// // Евгения Чирикова: Надо избираться в Думу

Евгения Чирикова: Надо избираться в Думу

528
Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ
В разделе

Последние события в России выдвинули целую плеяду молодых людей, для которых активное участие в общественной жизни – призвание и потребность. Да и на политической арене в России давно нужны перемены. Лидерам ведущих оппозиционных партий – Зюганову, Миронову и Жириновскому – в районе 60. У представителей нового поколения политиков – разные репутации и разные взгляды на будущее страны. Но они едины в своей решимости стать звёздами на политической сцене. «Наша Версия» открывает публикацию серии интервью с ними. Журналистка Ирина Мишина беседует с Евгенией Чириковой – лидером движения «Экологическая оборона Московской области», незарегистрированного «Движения в защиту Химкинского леса», членом оргкомитета «Стратегия-31».

В 2011 году вице-президент США Джозеф Байден вручил Евгении Чириковой награду «За храбрость» (Woman of Courage Award). В январе этого года она в числе других представителей оппозиции была приглашена на встречу с новым послом США в России Майклом Макфолом. 8 апреля её задержали на Красной площади во время акции оппозиции за попытку установить палатку. Таким образом Евгения Чирикова, по её словам, «хотела продемонстрировать пример ненасильственного гражданского протеста». Время от времени в прессе пишут, что экологические и политические проекты Чириковой – коммерческие. В ответ она обычно отвечает стандартно: «А вы не знали?» Чего же добивается эта женщина?

– Евгения, российской политике как-то не везёт с женщинами. Они часто посвящают себя общественному служению, чтобы заполнить какой-то вакуум в личной жизни. Ещё чаще их туда направляют для обеспечения «процента общественной активности». Так было с «ткачихами-поварихами» в советские времена, со спортсменками, артистками в нынешней Госдуме. Что вы думаете о женской доле в российской политике?

– Я считаю, что любой человек может сделать что-то полезное для общества, только если он успешен в личной и семейной жизни. Если ты не можешь обеспечить счастье своих родных, то как ты сможешь осчастливить общество? Поэтому сначала надо создать свой островок семейного счастья, родить детей и только после этого заниматься счастьем планеты.

– Вы стали заниматься общественной деятельностью, причём оппозиционной, уже будучи мамой двух дочерей. У вас не было страха за них?

– Защитой Химкинского леса я начала заниматься на последнем месяце своей второй беременности летом 2007 года. Я гуляла по нашему лесу и начала замечать на деревьях какие-то отметки. Оказалось, помечали деревья для вырубки. В этой связи я и начала бить тревогу. Поначалу я просто думала о том, где гулять с грудничком, если леса не будет. Мы в своё время специально переехали в Химки из Москвы, чтобы больше быть на природе, чтобы дети не болели. Ведь Химкинский лес уникален тем, что там много дубов, а это самый лучший очиститель воздуха. Помню, когда я начала баллотироваться на пост мэра Химок и одновременно на меня подали в суд, я везде ходила с детьми. В отделениях милиции я давала показания, а дети играли с тем, что было на столах. Милиционеры давали детям бумагу, карандаши.

– Как раз в этот период было совершено покушение на главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова. Вы не проецировали случившееся на себя и свою семью?

– Конечно, страшно было, когда я увидела его в реанимации похудевшим на 50 килограммов и с дыркой в голове. Но у меня сразу возникла мысль: «Этому срочно надо что-то противопоставлять, потому что человек, заказавший Бекетова, пойдёт дальше и не встретит никакого сопротивления. Всё, я баллотируюсь в мэры Химок». Я отдавала себе отчёт в том, что для людей, которые всё это сделали, человеческая жизнь – мусор, они не остановятся ни перед чем. И я решила продолжать бороться и не думать о последствиях, потому что от этого можно свихнуться. Многие тогда встали на мою сторону. Мама, муж и соседка взяли на себя заботу о детях. Выборы мэра я, конечно же, проиграла, что было вполне предсказуемо. Но я одержала моральную победу: мои противники поняли, что им есть альтернатива.

По теме

– Экологический проект под названием «Химкинский лес» постепенно сходит на нет. У вас есть другие проекты?

– Самое смешное в истории с Химкинским лесом то, что трассу Москва – Петербург, ради которой всё затевалось, до сих пор не построили и в данный момент не строят. 9 млрд бюджетных денег исчезли в неизвестном направлении. Скорее всего они уже разворованы. Химкинский лес стал для нас лабораторией протестного экологического движения. Из этой истории мы извлекли один урок: хорошо, когда на местах сильное самоуправление. Мы сейчас работаем с местными движениями, помогаем им сорганизоваться. Иногда объединяем наши усилия. Мы помогаем Одинцовской группе, которая защищает свой лес. Помогаем экологической группе в Ступине: она выступает против строительства гигантского аэропорта, который там просто не нужен. Из новых экологических проектов для нас сейчас приоритет – Байкал.

– Химкинский лес, Байкал, Чёрное море – это всё отдельные акции. Но у движения «зелёных» должна быть своя программа... Она у вас есть?

– Мы выступаем против бездумного использования природных ресурсов страны и получения за счёт этого прибыли. Если мы хотим изменить ситуацию с экологией, надо переходить от ресурсной экономики к экономике интеллектуальной. А сейчас мы, по сути, «проедаем» наследие наших детей, ничего не создаём интеллектуального и именно поэтому деградируем как нация. Беда в том, что у нас уничтожается любая интеллектуальная деятельность, и про это молчат. Вот у нас с мужем, например, небольшая инженерная фирма по обслуживанию электростанций, по защите их от помех. У меня муж – кандидат наук, математик. У него мозгов хватит на то, чтобы запускать космические корабли, а он занимается маленькой инженерией. Но он ещё счастливый человек. Я знаю людей с учёными степенями, с феноменальными мозгами, которые могли бы делать величайшие открытия, а сидят без работы. Вот такой я странный эколог – я за настоящий прогресс во всём, я борюсь за разработку новых технологий, которые одновременно позволят сохранить окружающую среду. Защита природы – благородная идея, но для нашей страны этого недостаточно.

– Как вы видите своё будущее? Вы планируете баллотироваться в Думу?

– Если это поможет делу – да, никаких проблем. Но только сделаю это я от своей партии «зелёных», которая сейчас в стадии формирования. В Думу обязательно нужно баллотироваться и проходить для того, чтобы менять существующее законодательство.

– Смогут ли «зелёные» в России стать силой, которая сплотит вокруг себя достаточное количество граждан?

– Мало кто знает, но именно моё движение – «Экологическая оборона» – провело первую крупную протестную акцию в Москве, собрав 5 тыс. человек. Это было ещё до истории с парламентскими выборами. Тогда именно мы, экологи, вывели людей на Пушкинскую площадь, для нас пел Юрий Шевчук... Я думаю, что нынешняя власть задевает каждого и таким образом будит в человеке гражданина. Кто-то после лесных пожаров задыхаться начал, кому-то вид из окна испортили, потому что местный олигарх решил что-то построить, кто-то опоздал на работу из-за того, что движение перекрыли, пропуская президентский кортеж. Кого-то, как няню моих детей, уволили из бюджетной организации за два месяца до пенсии, потому что надо было взять на её место родственника начальника. У всех по-разному. Власть, сама того не желая, способствует рождению в России гражданского общества.

– У нашей страны, наверное, главное богатство – её природные ресурсы. Соответственно их защита должна стать приоритетной задачей. Почему же «зелёные» до сих пор не представлены в парламенте?

– Прежде чем «зелёные» начали побеждать в Европе, у них было 40 лет предыстории. В Европе шли кислотные дожди, люди травились ядовитой водой из рек. Они начали выходить на улицы, устраивать пикеты, их разгоняли... Мы в России – только в начале этого пути.

– Отчаянная вы женщина, Евгения. Вам и вашей семье никто не угрожал в связи с вашими заявлениями и выступлениями?

– В прошлом году у меня пытались отнять детей. Органы опеки получили некое заявление, в котором говорилось, что я своих детишек бью, издеваюсь над ними и поэтому меня надо лишить родительских прав. В заявлении .

– Вы приехали на нашу встречу на метро. У вас есть охрана?

– У меня нет охраны. Как и всякий нормальный человек, я опасаюсь за себя и за свою семью, но выход только один: продолжать борьбу. Когда я уйду из активной политики, перестану о себе заявлять – со мной будет легче «разобраться». Поэтому обратного пути у меня, по сути, нет.

Ирина Мишина
Опубликовано:
Отредактировано: 07.05.2012 16:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх