Версия // Конфликт // «Фармстандарт», Takeda и другие: кто превратит в пыль некогда могучую бизнес-империю Бориса Шпигеля

«Фармстандарт», Takeda и другие: кто превратит в пыль некогда могучую бизнес-империю Бориса Шпигеля

16315

Пошла прахом

«Фармстандарт», Takeda и другие: кто превратит в пыль некогда могучую бизнес-империю Бориса Шпигеля (фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ)
В разделе

После оглашения приговора фигурантам дела Белозерцева-Шпигеля битва за активы ГК «Биотэк» разгорелась с новой силой. Кредиторы заранее выстроились в очередь, и в случае удовлетворения всех исковых требований от бизнес-империи четы Шпигелей может не остаться камня на камне.

Эпиграфом к этой статье вполне может служить древнее латинское философское высказывание Sic transit gloria mundi («Так проходит земная слава»). Ведь еще в конце 2020 года группа компаний «Биотэк» замыкала десятку крупнейших фармацевтических дистрибуторов России, а у ее основателя и фактического главы (юридически большинство активов, входящих в холдинг, оформлены на его супругу Евгению Шпигель) Бориса Шпигеля было негласное звание «короля госзаказа». Также неофициально экс-сенатора от Пензенской области называли «решалой» и поговаривали, что в его присутствии ходили на цыпочках и разговаривали шепотом не только его непосредственные подчиненные.

Для Бориса Шпигеля, некогда с ноги открывавшего двери самых высоких кабинетов, все изменилось в 2021 году. В марте был арестован на тот момент действующий губернатор Пензенской области Иван Белозерцев – по подозрению в получении крупных взяток. В это же время угодил в СИЗО и сам Шпигель – в качестве подозреваемого в даче этих самых взяток. Вместе с основными фигурантами в следственных изоляторах оказались и несколько соучастников, включая Евгению Шпигель. Дело Белозерцева-Шпигеля получило широкий резонанс. Сам Борис Исаакович то объявлял это дело «политическим заказом», то жаловался прессе, что таким образом у него хотят отнять бизнес, а его самого, ввиду слабого здоровья и наличия «букета» серьезных заболеваний, сгноить в тюрьме.

Но все оказалось куда как тривиальней: следствию удалось доказать, что чета Шпигелей с соучастниками неоднократно передавала Ивану Белозерцеву взятки, общая сумма которых превысила 31 миллион рублей, за общее покровительство деятельности ГК «Биотэк». Именно этим и объясняется, что до ареста Шпигеля холдинг регулярно выигрывал выгодные госконтракты, общая сумма которых оценивается почти в десять миллиардов рублей, а после его ареста вдруг перестал. По итогам 2021 года «Биотэк» съехал на 19-ю строчку рейтинга российских фармдиструбуторов, а в 2022 году и вовсе из него вылетел. В 2023 году в структурах компании начались процедуры банкротства, и кредиторы уже выстроились в очередь за причитающимися им долгами рассыпающейся в прах бизнес-империи.

«Мы делили апельсин»

Измайловский районный суд Москвы 25 января вынес приговор: Ивану Белозерцеву назначить 12 лет колонии строгого режима и штраф 450 млн рублей, Борису Шпигелю – 11 лет колонии строгого режима и штраф 450 млн рублей, Евгении Шпигель – 8,5 лет колонии общего режима, остальным фигурантам – от 7,5 до 8,5 лет лишения свободы. Параллельно с вынесением основного приговора Октябрьский районный суд Пензы частично удовлетворил иск Генпрокуратуры, требовавшей взыскать с ответчиков 9,9 млрд рублей, полученных по госконтрактам коррупционным путем. Сумма «частичного удовлетворения» составила более 8,1 млрд рублей. Расплачиваться с государством по этому иску ответчикам, скорее всего, придется и собственным имуществом, и активами ГК «Биотэк». А то, что может остаться после того, как государство возьмет свое, пойдет на оплату требований частных кредиторов. Хватит ли «Биотэка» на всех желающих, пока неясно.

По теме

А желающих взять себе кусочек «Биотэка», судя по реестру кредиторов – несколько десятков. Общая сумма их требований оценивается примерно в 2,5 млрд рублей, но она постоянно варьируется, как и сам список. Суд пока что не добавляет ясности в ситуацию, то включая контрагентов в реестр кредиторов, то выводя их за его пределы.

Так, например, банк «Санкт-Петербург» требовал с «Биотэка» 396 млн рублей, однако арбитражный суд отказал ему во включении в реестр первостепенных кредиторов и сократил сумму требований до 103 млн рублей. А компания Петра Белого «Промомед» претендует на 437,5 млн рублей. Российская «дочка» компании Johnson&Johnson хочет заполучить 580 млн рублей. Одно из самых скромных требований – иск ООО «Эллара» всего лишь на 15 млн рублей.

Активно пытается включиться в реестр кредиторов и «Фармстандарт» Виктора Харитонина. Сумма его требований составляет 613 млн рублей и, учитывая, что акции пензенской «Фармации», входящей в ГК «Биотэк», заложены «Фармстандарту» в качестве обеспечения по договорам поставки и агентскому договору, шансы на преимущественное право удовлетворения требований у него имеются.

Пока никак себя явно не проявил «Р-Фарм» Алексея Репика, которого злые языки долгое время упорно называли основным выгодоприобретателем от развала «Биотэка» и его исчезновения с фармрынка, поскольку их основная конкуренция происходила как раз в «жирной» нише госконтрактов. Зато в список кредиторов «Биотэка» решением кассационного суда вернулась «Такеда Фармасьютикал» – российская «дочка» японского фармпроизводителя. Не далее как полгода назад СМИ сообщали, что «Р-Фарм» и Takeda Pharmaceutical достигли принципиальных договоренностой о продаже завода японской компании в Ярославле – впрочем, с тех пор новостей о закрытии этой сделки так и не появилось.

Остатки былой роскоши

И сейчас, конечно, всех кредиторов волнует вопрос, останется ли от «Биотэка» что-нибудь на их долю после удовлетворения требований государства в лице Генпрокуратуры? При этом сам Борис Шпигель считает банкротство своего бизнес-детища «недружественным». По его мнению, бизнес-партнеры могли бы продолжать сотрудничество с «Биотэком», что позволило бы в долгосрочной перспективе закрыть текущие обязательства компании перед ними, но вместо этого они предпочли обратиться в суд. Похоже, что никто из нынешних кредиторов уже не верит в «долгосрочные перспективы» разваливающегося холдинга.

Даже адвокаты Шпигеля оценивают перспективы его бизнес-империи как «нерадужные». При этом дают понять, что Шпигель все еще рассчитывает сохранить за собой хоть какую-то часть активов, ведь нахождение в местах лишения свободы по закону не лишает человека права пользоваться своим имуществом, напоминают адвокаты. Однако такое может произойти только в том случае, если от этих активов хоть что-нибудь останется после удовлетворения требований всех кредиторов.

При этом нельзя сказать, что владельцы не пытались спасти «Биотэк». Пытались, и для этого Евгения Шпигель весной 2023 года выписала генеральную доверенность на управление активами Дмитрию Руцкому, владельцу ГК «Аптечные традиции», человеку явно опытному в фармбизнесе и лояльному к Шпигелям. Однако, похоже, этот план не сработал, и уже в октябре карт-бланш перешел в руки некоего Игоря Мироненкова, в этой ситуации больше похожего на зиц-председателя, а Руцкой отошел в сторону со словами «Я приходил сохранять и развивать холдинг. Закапывать – не моя специализация». И его нежелание выглядеть могильщиком «Биотэка» вполне объяснимо и оправданно.

Судя по всему, окончательный распад бизнес-империи Шпигеля и исчезновение ГК «Биотэк» с фармрынка уже не за горами. И его надежды на продолжение бизнеса, находясь в колонии строгого режима, весьма и весьма призрачны. К тому же, учитывая 70-летний возраст, ряд хронических заболеваний и 11-летний приговор, Борис Исаакович вполне может закончить свои дни в местах лишения свободы. Так и проходит земная слава.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 31.01.2024 17:18
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх