
В разделе

Российский орёл, оказалось, и правда двуглавый. Окончательно это стало понятно благодаря украинскому кризису. Помните, как полгода назад главы ДНР и ЛНР в белорусской столице вначале наотрез отказались, но затем, буквально в последние минуты минского саммита, неожиданно подписались под соглашениями о перемирии? Почему же отказывались? «Настояла Москва!» А зачем же тогда подписали? «Настояла Москва!»

Нет, это были не две разные Москвы – просто стороны, представляющие народные республики, согласовывали свои действия, так сказать, с двумя разными кремлёвскими башнями. Точно так же сегодня у нас и во внешней политике, и в экономике – принимают решения головы, глядящие, фигурально выражаясь, в противоположные стороны. А бездумная смена политических фигур угрожает нарушить баланс сил в нашем государстве.

Случившийся на минувшей неделе неожиданный для всех уход в большую политику Владимира Якунина стал ещё одной демонстрацией наличия в руководстве страны двух центров силы. Покинувший свой пост глава РЖД, впрочем, не принадлежал ни к одному из них, хотя представители той головы орла, что развёрнута к Западу, неоднократно предпринимали попытки спихнуть приближённого к президенту страны руководителя с его высокого кресла. Но зачем же Якунин ушёл? Да затем, что главе государства именно сейчас, когда противостояние двух «башен» становится всё очевиднее и ощутимее, нужны ошуюю именно такие, как Якунин, – не вовлечённые ни в один из двух центров силы. И нужны они не на хозяйственных, а на политически важных постах. Недаром свой неожиданный для большинства уход, казалось бы, записной хозяйственник Якунин предварил выходом двух научных статей на тему международной политики и глобальной экономики. Сегодня рано ощипывать лепестки ромашки, гадая, готовят ли Якунина в преемники главе государства, в премьеры или куда-то ещё – важно не это. Важно то, что двум оформившимся центрам силы на Старой площади готовят слегка подзабытую «систему сдержек и противовесов», подобную той, что существовала два десятилетия назад.

«Ястребы»-либералы и «голуби»-консерваторы

Первым про два формирующихся центра принятия решений поведал осенью позапрошлого года глава КПРФ Геннадий Зюганов: «Я думаю, что в Кремле есть две башни». Причём про ту «башню», которая ближе к Европе, Зюганов высказался весьма нелицеприятно и прямо: дескать, симпатизируют Западу и играют на руку Вашингтону с Брюсселем. Эту «башню Кремля» мы условно назовём либеральной. Другую «башню» лучше прочих охарактеризовал бывший советник президента России Андрей Илларионов, обозначив их «сторонниками имперской позиции». В противовес либералам назовём их консерваторами – тоже условно, для удобства.

Основные представители либеральной башни – первый вице-премьер Игорь Шувалов, зампред правительства Аркадий Дворкович и министр финансов Антон Силуанов. Политолог и экономист Михаил Делягин так охарактеризовал неформального лидера либералов: «Шувалов является ключевым звеном правительства Медведева, дирижируя в интересах либерального клана почти всей социально-экономической и значительной частью кадровой политики. Его административные возможности исключительно велики. Его жёсткость при абсолютной верности либеральной идеологии и либеральному клану (и глобальному бизнесу, интересы которого этот клан обслуживает) будут востребованы, пока будет востребован либеральный клан и, вероятно, ещё нанесут России колоссальный вред». Другая «башня», консервативная, управляется шефом президентской администрации Сергеем Ивановым, главой Совбеза Николаем Патрушевым и председателем Государственной думы Сергеем Нарышкиным. По мнению Андрея Илларионова, усиление консерваторов, костяк которых состоит из бывших сотрудников спецслужб, произошло в середине марта текущего года: «Иванов теперь присутствует чуть ли не на всех мероприятиях, на которых присутствует Путин, таким своеобразным вторым лицом». «Такого нет нигде, ни в одной другой стране, независимо, являются они демократическими или тоталитарными», – уверяет эксперт, подчёркивая, что «такого рода явления не являются случайными».

Kомментарий

Николай СТАРИКОВ, писатель, общественник:

– Противостояние либералов и патриотов в российской власти началось не сегодня, оно существовало на протяжении всей новейшей истории нашей страны. Есть два пути развития государства: часть российской элиты, которую можно условно назвать либералами, убеждена, что Россия должна отказаться от своих национальных особенностей и интересов, чтобы «встроиться» в мировую систему со всеми её плюсами и огромными минусами. Другая часть элиты, патриоты, считает, что мы станем сильными только тогда, когда российское государство сможет отстаивать свои интересы и начнёт строить свой собственный цивилизационный проект. Вот и весь смысл противоречий между патриотами и либералами – если кратко. А президент вынужден балансировать, искать компромиссы и точки взаимодействия с обоими флангами – именно поэтому в правительстве есть и либералы (министр финансов Антон Силуанов, министр образования Дмитрий Ливанов), и патриоты (вице-премьер Дмитрий Рогозин, министр культуры Владимир Мединский). И всё бы ничего, когда бы в России резко не изменилась внешнеполитическая ситуация. В изменившейся обстановке ситуация «лебедь, рак и щука» внутри правительства представляется недопустимой. Это опасно для существования нашей страны. Министр финансов предлагает сократить военный бюджет – в ситуации, когда на наших границах ведутся масштабные военные действия. Но, с точки зрения либерала, всё в порядке: ему мнится, что надо не укреплять обороноспособность, а искать компромиссы с западными державами. Хотя ясно, что с Западом договориться скорее всего невозможно и только рост обороноспособности может обеспечить нашу безопасность.

Между двух «башен» существует брожение: это скорее не группы поддержки «голубей» или «ястребов», а те, кто им в силу тех или иных причин мешает жить. К примеру, министр культуры Владимир Мединский или уже упомянутый Владимир Якунин заметно мешают либералам, а глава МВД Владимир Колокольцев или министр обороны Сергей Шойгу (по меткой характеристике аналитика Александра Разуваева – «самый большой патриот среди либералов и самый большой либерал среди патриотов») – консерваторам. Ну а враг моего врага, понятное дело, мой друг – вот так и находят в политике союзников. Кстати, подмечено, что наши либералы действуют намного жёстче консерваторов, так что и традиционное деление на «голубей» и «ястребов» в российском случае также весьма и весьма условно.

Внутри каждой «башни» политические оппоненты запросто уживаются друг с другом

Чисто условными в плане идеологии выглядят и политические союзы, которые создают представители либералов и консерваторов. Скажем, Сергей Иванов явно благоволит бывшему министру финансов Андрею Кудрину, который не просто считается – является записным либералом из ненавистной консерваторам когорты Гайдара с Чубайсом. Вот как описывает этот странный альянс Андрей Илларионов: «Кудрин всё чаще оперирует набором определений, более характерным для господина Иванова или для господина Рогозина. В свою очередь, господин Иванов на Петербургском экономическом форуме внезапно расплылся в любезностях по отношению к Кудрину. Мне кажется, обменявшись этими любезностями, Кудрин с Ивановым публично продемонстрировали новый формирующийся на наших глазах тандем двух самых близких Владимиру Путину людей (один с точки зрения безопасности, другой – с точки зрения экономики). Вдвоём они сделали заявку на некое руководство страной в том случае, если вдруг что-то случится с первым лицом». Что же до неожиданных тандемов в стане либералов, то и у них таковые в наличии. Как вам возможный альянс Шувалова и Дворковича с главой «Роснефти» Игорем Сечиным, которого обычно записывают в силовики? И случайно ли, что полгода назад в контексте мнимого «путча силовиков» главред «Независимой газеты» Константин Ремчуков сообщил о планирующейся якобы со дня на день отставке Сечина? Вот такие две «башни», вот такие альянсы.

Впрочем, чему удивляться? В новейшей истории России подобное уже происходило. Помните, как в конце 90-х политологи и журналисты с удивлением констатировали, что в руководстве страны делят власть две как бы идейно противоположные группы, «демократы» и «патриоты»? Причём в «патриоты» тогда записали, помнится, даже политического авантюриста Бориса Березовского – он-де привлекал к руководству страной силовиков. Помнится, журналисты в те времена гадали, ломая головы, в какой стан зачислить тогдашних премьера Сергея Степашина, главу Совбеза Александра Лебедя или генерала Льва Рохлина: вроде бы демократы, а приглядишься внимательней – патриоты.

Водораздел между «башнями» – не идеология, а финансы

Но если водораздел между либералами и консерваторами проходит, как мы сейчас установили, явно не по линии идеологии (иначе и Сечин с Дворковичем, и Кудрин с Ивановым ни за что бы не ужились внутри одного дискурса), то где же та грань, отделяющая одних от других? Политолог Олег Бондаренко высказал, кажется, единственно верную догадку: «голубей» с «ястребами» разделяют вовсе не идейные противоречия, водораздел проходит «по линии бизнеса, а не идеологии». В общем, всё дело, как выясняется, в деньгах. В этом контексте своеобразно расписал принадлежность элит к «ястребам» и «голубям» глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко: «Те, кто связан с ВПК и госзаказом, – это скорее «ястребы». Или, если угодно, «партия войны». А те, чьи интересы находятся в сфере ТЭКа – братья Ковальчуки, Геннадий Тимченко, Вагит Алекперов, – «голуби», «партия мира». Однозначно в неё входят и банкиры, зарабатывающие тем, что задорого продают в России дешёвые деньги с Запада. А вот предприниматели, связанные с крупными инфраструктурными проектами (Аркадий и Борис Ротенберги, к примеру), изначально принадлежали к «партии мира», но санкции США их вытолкнули в «партию войны». Владислав Сурков находится где-то посередине. А президент при этом следит за балансом сил».

Противостояние «голубей» с «ястребами» ничем не грозит безопасности страны

В заключение необходимо сказать несколько слов о природе нынешнего раздвоения среди высоких управленцев. Принято считать, что активировал раздвоение именно прошлогодний украинский кризис. На поверку же это не совсем так. Первый публичный раскол в нынешней правящей элите произошёл весной 2011 года. Так, во всяком случае, полагает политолог Виталий Третьяков: «Первый публичный спор между членами правящего тандема возник из-за резолюции Совбеза ООН против Ливии. Путин выступил с критикой не только действий «международной коалиции» после принятия резолюции Совбеза, на которую Россия не наложила вето, но и самой резолюции. А Медведев ответил второму члену «правящего тандема» не обтекаемо или косвенно, а чётко и категорично, даже упрекнув за «безответственность» использования сравнения с «крестовыми походами». Такого раньше никогда не бывало. Ливия после этого заочного, но публичного спора между Путиным и Медведевым, отошла для нас на третий план. На первом плане оказался раскол в тандеме и его возможные последствия».

Эти последствия, впрочем, далеко не зашли. И едва ли зайдут: как справедливо подметил замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин, «дискуссия, идущая в элитах, это нормально. Даже при Сталине с ним вели споры маршалы Жуков и Шапошников». А ныне ожидать от элиты консолидированной позиции и вовсе наивно.

P.S. Возвращаясь к началу этого текста: наверху действительно вот-вот произойдут перемены, предвестником которых стал неожиданный уход в политику главы РЖД Владимира Якунина. Этот уход может повлечь за собой грандиозные перестановки во властных структурах. Говорят, что Якунин возглавит Совет Федерации, а его нынешний спикер Валентина Матвиенко перейдёт на работу в администрацию президента. Ну а Сергей Иванов, возможно, возглавит правительство. Кто говорит? Михаил Дворкович, брат «голубя» Аркадия Дворковича. Поживём – увидим.

Мнение

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, политолог:

– Ни о какой консолидированной позиции российских элит и речи быть не может, её не было ни 10 или 20 лет назад, нет и сейчас и, думаю, ещё долго не будет. Даже по «крымскому вопросу» не удалось достичь согласия – те представители власти, у кого были на Западе свои интересы, не собирались попадать под санкции. Впрочем, и особого смысла в консолидации элиты сегодня нет – все решения всё равно принимает лично президент России, давая при этом понять, что позиция элит ему в целом до лампочки. Его вполне устраивает чуть ли не 90-процентная поддержка населения, и она является достаточным аргументом, почему президент не обязан обращать внимания на мнение элит. В свою очередь, эти элиты могут быть чем-то недовольны, но предпосылок для их восстания я не вижу. И хотя на непубличном уровне достаточно много говорится о том, что элитам не нравится обострение отношений с Западом, так как их бизнес и жизненные стратегии выстраивались с ориентацией на Запад, и никто из них не собирается доживать век в Крыму, а не на Лазурном побережье, это одни только пустые словеса. На публичном уровне полемика внутри элит не только не проявляется, но, кажется, не ведётся вообще. Какие там «голуби» и «ястребы»? Главный «ястреб» у нас – сам президент.

Михаил ХАЗИН, экономист:

– Обратите внимание: в 2012 году Владимир Путин вернулся к руководству страной на принципиально иных, нежели в 2000 году, условиях. В первый раз он получил свой президентский мандат от элиты, не имея возможности что-то принципиально изменить в правилах игры. Но в 2012 году ситуация изменилась коренным образом: свой новый мандат Путин получил не от элиты, а от народа, одновременно с этим обретя право на принципиальные изменения правил. С точки зрения руководителя, получившего мандат от народа, да и с учётом государственных интересов, Путин мог бы «зачистить» либералов – из-за одного только саботажа его майских указов. Однако политическая целесообразность диктует ему быть предусмотрительнее: поскольку во власти сегодня две активные группировки, ликвидация либералов автоматически поставила бы президента в полную зависимость от силовиков-патриотов. И это автоматически лишило бы его свободы в части выполнения своего мандата перед народом. Вот в этом-то и кроется причина того, что останавливает Путина от наказания либеральных чиновников за их откровенное вредительство. Кроме того, увольнение либералов привело бы к усилению антиамериканской линии и спровоцировало бы открытое противостояние с США, к которому мы сейчас не готовы, прежде всего экономически. В целом же нынешняя ситуация с российскими элитами мало отличается от того, что было во времена Ивана Грозного, Петра I или даже Сталина.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.08.2015 07:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх